Tyler Higbee Jersey  Удастся ли на Северном Кавказе создать кластер горнолыжного туризма?

Удастся ли на Северном Кавказе создать кластер горнолыжного туризма?

  • Поделиться
  • | Текст

Есть модное слово «кластер», которое в переводе с английского означает «гроздь» или «скопление». Субъекты, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, а это Кабардино-Балкария, Чечня, Ингушетия, Дагестан, Карачаево-Черкессия, Северная Осетия и Ставропольский край, единодушны в своем желании иметь конкурентоспособные горнолыжные комплексы.

 

Для каждой республики важно позиционировать себя, как территорию активного туризма, исходя из того, что это не только имидж, но и перспектива получения приличных экономических дивидендов. Сначала регион работает на свою репутацию, а потом репутация будет работать на благосостояние его жителей. Одним словом, есть прагматичная цель, которая серьезно поддерживается федеральными властями, о чем свидетельствует недавно размещенный в открытом доступе проект Стратегии развития туризма на Северном Кавказе до 2035 года, разработанный специалистами министерства РФ по делам Северного Кавказа с привлечением научного и экспертного сообщества.

 

Согласно представленным в этом документе данным, на территории округа в настоящее время действуют девять горнолыжных комплексов, 68 подъемников и 108 горнолыжных трасс, общая протяженность которых составляет около 185 км. Горнолыжными комплексами являются: «Чиндирчеро» в Дагестане, «Армхи» в Ингушетии, «Эльбрус» и «Чегет» в КБР, «Домбай» и «Архыз» в КЧР, «Цей» в РСО, «Ведучи» в Чечне и «Сосновый рай» в Ставропольском крае. 

Существующие девять объектов следует рассматривать в качестве основного плацдарма для поэтапного создания горнолыжного кластера на Северном Кавказе. Если говорить в количественном плане, то предстоит в максимальной степени использовать природный потенциал долины Архыз КЧР и территории в непосредственной близости от горы Эльбрус в КБР. Также нужно отметить значительные горно-рекреационные возможности Мамисонского ущелья в Северной Осетии и курорта Матлас в Дагестане. Поэтому актуальным является создание еще четырех новых горнолыжных комплексов, причем по самым передовым технологиям и тенденциям в этом направлении.

Сосредоточение такого количества горнолыжных комплексов на относительно небольшой площади обещает быть действенным фактором привлечения туристов с точки зрения географии. Ведь расстояние между курортами «Цей» и «Архыз» составляет около 450 км – светового дня вполне достаточно, чтобы его преодолеть, и к услугам автомобилистов две федеральные трассы М29 «Кавказ» и Транскавказская магистраль (Транскам).

При осуществлении намеченных планов горнолыжные комплексы по своему расположению на карте Северного Кавказа действительно будут напоминать «гроздь» – приятно осознавать логичность и обоснованность такого замысла, но этого явно недостаточно для того, чтобы заострить внимание туристов и спортсменов из российских регионов. Ведь не секрет, что многочисленные горнолыжники из России хорошо осведомлены об уровне сервиса на австрийских, швейцарских, итальянских и французских курортах. Кстати, есть еще один серьезный фактор, связанный с тем, что последние три-четыре года немалая часть россиян активно осваивает новое направление – Грузию, где свои позиции среди любителей зимних видов отдыха из года в год укрепляет курорт Гудаури. И за перениманием опыта в части приобретения такой популярности далеко ехать не придется.

Кластер предполагает не только увеличение количества объектов горнолыжного характера, но и мощное скопление туристов. Поэтому следует, в первую очередь, нацеливаться на значительное увеличение средств коллективного размещения – нужна реконструкция имеющихся гостиниц, необходимо строить новые комфортабельные отели для их соответствия требованиям международной квалификации и, как минимум, это должны быть «четыре звезды». Как свидетельствуют данные, приведенные в проекте Стратегии, в настоящее время на Северном Кавказе общее число мест в коллективных средствах размещения составляет 78 тысяч, через шесть поставлена задача довести это количество до 99 тысяч, к 2030 году – 157 тысяч и 277 тысяч - в 2035 году. Более чем трехкратный рост в ближайшие 15 лет – задача, как амбициозная, так и масштабная.

Горнолыжные трассы внушительной протяженности и с хорошим перепадом высот – это как стартовая позиция курорта, но ее нужно закреплять эффективной инфраструктурой. Такова аксиома, проверенная практикой. У северо-кавказских курортов есть одна особенность, обусловленная тем, что зимой в горах, как известно, темнеет рано. И после того, как прекращается катание на трассах, курорт должен целиком и полностью отвечать запросам оздоровительного и семейного отдыха. Для их качественного удовлетворения нужны сеть спортивных клубов, тематические пространства, зоны активного отдыха, пункты проката автотранспорта, центры торговли, услуг и развлечений, предприятия общественного питания.

При современном уровне конкуренции в спортивно-досуговом и оздоровительном сегменте, предпочтение отдается курорту, работающему не только зимой, а круглый год. И здесь у северо-кавказских курортов проблем возникнуть не должно. Есть уникальные памятники природы, в республиках насчитывается большое количество объектов историческо-культурного наследия федерального и регионального значения. Разработан перечень классифицированных туристских спортивных маршрутов и естественных препятствий, включающий 9 пешеходных маршрутов, 89 горных маршрутов, 75 водных маршрутов, 11 велосипедных маршрутов и 8 спелеомаршрутов – все это будет востребовано для тех, кто намерен посетить Северный Кавказ преимущественно в летнее время.

И самое главное в плане летнего отдыха и настоящего оздоровления – это бальнеология в виде источников лечебных и целительных вод. Без преувеличения можно сказать, что еще с советских времен у каждого региона сложился свой узнаваемый бренд. В частности, в Кабардино-Балкарии значимым лечебным эффектом обладают долинская термальная, белореченская термальная и белореченская сульфидная минеральные воды. Курорт Теберда в Карачаево-Черкессии располагает источниками углекислых гидрокарбонатно-хлоридных, натриево-кальциевых минеральных вод. Бальнеологическая составляющая будущего всесезонного горнолыжного комплекса «Мамисон» представлена такими источниками, как «Тиб-1» и «Тиб-2». В Чеченской Республике находится бальнеологический курорт Серноводск, на территории которого расположены девять источников минеральных вод различного состава.

Каковы сдерживающие факторы в деле формирования устойчивого кластера? Эффективность, как действующего, так и находящегося в стадии создания курорта определяется его экономическим базисом, а это одновременно основа и перспектива работы на десятилетия вперед. Несмотря на то, что объём туристских услуг, оказанных в Северо-Кавказском федеральном округе, ежегодно растет, ситуацию трудно назвать удовлетворительной. Согласно данным упомянутой Стратегии, на одного жителя Северного Кавказа приходится 528,3 рубля оказанных туристских услуг, а в Российской Федерации данный показатель в среднем составляет 985 рублей на человека. Разница очевидна, и компенсировать ее можно только за счет поэтапного создания объектов, о которых выше говорилось – это гостиницы, кемпинги, предприятия питания, пункты проката транспорта, центры торговли, услуг и развлечений. Иного способа, направленного на формирование новых рабочих мест, и достижения положительных финансово-экономических показателей не существует. Кроме того, если регион способен организовать бесперебойные поставки экологически чистой продукции, а это молоко, мясо, овощи и фрукты, выращиваемые фермерами в непосредственной близости от места нахождения туристов, то это еще один позитивный момент в части продвижения курорта.

Однако, государство не может и, в силу действующего законодательства, не должно вкладывать бюджетные средства в такие объекты – здесь должен быть задействован исключительно частный капитал, а роль власти заключается в формировании благоприятного климата для вложений. Федеральные власти изыскали наиболее выгодный с точки зрения практики вариант – это особые экономические зоны, которые предоставляют преференции инвесторам.

Общее управление особыми экономическими зонами, объединенными в туристический кластер в Северо-Кавказском федеральном округе, осуществляет Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа. При этом управляющей компанией в лице акционерного общества «Курорты Северного Кавказа» обеспечивается создание и эксплуатация объектов инфраструктуры и иных сооружений, предназначенных для обеспечения функционирования особых экономических зон.

В настоящее время режим действия особой экономической зоны распространяется на территории муниципальных районов, где планируется развивать всесезонные туристические комплексы – это «Архыз» в Карачаево-Черкессии, «Ведучи» в Чеченской Республики, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии, «Армхи» и «Цори» в Ингушетии, и «Матлас» в Дагестане. Что касается «Мамисона», то, как сообщил на состоявшемся 27 сентября заседании республиканского парламента министр экономического развития Северной Осетии Казбек Томаев, предприняты все действия для того, чтобы площадка будущего курорта приобрела статус особой экономической зоны.

Проблема транспортной доступности курорта является решаемой, но при условии крупных государственных вложений. Дело в том, что дорога, ведущая к горнолыжному комплексу, разительно отличается от той же федеральной трассы М-29 «Кавказ», проходящей по территории северо-кавказских республик. В горах фактически невозможно построить широкую трассу, где автомобили могли бы двигаться по двум полосам во встречных направлениях. К примеру, ширина дороги на «Мамисон» составляет 7 метров, ее протяженность - 18 км, и для прокладки еще шесть лет назад были возведены 15 мостов через реки и протоки. Финансовые средства, вложенные в этот инфраструктурный объект, исчислялись суммой 1,7 млрд. рублей. Обустройство придорожной полосы потребовало большого объема работ – пришлось возводить 470 искусственных сооружений, благодаря которым стало возможным избежать подмыва и разрушения дорожного полотна. Важно также, чтобы твердое покрытие смогло выдержать перепад зимних и летних температур, а здесь разница не менее 50-55 градусов Цельсия. Все это ведет к удорожанию проекта, и по сравнению с дорогой на равнине один километр в горах обходится государственному бюджету в два, а то и в три раза дороже.  

В функционировании курорта нет мелочей, но, казалось бы, такой житейский вопрос, как бытовой мусор, решать непросто, но нужно. Для гостиницы на 300 мест усредненный весовой показатель отходов составляет не менее одной тонны в день или три кубометра. Но вряд ли с точки зрения эстетики и соблюдения санитарно-гигиенических норм позволительно оставлять недельный объем мусора в виде двух, а то и трех десятков контейнеров даже на специально оборудованной площадке. При таком подходе должна четко сработать территориальная схема обращения с бытовыми отходами: согласно законодательству, в каждой республике уже с 1 мая действует региональный оператор в сфере обращения с отходами, и потому транспортировка мусора с курортов должна быть обязательно предусмотрена. Другое дело, хватит ли региональному оператору установленного тарифа за эту операцию.

При создании комплекса вполне технологичным и экономически оправданным выглядит строительство водозабора на горной реке для организации водоснабжения, но затем эту же воду, как говорят коммунальщики, нужно «качественно отводить», что означает прохождение биологической и механической очистки стоков. Однако ныне существующие системы по своим технико-экономическим и эксплуатационным параметрам предназначены для населенных пунктов, где проживают не менее 15-20 тысяч человек. На такое количество ни один из курортов Северного Кавказа рассчитан быть не может. Выход из ситуации только в строительстве локальных очистных сооружений, но опять-таки здесь все будет упираться в финансовую состоятельность отдельной взятой гостиницы или базы отдыха. Частичное решение можно найти за счет так называемого «курортного сбора», который в этом году имеет статус пилотного проекта, и из северо-кавказских территорий в него пока вошел только Ставропольский край. Сезон еще не закончился, окончательных данных еще нет, но все же можно прогнозировать, что без государственных субсидий эффективных локальных сооружений канализаций на региональных курортах не создать.

 Андрей Гагиев

Комментарии