Страсти по Канжалу

  • Поделиться
  • | Текст

Каждый год, 18 сентября, когда кабардинцы празднуют годовщину победы в исторической битве при Канжале, в Кабардино-Балкарии растет межэтническое напряжение. Местные балкарцы, несогласные с кабардинской интерпретацией событий 310-летней давности, пытаются всячески воспрепятствовать празднованию памятной даты в существующем формате.

Нынешний год стал наиболее напряженным – в результате стычек повреждения получили более 40 человек, в том числе были ранены двое сотрудников Росгвардии. Несколько десятков человек были задержаны правоохранительными органами. По последней информации, под административным арестом в настоящее время остается 25 активистов.

Кенделенские волнения

18-ого сентября около 30 жителей кабардинской национальности, верхом на лошадях, собрались у балкарского села Кенделен, расположенного в горной части Кабардино-Балкарии, чтобы подняться на историческую гору Канжал и отпраздновать важную для них дату – 310-летие со дня Канжальской битвы. Однако жители Кенделена, балкарцы по национальности, восприняли появление кабардинских всадников в штыки. Балкарцы с кабардинской версией событий 310-летней давности не согласны и весьма ревностно относятся к тому, что через балкарские села стремятся пройти кабардинские всадники, облаченные в национальные черкесские костюмы и несущие адыгские (черкесские) знамена, воспринимая это как некий вызов, который якобы бросают им кабардинцы.

Канжальская битва произошла в 1708 году, когда армия Крымского хана Каплана-Гирея, при поддержке турок-османов, вторглась в пределы нынешней Кабардино-Балкарии с целью покорения местного населения и обложения его данью. В результате сражения пришельцы потерпели жестокое поражение и вынуждены были бежать с поля битвы, понеся огромные потери. Благодаря этой победе кабардинцам (черкесам) удалось сохранить независимость вплоть до прихода на Северный Кавказ русских войск и последующего присоединения Кабардино-Балкарии к России.

В районе балкарского селения Кенделен участники конного шествия были остановлены местными жителями, которые заблокировали проход через село. В результате произошли стычки между представителями двух народов, а в указанный населенный пункт в экстренном порядке прибыли силы Росгвардии.

Тем не менее около 30 всадникам удалось проследовать на место битвы в обход села по каменистой горной местности и совершить восхождение на гору Канжал, где были проведены праздничные мероприятия. Возглавил конное шествие черкесский активист, бывший заместитель министра обороны Абхазии во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов, а ныне – предприниматель-коннозаводчик Ибрагим Яганов. Изначально количество участников похода должно было быть куда больше – до двухсот человек, однако, по имеющейся информации, правоохранительные органы накануне исторической даты провели профилактическую работу с активистами и настоятельно рекомендовали им воздержаться от участия в мероприятии. В результате большая часть активистов в последний момент отказалась от своих планов.

Казалось бы, конфликт был исчерпан, так как кабардинские всадники достигли конечной точки маршрута, совершив праздничный ритуал. Поднявшиеся на Канжал всадники планировали вернуться 19 сентября, заручившись согласием балкарцев на проход через Кенделен на обратном пути. Однако, балкарцы вновь отказались их пропустить, что вызвало бурю негодования среди кабардинцев.

Масла в огонь добавила жесткая пикировка в социальных сетях, где обе стороны, не стесняясь в выражениях, обвинили друг друга в провокационном поведении. По мнению балкарцев, кабардинцы организованным походом на место Канжальской битвы преследовали цель унизить балкарский народ и обозначить свои притязания на данные земли, которые, по их мнению, являются местами традиционного проживания балкарцев. Кабардинцы же болезненно отреагировали на заявления балкарской молодежи, что без поддержки силовиков кабардинцы побоялись бы организованно прийти в Кенделен.

19 сентября несколько сотен представителей кабардинской молодежи прибыли к расположенному на пути к Кенделену кабардинскому селению Заюково, где путь им преградили спецподразделения Росгвардии. Кабардинские активисты были полны решимости войти в Кенделен и обеспечить свободный выход всадникам, потребовав у местных жителей не чинить им препятствия. Заблокировавшие проход через село силовики были вынуждены открыть огонь в воздух и применить дубинки и слезоточивый газ. В ответ активисты забросали силовиков камнями.

Аналогичные столкновения произошли в тот же день у поста ДПС «Баксан», расположенный у самого въезда в Баксанское ущелье. В результате 45 активистов получили травмы различной тяжести и вынуждены были обратиться за помощью в медучреждения. Пострадали также два силовика, получившие серьезные телесные повреждения. Там же, у селения Заюково и поста ДПС «Баксан», правоохранителями были проведены массовые задержания активистов из числа кабардинской молодежи. По данным активистов, до 120 задержанных были перевезены в изоляторы временного содержания. Позднее большая часть была отпущена, однако несколько десятков человек оставили под стражей за совершение административных правонарушений.

На 19 сентября ситуация в КБР оставалась крайне напряженной. В республику были введены дополнительные силы полиции и Росгвардии из Карачаево-Черкесии, Чечни, Ингушетии и Северной Осетии. Вечером 19 сентября в Нальчике, на площади перед президентским дворцом, представители кабардинской общественности провели несанкционированный митинг. Собравшиеся с адыгскими (черкесскими) флагами потребовали от Главы республики разобраться с инцидентом, произошедшим в селении Кенделен. Вышедший к митингующим министр по взаимодействию с институтами гражданского общества и делам национальностей КБР Анзор Курашинов обсудил с ними сложившуюся ситуацию, после чего активисты покинули площадь. Тем не менее, по некоторым данным, полицией на митинге были задержаны на несколько часов как минимум три активиста, один из которых – историк Тимур Алоев.

На следующий день, 20 сентября, когда в республике отмечался «День адыгов», были опасения, что празднования перерастут в массовые акции протеста, связанные с событиями у Кенделена, который на тот момент оставался заблокированным силовиками. Однако благодаря усилиям правоохранительных органов республики, совместно с подразделениями, прибывшими из соседних регионов СКФО, серьезных эксцессов удалось предотвратить.

Чем недовольны балкарцы?

Если недовольство кабардинцев в сложившейся ситуации вызвано нежеланием балкарцев пропускать санкционированный властями конный марш, то претензии балкарцев гораздо более обширны и, отчасти, связаны с историческим прошлым. Во-первых, балкарцы недовольны, что кабардинские активисты стремятся пройти через балкарское село лишь с адыгскими (черкесскими) флагами, что, по их мнению, является попыткой унизить балкарское население и продемонстрировать верховенство и значимость адыгского этноса.

Во-вторых, балкарцы не согласны с версией, что в битве при Канжале против войск Каплана-Гирея сражались только кабардинцы, утверждая, что с ними плечом к плечу сражались, в том числе, и балкарские отряды. В-третьих, балкарское население Баксанского ущелья опасается, что, отмечая победу на Капланом Гиреем без них, кабардинцы могут впоследствии претендовать на земли, расположенные вокруг горы Канжал, как исторически принадлежащие кабардинцам.

Взаимные претензии, связанные с теми или иными историческими событиями, в том числе вокруг Канжальской битвы, существуют между кабардинцами и балкарцами издавна. Масла в огонь подливает историческая мифология как кабардинцев, так и балкарцев, превозносящая роль и заслуги одного этноса за счет принижения второго. Кроме того, балкарцы считают кабардинцев пришлым народом, а те, в свою очередь, отказываются считать балкарцев потомками алан, к коим с гордостью относят себя последние. Балкарцы также считают, что их реабилитация, как репрессированного народа, в полном объеме по сей день не состоялась. А после их депортации в Среднюю Азию в 1944 году, их имущество было незаконно присвоено местными кабардинцами, к которым вдобавок якобы отошла часть земель, исконно принадлежащая балкарцам.

Градус напряжения растет

Напряженность между двумя народами, связанная с празднованием годовщины Канжальской битвы, возникает, практически, каждый год. Но нынешнюю ситуацию, по своим масштабам, можно сравнить с событиями 2008 года, когда отмечалась круглая дата – 300-летие победы черкесов в Канжальской битве.

Тогда, как и сейчас, в событиях у селения Кенделен приняло участие большое количество представителей обоих народов и местным властям, не без помощи силовиков, пришлось приложить значительные усилия для предотвращения кровопролитного конфликта. Однако нынешний межнациональный кризис выглядит куда более масштабным и резонансным, нежели тот – 10-летней давности. В отличие от событий 2008-ого, в этом году силовикам не удалось предотвратить жесткого сценария развития событий и это, безусловно, настораживает.

Конфликт, связанный с празднованием Канжальской битвы, свидетельствует о том, что во взаимоотношениях двух государствообразующих народов Кабардино-Балкарии нет должного согласия. Это, несомненно, является упущением в работе соответствующих федеральных и республиканских структур. На фоне высокого уровня безработицы в республике и снижения уровня жизни все конфликты, в том числе и не имеющие национальную окраску, воспринимаются особенно остро. Это касается, в частности, молодежи, которая наиболее подвержена манипуляциям силами извне, заинтересованными в эскалации межэтнического напряжения. Для недопущения в будущем очередного витка межэтнического напряжения местным властям необходимо начать просветительскую работу среди молодежи по изучению истории и культуры как кабардинцев, так и балкарцев и в будущем отмечать празднование Канжальской битвы совместно с балкарцами.

Григорий Мануилов

 

Историческая справка:

Два народа, объединенные в одно государственное образование в 20-ых годах прошлого века, не являются родственными друг другу. Кабардинцы являются одним из народов, составляющих единый адыгский этнос, именуемый также черкесами. В него также входят ныне разделенные на несколько национальностей черкесы КЧР, проживающие в Адыгее адыгейцы, шапсуги Краснодарского края, а также насчитывающая около 8 миллионов человек черкесская диаспора Ближнего Востока. Родственными для черкесов народами являются проживающие в Карачаево-Черкесии абазины, а также абхазы.

Балкарцы – тюркоязычный народ, родственный проживающим по другую сторону горы Эльбрус карачаевцам, а также другим тюркоязычным народам России и зарубежья.

Помимо Нальчика и прилегающих к нему крупных населенных пунктов - Хасаньи и Белой речки, балкарцы проживают, в основном, в горной местности, считая горную территорию КБР своей исторической родиной и, соответственно, своей, балкарской землей. Численный расклад двух этносов Кабардино-Балкарской республики явно на стороне кабардинцев: согласно переписи населения 2010 года, кабардинцы составляют 57,2% населения КБР, балкарцы – 12,7%.

Комментарии