О чем говорят подростковые теракты в Чечне?

  • Поделиться
  • | Текст

Канун самого большого мусульманского праздника Курбан-байрам в этом году был омрачен в России нападением несовершеннолетних боевиков на пункты ДПС и полицейских в городах Чечни: Шали и Грозный.

Похожие публикации

Возраст некоторых из них (самому юному было 11 лет) таков, что жители Чечни, да и России, следившие за событиями в республике, отказывались верить, что это террористы. Тем не менее, опубликованное видео на сайте агентства Амак, связанного с ИГ, с присягой Абу Бакру Аль-Багдади напавших на полицейских, подтвердило основную версию следствия о том, что они целенаправленно планировали уничтожить сотрудников чеченской полиции.

Без сомнения, теракты последних двух лет в Чечне говорят, что роль пушечного мяса, как правило, все чаще стала брать на себя молодежь. Что это? Свидетельство полного упадка ИГ на Кавказе, когда идеологи-главари воюют с помощью несовершеннолетних, или мы столкнулись с новыми, изощренными методами террористической деятельности, когда на смерть идут дети, не знающие ужасов Первой и Второй Чеченских войн? Давайте попробуем разобраться.

Как дело было

В понедельник, 20 августа, около десяти утра, двое молодых людей с ножами напали на КПП-134 в городе Шали. Двое полицейских и одна женщина получили ранения, нападавшие убиты. Примерно в это же время, в селении Мескер-юрт Шалинского района, молодой человек совершил самоподрыв, напав на ДПС-ников. Пострадавших от взрыва не было, но террорист получил ранение, был доставлен в больницу, где 22 августа скончался.

В тот же день, примерно в 10.30 в Грозном, на пересечении улиц Ханкальская и Иоанисиани, террористы на автомобиле Мерседес 190 без государственных знаков, попытались совершить подрыв автомобиля с помощью газового баллона. Однако, взорвалось только СВУ (самодельное взрывное устройство), газовый баллон не взорвался. Скрываясь от преследования, малолетние боевики во время погони за ними, совершили наезд на трех сотрудников полиции, один из которых в результате был тяжело ранен.

Также 20-го августа в социальных сетях, в частности, в Телеграмм-канале Paladin_1211, а также на сайте чеченского СМИ «Чечня сегодня» появилась информация, что в результате перестрелки с террористами погиб полицейский. Но начальник пресс-службы МВД Чечни Магомед Дениев на мой запрос, есть ли погибшие полицейские, заявил, что «из полицейских 20 августа никто не погиб».

Тем самым, в разных районах Чечни, Шалинском и Грозном, примерно в одно время, судя по всему, по предварительному сговору, скоординировано, действовали боевики, которые, используя различное вооружение: от ножей, до взрывных устройств и автомобиля, осуществили нападение на чеченских полицейских. Уже сейчас известно, что лидером группы был Магомед Мусаев, который ранее входил в террористическую группу Имрана Дацаева, ликвидированную в Чечне в начале 2017 года.

На теракты идут все более молодые

Министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации Чечни Джамбулат Умаров в интервью газете Коммерсант сокрушался, что агония террористов из Ирака и Сирии приводит к пропаганде малолетних, 10-12 летних детей, для которых разработаны специальные, упрощенные программы по вербовке. «Тех, кто старше, мы среди боевиков находим все реже и реже», - уточнил он агентству ТАСС. Следует заметить, что все нападающие были жителями Шалинского района Чечни: один 2 000-ого, двое 2001-ого года, а также 2002-ого и 2006-ого годов рождения.

Авторитетное интернет-издание Кавказский узел, в свою очередь, пишет, что с 2016 года чеченское подполье молодеет. Так, Кавказскому узлу удалось выяснить, что возраст самого старшего из десяти боевиков, убитых в ходе столкновения в Грозном 16-18 декабря 2016 года, не превышал 20 лет, а самому младшему было 17 лет. Уже в январе 2017-ого, в результате оперативных работ, проведенных чеченскими силовиками, был задержан один из лидеров боевиков, участвовавших в декабрьских столкновениях, Имран Дацаев, который при задержании бросил гранату в сторону силовиков. Дацаева взяли живым. А деятельность группы, в которую входил Дацаев, по заявлению Рамзана Кадырова, координировал находящийся в Сирии уроженец города Шали. При этом важно то, что убитый 20 августа 2018 года организатор терактов Магомед Мусаев ранее входил в группу Дацаева. Но два года назад он был освобожден в связи с малолетством, а также под заверения отца о том, что сын не будет более связываться с террористами. К сожалению, отцовское слово не помогло. Более того, парень, организовал самостоятельную террористическую ячейку, которая оказалась способна нанести удар по официальному Грозному, в результате чего пострадало пять полицейских и одна женщина, пять боевиков были убиты.

Людей, в связи с этим, волнует, почему на теракт пошли, фактически, дети. Так читатель Инстаграм-страницы novosti.kavkaza anti_kreml в комментариях к произошедшему теракту пишет «Нужно искать корень этого зла, всем родителям нужно смотреть телефоны своих детей, что и как там..» А читатель ayub___ сетует «Жалко этих детей, дали обмануть себя…»

Продолжатся ли теракты с участием подростков?

Омоложение чеченского подполья в 2015-2016 годах, о котором пишет Кавказский узел, началось, по всей вероятности, после того, как 5 декабря 2014 года глава Чечни Рамзан Кадыров, на следующий день после знакового нападения боевиков на Грозный, в результате которого погибло 11 боевиков, 14 военных и один мирный житель, заявил, что семьи боевиков, совершивших убийства, будут выдворяться из Чечни без права на возвращение, а их дома – «сноситься вместе с фундаментом».

"Я официально заявляю, что пришел конец времени, когда говорили, что родители не отвечают за поступки сыновей или дочерей. В Чечне будут отвечать! Если отец видит, что сын встал на путь террора и ваххабизма, пусть сдает его властям или остановит иными путями до того, как он прольет кровь. Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом – снесен вместе с фундаментом", – написал Кадыров в своем Instagram.

По информации Кавказского Узла, после этого заявления в Чечне неизвестные лица стали сжигать дома родственников боевиков. С декабря 2014-ого по май 2016-ого было зафиксировано 18 случаев поджога.

Многие представители гражданского общества России, особенно правозащитники, осудили решение чеченского лидера. В частности, председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина в интервью телеканалу Настоящему время сказала: «Так не может жить цивилизованный мир, это совершенно невозможно».

При этом следует отметить, что после заявления Кадырова количество жертв (погибших и раненых силовиков, боевиков и гражданских лиц) вследствие терактов в Чечне - снизилось. По данным Кавказского узла, в 2012 году в результате терактов в Чечне было 174 погибших и раненых, в 2013-м году - 101 человек, в 2014-м году - 117 человек. А после заявления Кадырова 5 декабря 2014-ого, статистика погибших и раненых существенно изменилась. В 2015 году погибших и раненых существенно меньше - 30 человек; в 2016-м году - 43 человека, в 2017 году - 50 человек. Итого, за последние три года число погибших и раненых немногим больше (123 человека за три года), чем за один год до пресловутого заявления Кадырова о коллективной ответственности родственников (117 человек в 2014 году).

То есть, можно констатировать, что на взрослых жителей Чечни, имеющих или собирающихся создать семью и понимающих, чем чреват уход в «лесные», заявление Главы республики подействовало. Очевидно, что люди, даже если они недовольны Кадыровым и прониклись идеями вооруженного джихада, трижды подумают, прежде чем встать на путь поддержки или вовсе, уйти в подполье. Особенно на фоне возможных бессудных казней, которые, как пишет Новая газета, могли происходить в Чечне в январе 2017 года.

Однако на молодежь такие методы запугивания вряд ли подействуют. Отсутствие крепких социальных связей (в том числе и собственных семей) и неокрепшая психика – идеальная среда для радикалов-вербовщиков. Отметим, что большое количество времени подростки проводят в социальных сетях, через которые до них доходят извращенные призывы к насилию, в том числе из Ирака и Сирии, где террористические группировки используют детей не только в качестве смертников, но и как палачей, о чем в одном из интервью Кавказскому узлу сообщила аналитик британского центра IHS Janes Джоанна Полищук. В свою очередь, журналист Новой газеты Елена Милашина пишет, что новый вид терроризма сейчас делает ставку на индивидуальные и непредсказуемые атаки с использованием подручных средств.

Стратегия использования всех возможных средств с целью осуществления терактов стала активно использоваться сторонниками ИГ после соответствующего призыва руководства группировки. Наглядный пример - теракты с применением холодного оружия, наездов на пешеходов и самоподрывов в Германии, Франции, Великобритании, Бельгии. Последователи ИГ используют эти методы и сейчас, как наиболее дешевые и не требующие особой подготовки. Кстати, здесь нелишне вспомнить теракт, который совершили братья Царнаевы во время Бостонского марафона в 2013-м году с использованием мультиварок, начиненных взрывчатыми веществами. И, собственно, теракт 20 августа в Чечне можно рассматривать в этом же контексте.

Но повторятся ли вновь подростковые теракты в Чечне? Вопрос сложный. Факт то, что «уход в подполье» - это не просто социальный феномен. Семнадцатилетний Магомед Мусаев, который назван организатором теракта 20 августа, был единственным сыном первого заместителя мэра Шали, Рамзана Мусаева. Очевидно, что он был из обеспеченной, по рамкам Чечни, семьи, родился в 2001 году и вряд ли мог помнить все ужасы Второй Чеченской войны, которые могли бы заставить его встать на путь войны с Кадыровым. Нет, скорее, мы имеем дело с другим феноменом, заставляющим чеченских подростков выбирать путь террора. Что это за феномен и есть ли против него противоядие, я постараюсь разобраться в следующих материалах.

Сергей Жарков

 

Комментарии