Смогут ли армейские идеи Шойгу поднять патриотизм у школьников Адыгеи

  • Поделиться
  • | Текст

На смену популярному в советские времена термину «юннаты» пришло новое, овеянное легендами армейского братства и льющихся с экранов телевизоров призывов о незабвенной и немного с кулаками любви к родине - «Юнармия».

В Майкопе улица Юннатов ещё существует, улицы «Юнармии» пока что нет, но, судя по тому, какими темпами вот уже два года развивается, (точнее, развивают), молодёжное движение, скоро «имени…» будут и улицы, и площади. Именно поэтому скептицизм многих по поводу «Юнармии» связан не с идеями движения, а с тем, как оно внедряется в общественную жизнь в небольшой и совсем немолодой республике, где каждый четвёртый житель – пенсионер.

Клубы – в движение

В самой идее «Юнармии» – всероссийского военно-патриотического молодёжного движения, ничего предосудительного нет – в стране, где срочная служба остаётся конституционным долгом, подготовка будущих защитников Отечества к годичному пребыванию в Вооружённых Силах должна восприниматься как должное. Правда, официально цель «Юнармии» состоит в воспитании «профессиональных защитников Отечества», то есть, будущих офицеров и контрактников (как минимум). Тем более что инициатива создания молодёжного движения принадлежит непосредственно министру обороны РФ Сергею Шойгу.

Чтобы сгладить этот излишне военизированный для общественного движения приоритет, в целях «Юнармии», которую, между прочим, создали в рамках Всероссийского движения школьников, обозначили ещё и «воспитание настоящих патриотов родной страны».

В Адыгее инициатором создания регионального движения «Юнармия» выступил военный комиссариат, а учредителями – республиканский совет ветеранов и ДОСААФ. Как водится, первым и третьим инициативу спустили сверху, а совет ветеранов, зная энергичность пожилых общественников-отставников, ввели в состав учредителей.

Начальником штаба «Юнармии» в Адыгее назначили директора Молодёжного координационного центра (МКЦ) Владислава Новарчука, который много лет возглавляет военно-патриотический клуб «Новобранец». За несколько лет через этот клуб прошли 5 тысяч подростков, занимавшихся в нём военно-прикладным видом спорта. Сейчас многие из них работают в правоохранительных органах и частных охранных структурах.

В ноябре 2016 года в интервью газете «Советская Адыгея» Новарчук заявил, что «Юнармия» «подхватывает знамя воспитания детей».

«Мы должны восполнить пробелы в воспитании, которые случились после развала СССР, когда во главу угла стала нажива. Задачи движения гораздо более обширны, чем просто физическая подготовка парней к службе в армии. Всеми возможными способами мы должны поднять общенациональное патриотическое самосознание молодёжи», - сказал тогда Новарчук.

Каким боком «Юнармия», сам корень слова которого напрямую связан с вооружёнными силами, может повлиять на патриотическое самосознание, не совсем понятно. Как и непонятно, почему «Юнармию» стали называть преемником пионерии и комсомола. Известно, что в Адыгее костяк движения составляют участники майкопских военно-патриотических клубов – «Новобранец», «Гвардеец», «Витязь», «Вертикаль». Многие из этих клубов работают под эгидой силовых структур – управлений служб судебных приставов или исполнения наказаний, связь которых с пионерией и комсомолом никак не прослеживается.

«Ребят здесь действительно готовят к службе. Они занимаются военно-прикладным спортом, единоборствами, участвуют в соревнованиях. Но стремление объединить их всех в одно общественное движение, как мне кажется, отобьёт у многих желание стать курсантом. Молодёжь не любит глобализации. Они начинают чувствовать себя не единицей силы, а винтиком в большом механизме», - считает психолог Александр Нефёдов.

Впрочем, есть и другое мнение – молодые люди, занимающиеся в таких клубах, непременно свяжут свою жизнь с армией или правоохранительными органами. Правда, если бы все юноши, прошедшие через тот же «Новобранец», стали под козырёк, то в Майкопе, с его 150-тысячным населением, можно было бы сформировать дивизию.

Между тем, руководители клубов, подчиняющиеся начальникам служб, отправили своих курсантов пополнять ряды нового военно-патриотического движения. Потому что надо.

«В своё время в школах изучали НВП (начальная военная подготовка - прим. ред.). Будешь военным или не будешь, мальчик или девочка - неважно. Основы знали все, и автомат умели разбирать-собирать все. Систему разрушили, теперь пытаются восстановить заново, хотя разрыв между поколениями уже есть – многие молодые родители понятия не имеют, что в школах играли в «Зарницу» и зачем это вообще, если есть пейнтбол. Не знаю, к чему эти попытки объединить молодых ребят в новое движение. Лучше бы открывали суворовские училища и кадетские корпуса», - говорит подполковник в отставке, педагог Лев Викторов.

Московский контроль

Маховик создания «Юнармии» раскрутился довольно быстро – приказы сверху не обсуждаются. Теперь развитие молодёжного военно-патриотического движения входит в повестки дня обсуждения злободневных вопросов на уровне совещаний министра обороны с главами субъектов.

В начала ноября официальный сайт Республики Адыгея вынес на главную страницу громкий заголовок: «Министр обороны РФ дал высокую оценку взаимодействию с руководством Адыгеи по решению совместных задач». Среди совместных задач, как выяснилось, оказались не только обеспечение военных жильём и предоставление мест в детских садах, но и развитие «Юнармии» в регионе. Судя по тому, что отчёт о том, как власть активно развивает военно-патриотическое движение, занял более половины всего текста, можно сделать вывод о приоритетах «совместных задач».

«Работа по патриотическому воспитанию молодёжи в Адыгее носит системный характер и активно проводится в тесном взаимодействии с Южным военным округом. Мы понимаем уровень ответственности в выполнении задач, которые поставлены главнокомандующим страны, поэтому приложим все усилия для их решения», - заявил глава Адыгеи Мурат Кумпилов, которому выпало первым из глав регионов отчитаться перед Шойгу.

Выступил показательно – и патриотизм отметил, и Южный военный округ, свою ответственность подчеркнул, и не забыл про главнокомандующего. На это министр ответил, что в целом доволен ситуацией в республике, подчеркнув важность перспектив юнармейского движения, «ведь именно его участники являются основными проводниками армейских идей в учебных заведениях».

По словам бывшего политрука одной из воинских частей, дислоцирующихся в Майкопе, а ныне занимающегося с ребятами в одном из военно-патриотических клубов, попросившего остаться неназванным, желающих служить сегодня более чем достаточно. Даже в небольшой Адыгее, которая в каждый призыв отправляет под ружьё 500-700 рекрутов.

«Без службы в армии сегодня не попадёшь ни в полицию, ни в МЧС. Связать свою жизнь с вооружёнными силами тоже хотят многие – военным сегодня прилично платят, в армии серьёзный соцпакет. Поэтому проводить армейские идеи в школах, на мой взгляд, просто не имеет смысла – конкурс в военные училища и без того велик. А вот к НВП или основам безопасности стоило бы вернуться. Это если брать что-то хорошее из прошлого», - говорит он.

Присяга братству

Сегодня в Адыгее сформированы 36 юнармейских отрядов, которые насчитывают около 1500 человек. Развитию молодёжного движения придают не только масштаб, но и пафос торжественности и причастности. Естественно, что на все подобные мероприятия приглашают ведущие СМИ.

7 ноября – в День воинской славы в честь Московского военного парада 1941 года, посвящение юнармейцев прошло в торжественной обстановке в майкопском Доме культуры «Гигант». Все 12 школьников поклялись «всегда быть верным своему Отечеству и юнармейскому братству». Вот что было сказано по этому поводу в сюжете ГТРК «Адыгея»: «Новые члены юнармейского братства, наравне со своими сверстниками, теперь будут ходить в походы, вести работу по сохранению мемориалов и памятников, заниматься волонтёрской деятельностью». О будущих армейских буднях с шашкой наперевес – ни слова.

В этом же году, в день 75-летия освобождения Майкопа от немецко-фашистских захватчиков, в ряды юнармейцев приняли 75 школьников и членов военно-патриотических объединений города, приурочив число молодых патриотов к юбилейной дате. Почему не больше или меньше? Значит, кто-то не попал в «Юнармию» просто из-за ограниченного числа мест к этой памятной дате, либо наоборот – кого-то притянули за уши для ровной юбилейной цифры.

Посвящение в юнармейцы стали проводить в период призывных кампаний. Причём, на последнем Дне призывника, который традиционно организуют для старшеклассников на территории мотострелковой дивизии в Майкопе, главным событием стали не проводы в армию нескольких новобранцев и даже не показательные выступления сотрудников Росгвардии, а именно принятие в ряды юнармейцев очередной партии школьников.

На том же ноябрьском совещании с министром обороны, глава Адыгеи заявил не только о растущей популярности движения, в которое в 2018 году вступило более 500 человек, но и о двукратном увеличении объёма выделяемых на развитие юнармейского движения средств. Конкретная сумма, правда, не называется.

«Я не знаю, что мешает молодым ребятам заниматься волонтёрством, ходить в походы и сохранять памятники без всякого общественного движения. Мы в нашем клубе, да и в других подобных, делаем это много лет. Те, кто действительно хочет стать военным, приходят к нам по зову сердца. Разговоры о том, что «Юнармия» поможет вернуть здоровье нации, тоже несерьёзны. Проще заниматься с мячом на площадке, чем в военных ботинках на сборах. Попытка создать какой-то новый комсомол, да и то, как это делается, лично меня возвращает в советские времена. И я не могу объяснить школьникам, вперёд ли идёт страна или возвращается к старому», - говорит пожелавший остаться неназванным экс-политрук.

Пока в республике куют очередную команду молодых патриотов, ребята идут служить по спущенному из Южного военного округа плану. Весной 2018 года, к примеру, в ряды Вооружённых сил России призвали 600 новобранцев из Адыгеи. Осенью под ружьё станут 730. По данным республиканского военного комиссариата, более 70 призывников по-прежнему остаются в длительном розыске. Впрочем, таких и «Юнармия» вряд ли спасёт.

Сами школьники в ответ на вопрос нужна ли им «Юнармия», просто улыбаются и продолжают смотреть в гаджеты. Для большинства из них армия – это популярные «танчики». Попасть в число призывников хотят далеко не все. Даже год службы многих пугает. Но стоит кому-то заикнуться о желании стать военным – и первая присяга (пока в качестве юнармейца) уже на носу.

Кстати, на федеральном сайте общественного молодёжного движения «Юнармия» свою рекламу разместил Сбербанк. Точнее, обозначил себя партнёром движения, в котором большинству участников вход в финансовые учреждения в силу возраста ещё заказан. Появление фирменного зелёно-белого логотипа банка на красноармейских оттенках главной страницы говорят о том, что патриотизму без денег никак не обойтись. А глава оборонного ведомства должен знать, кто в будущем поможет защитникам Отечества. Как минимум кредитами и ипотекой.

Руслан Романов

Комментарии