Чеченская нефть и нефтеперерабатывающий прицел

  • Поделиться
  • | Текст

18 сентября Владимир Путин подписал указ о передаче в собственность Чечни 100% акций компании ОАО Чеченнефтехимпром. Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров назвал этот указ важным для экономики региона. Действительно ли это так, или передача акций нефтехимического предприятия имеет больше политический, чем экономический характер?

Мал золотник да дорог

Открытое акционерное общество Чеченнефтехимпром является правопреемником ФГУПа с тем же названием и было образовано на его основе в 2011-ом году. Учредителем компании является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом с уставным капиталом почти в 2 миллиарда рублей (30 млн. дол. США). Вместе с компанией, активы которой ранее принадлежали Роснефти, чеченцы под свой контроль получили около двух тысяч земельных участков общей площадью 7 740 га и более 1 100 нефтяных скважин, а также два небольших нефтеперерабатывающих завода и 500 км трубопроводов. Однако насколько скважины, из которых только около 200 действующие – рентабельны?

Нефть добывается в республике уже более ста лет и пик добычи пришелся на 1970-ые годы, когда из чеченской земли выкачивалось до 20 млн. тонн черного золота в год. Уже в 1993-ем, в период правления Джохара Дудаева, добыча нефти сократилась до 2,5 млн. тонн в год, а в 2014 году было добыто не более 500 000 тонн нефти.

По некоторым данным, извлекаемые запасы нефти в Чечне сейчас невысоки и составляют не более 30-35 млн. тонн. Это немногим больше, чем в соседнем Дагестане с его запасами 25 млн. тонн. Анализ бухгалтерской отчетности Чеченнефтехимпром показывает, что ее выручка в 2013-ем году составила 76 тысяч рублей (1 500 дол. США), а в 2014 году и того меньше - 13 тысяч рублей (200 долларов США). При том что, как пишет Коммерсант, основную выручку компании составляют средства от аренды своих активов.

Основной арендатор, компания Грознефтегаз, арендует 2 860 единиц имущества по добыче и транспортировке нефти. Налицо явный перекос в числе арендованных единиц имущества (пусть даже и за 2014 год, за более поздние годы открытых данных нет) и выручки. И хотя это само по себе интересно, но важнее другое. Чеченнефтехимпром явно не «голубая» фишка на рынке.

Гораздо более интересной в финансовом отношении является другая нефтяная компания, которая занимается добычей нефти в республике. Это ОАО Грознефтегаз, 51% акций которой принадлежит Роснефти. В 2016 году выручка компании составила более чем 3,7 млрд. рублей (57 млн. дол. США). Но эти деньги - капля в море по сравнению с годовым бюджетом Чеченской республики, который в 2016 году составил 72 млрд. рублей (1 млрд. 115 млн. дол. США), из которых более 56 миллиардов (861 млн. дол. США), по данным Росстата – это безвозмездные поступления из Москвы.

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич в интервью Росбалту отмечает, что более 84% доходов Чечни – это трансферы, подчеркивая, что такая небольшая региональная компания, как Чеченнефтехимпром, больших поступлений в бюджет Чечни не обеспечит. Тогда в чем привлекательность этой нефтяной компании для Кадырова?

Сечин VS Кадыров

Руководство ЧР добивалось передачи под свой контроль чеченской нефти с окончания активной военной фазы Второй Чеченской войны. Тогда как и сейчас добычей, переработкой и транспортировкой углеводородов в республике занимались две компании: Грознефтегаз и Чеченнефтехимпром. До 2007 года руководство Чечни стремилось получить контроль над ними различными способами, в том числе смещением директоров компаний, арестом активов и т.п. Для снятия ареста с имущества компаний, контролируемых Роснефтью, приходилось вмешиваться Генпрокуратуре. Однако в середине 2007-ого Роснефть перешла в контрнаступление, заявив, что будет строить современный нефтеперерабатывающий завод (напомню, знаменитый Грозненский НПЗ, построенный еще в советские времена, был разрушен во время Второй Чеченской Кампании) мощностью переработки 1 млн. тонн в год, но не в Чечне, а на территории Кабардино-Балкарии. Это решение застало чеченцев врасплох. Повлиять на Сечина, курировавшего нефтянку, чеченцы тогда еще не могли, и дело спасла президентская рокировка 2008 года. Новый президент России Дмитрий Медведев, известный давними неприязненными отношениями с Игорем Сечиным, поручил Роснефти построить НПЗ в Чечне. Однако затем последовал кризис 2008 года. Строительство завода, под который уже была выделена земля и на одни только согласования израсходованы колоссальные средства, было заморожено. НПЗ не построен до сих пор.

В 2015-ом году Рамзан Кадыров вновь стал добиваться передачи нефтяных активов в свои руки. Но время было явно неподходящее – в России в это время затевалась грандиозная приватизация и разбазаривать федеральные активы, которые можно было продать, явно не входило в планы главного лоббиста повторной приватизации, тогдашнего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Всем известно, чем закончилась карьера Улюкаева, который сейчас работает библиотекарем в колонии №1 в Тверской области. А Кадыров в 2016 году обвинил Улюкаева в том, что именно он тормозил передачу Чеченнефтехимпром Чеченской Республике, одобренную Владимиром Путиным.

В итоге в 2017 году Сечин (а, по мнению некоторых журналистов, именно он тормозил передачу нефтяных активов чеченской стороне) заявил, что готов продать Грозному Грознефтегаз за 12,5 млрд рублей (192 млн. дол. США). В ответ Рамзан Кадыров напрямую раскритиковал всемогущего главу Роснефти Игоря Сечина заявив, что компания «не хочет смотреть на Чечню с открытыми глазами». «Сечин пришел в бизнес из большой политики и мог бы посмотреть на Чеченскую республику как на послевоенный регион, который только строит свою экономику», - заявил Кадыров, пообещав добиваться справедливости для своей республики.

Сечин не замедлил с ответом: некий источник, близкий к руководству Роснефти, сообщил Financial Times, что после заявлений Кадырова возникла необходимость «проверить, существует ли связь с Чечней у террориста, взорвавшего 3 апреля бомбу в метро Петербурга».

Однако, уже 12 апреля Сечин и Кадыров опубликовали опровержение статьи британских журналистов, заявив, что их «связывают многолетние и многосторонние уважительные деловые и человеческие отношения», пригрозив FT подать на них в суд. Самые могущественные после Путина люди в России помирились. А в сентябре этого года Путин подписал указ о передаче Чеченнефтихимпрома Чеченской республике. Кадыров получил, что хотел.

Чеченский нефтеперерабатывающий завод

Журналисты CompromatWiki в своем расследовании «Как Кадыров убирает «Роснефть» из Чечни в противостоянии Кадыров и Сечина не видят «ни грамма экономики», считая, что главная цель Главы республики – устранить любые конкурирующие с ним центры власти в Чечне, коим до последнего, через контроль чеченской нефти, оставался гендиректор Роснефти Игорь Сечин. Директор Фонда экономического развития Сергей Пикин соглашается с мыслью, что передача Чеченнефтехимпрома Чечне – победа Кадыров, но, в то ж время, отмечает, что сам Сечин не был против такого исхода.

Очевидно, что договоренность по Чеченнефтехимпрому между Кадыровым и Сечиным была достигнута после того, как Глава Чечни отказался от идеи строительства Роснефтью на территории Чечни нефтеперерабатывающего завода, которого он добивался на протяжении многих лет. Было решено, что с Роснефти будет снято обязательство по строительству НПЗ в Чечне, и компания начнет инвестировать в социальную инфраструктуру региона.

Но вряд ли Кадыров окончательно отказался от идеи строительства нефтеперерабатывающего завода в республике. Чеченского лидера можно упрекнуть в чем угодно: авторитарности, и жестокости, но только не в недальновидности. Да, извлекаемые запасы нефти в республике уже невысоки, но рядом есть нефтепровод Баку-Новороссийск, по которому ежегодно перекачивается несколько миллионов тонн нефти, а продавить решение о покупке этой нефти для своего НПЗ, очевидно, будет для Кадырова хоть и нелегкой, но решаемой задачей.

Но на какие средства строить завод? По предварительным оценкам Роснефти, его стоимость составит более чем 70 млрд. рублей (более 1 млрд. дол. США). Всему свое время. Три года назад Кадыров подыскал потенциальных инвесторов из Южной Кореи для строительства на землях Чеченнефтехимпрома завода по производству литий-ионных аккумуляторов. Будет ли построен этот завод, пока неясно.

Логично предположить, что Кадыров, который имеет сильнейшие лоббистские возможности в Кремле, получив в управление нефтяную компанию, сможет добиться подвоза в Чечню близлежащей азербайджанской нефти. Тем более, что логистика для этого есть – трубопровод имеется. Остается только найти инвестора на строительство современного нефтеперерабатывающего завода.

Глава Чечни имеет хорошие связи в странах Персидского залива, есть еще китайские инвесторы, которые спят и видят, куда бы вложить свои средства и вкладывают деньги, в том числе, в тоталитарные африканские режимы. Так почему бы не вложить в Чечню, которая теперь уже имеет и скважины, и нефтепроводы, и активы? Тем более, что о поиске ближневосточных или китайских инвесторов говорит и сам Кадыров. Можно прогнозировать, что в течение ближайшего времени в Чечне появится новый серьезный инвестор в республиканскую нефтянку, а, в конечном счете, через три-четыре года будет построен гораздо более прибыльный и выгодный для чеченской экономики нефтеперерабатывающий завод.

Сергей Жарков

Комментарии