Торгово-экономическое сотрудничество между Северной Осетией и Южной Осетией*: проблемы и перспективы

  • Поделиться
  • | Текст

Если проводить краткий экскурс в новейшую историю, то основой для взаимодействия Северной Осетии и Южной Осетии* стали программы социально-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, которые реализовывались в 2006-2008 годах.

На первоначальном этапе предпочтение отдавалось социальному блоку – это культура, здравоохранение, наука, образование,  молодежная политика и спорт. Впоследствии, если вновь обратиться к хронологии, очередной и качественно новый импульс взаимоотношениям соседних территорий придали две знаковые даты: 26 октября 2013 года было издано распоряжение Правительства России №1970-р «О заключении Соглашения между Правительством Республики Северная Осетия-Алания (Российская Федерация) и Правительством Республики Южная Осетия о социально-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве». 26 ноября 2013 года в г. Цхинвал состоялось подписание данного документа.

Цель соглашения – интенсификация производственно-технической, экономической и торговой интеграции хозяйствующих субъектов. Сферы взаимных интересов – добыча полезных ископаемых, металлообработка, розлив питьевых и минеральных вод, переработка сельскохозяйственной продукции. С точки зрения экономики все предельно ясно – обозначены секторы реального производства, в которых посредством внедрения передовых технологий можно получить приличный уровень добавленной стоимости, конкурентоспособное соотношение цены и качества выпускаемой продукции, производимых товаров и услуг, а умелое брендирование позволило бы занять свое место сначала на северокавказском, а затем и на обширном российском рынке. Замысел – безошибочный, но нельзя обделить вниманием сдерживающие факторы и инфраструктурные ограничения. Начнем со вторых, потому что без них нет понимания первых.

Двенадцать лет назад началось строительство газопровода от северо-осетинского селения Дзуарикау, что в Алагирском районе, до Цхинвала. Его протяженность составила 163 км, половину магистрали пришлось прокладывать в сложных горных и климатических условиях. В конце августа 2009 года газопровод сметной стоимостью 15 млрд. рублей был сдан в эксплуатацию.

В сентябре 2008 года, примерно через месяц после вооруженного конфликта между Грузией и Южной Осетией, специалисты из Северной Осетии, представляющие Северо-Кавказскую энергоремонтную компанию, первыми пришли на помощь и приступили к работам по созданию фактически новой системы электроснабжения, которая исключила бы зависимость от поставок электроэнергии из Грузии. Согласно терминологии энергетиков, Южную Осетию «запитали» с двух линий, находящихся в Северной Осетии. Одна из них начиналась в Куртатинском ущелье с поселка Верхний Фиагдон, затем шла через населенный пункт Хилак с выходом на северный портал Рокского тоннеля. В эту же точку на географической карте пришла и вторая линия, которая начиналась от горных сел Алагирского ущелья Северной  Осетии – Нузала и Зарамага. Непосредственно в Южной Осетии было восстановлено оборудование на подстанции «Цхинвал -110» (трехзначная цифра означает уровень подаваемого высокого напряжения, измеряемого в Киловольтах - Кв), серьезно пострадавшее во время боевых действий. За короткое время удалось восстановить высоковольтную линия (напряжением 110 Кв) между Цхинвалом и населенным пунктом Гром с отводом на поселок Ленингор, где была построена новая понижающая подстанция. Таким образом, к началу 2009 года Южная Осетия получила устойчивое электроснабжение. Немаловажно, что были также приведены в порядок объекты сетевого хозяйства.

Как известно, дороги являются кровеносными сосудами экономики, и яркое тому подтверждение – Транскавказская автомобильная магистраль (Транскам).  После тридцати лет эксплуатации Рокский тоннель протяженностью 3,7 км, что на границе Северной и Южной Осетии, по своему техническому состоянию уже не отвечал предъявляемым требованиям по беспрепятственному и безопасному перемещению граждан и грузов. Именно поэтому возникла необходимость его масштабной реконструкции, которая продлилась 2,5 года и завершилась в ноябре 2014-ого. Общая сумма вложений средств бюджета РФ составила 23 млрд. рублей.

Однако тема качественного транспортного сообщения не может ограничиваться лишь Транскавказской автомагистралью, которая за последние годы, за счет строительства защитных сооружений, в том числе противолавинных галерей, обрела статус круглогодичной. Речь идет о железной дороге, которая связала бы северо-осетинский  Алагир с Цхинвалом, а это 150-170 километров в зависимости от выбранного логистического решения. Понятно, что это крайне дорогой проект, но с экономической точки зрения только железная дорога могла бы серьезно поспособствовать второму рождению Квайсинского рудника, предназначенного для добычи и переработки крупных запасов свинцово-цинковой руды и редкоземельных металлов. В настоящее время нужны серьезные капиталовложения для восстановления производства, которое прекратилось еще в начале 90-ых годов. Также следует провести масштабную геологоразведку, но проблема – в дальнейшей транспортировке продукции. Ведь здравый смысл и взвешенный финансовый расчет показывают, что только железнодорожная перевозка способна оправдать интересы  любых инвесторов, в том числе и зарубежных – китайских и южно-корейских.

Интерес иностранных инвесторов, а они приезжали в Южную Осетию восемь лет назад, был обусловлен тем, что Квайсинский рудный район является одним из крупнейших в СНГ по запасам свинцово-цинковой руды, и только разведанные запасы составляют 8 млн. тонн. Что касается неразведанных запасов, то геологи, имеющие опыт изучения подобных месторождений, со сдержанным оптимизмом сообщают о наличии трех, а то и четырех десятков элементов периодической таблицы Мендеелева. При установленной производственной мощности 130 тыс. тонн в год разведанными запасами рудник будет обеспечен сырьем более чем на 50 лет, и предприятие имеет все шансы стать бюджетообразующим для Южной Осетии. Долгосрочная перспектива его работы – это позитивный аспект, но отсутствие железной дороги перечеркивает все планы.

Кстати о железнодорожном сообщении между Алагиром и Цхинвалом говорили еще в 60-70-ых годах во времена существования СССР. Помимо этого рассматривалась возможность железнодорожного сообщения между столицей Северной Осетии и столицей Грузии. Ведь Владикавказ, по сути дела, это тупиковая станция. Если бы в советские времена проект, связывающей столицу Северной Осетии с Тбилиси, состоялся, то ситуация могла бы коренным образом измениться. Но экономика не терпит сослагательных наклонений. Скорее всего масштабное строительство БАМа, начавшееся в середине 70-ых годов, потребовало значительного напряжения финансово-экономического базиса планово-командной системы, и два указанных региональных проекта оказались в числе отложенных на неопределенное время. Время так и не наступило, и свою отрицательную роль сыграл распад некогда большой страны. Таким образом, на фоне трех вышеупомянутых решенных вопросов один – инфраструктурный, остается открытым.

Согласно сведениям Северо-Осетинского таможенного управления, в 2017 году внешнеторговый оборот Республики Северная Осетия с Южной Осетией составил 16 млн. 957 тысяч долларов США. Показатель, безусловно, может быть увеличен, если удастся реализовать один из принципов экономической географии, суть которого состоит в максимальном приближении мест производства к местам добычи или нахождения исходного сырья.

В Южной Осетии произрастает бук, превосходящий по своему качеству бук, что в лесах Северной Осетии. Указанная твердая порода дерева крайне востребована для производства превосходной мебели, но по утверждениям специалистов данной отрасли бук восприимчив к температурным перепадам, которые неизбежны при автомобильных перевозках. Отсюда вывод – желательно заниматься им на месте. Возможно, производство элитной мебели войдет в сферу интересов, как северо-осетинских бизнесменов, так и их коллег из других российских регионов.

В сферу предпринимательских интересов также может попасть переработка сельскохозяйственной продукции, выращиваемой в Южной Осетии – это фрукты и овощи, причем экологически чистые с учетом того, что в республике не действуют промышленные предприятия с их влиянием на окружающую среду в виде периодических выбросов опасных веществ.

Что касается промышленности, то попытка восьмилетней давности, предпринятая в отношении цхинвальского предприятия «Эмальпровод» – не увенчалась успехом. Замысел состоял в том, чтобы его продукция поступала на владикавказский завод «Электроконтактор» – медный провод из Южной Осетии был необходим для намотки катушек, используемых в контактных устройствах. Но на вполне реальные планы повлияли научно-технический прогресс и суровые рыночные реалии. Дело в том, что разработчики коммутационных устройств отдавали предпочтение бесконтактным системам на основе электронных схем, что, безусловно, снижало объемы продукции в рамках такой желанной интеграции. А второй негативный фактор заключался в том, что российский рынок начал активно насыщаться контактными устройствами, производимыми в Китае, но при этом цены у них были ниже российских аналогов.

Есть ли перспективы у «Эмальпровода» и другого цхинвальского предприятия «Вибромашины»? Безусловно, есть, но только после масштабного технического перевооружения, сопряженного с большими вложениями. В Северной и Южной Осетии таких инвесторов пока нет. Нужны инвесторы российского масштаба, о чем свидетельствует возрождение цхинвальской швейной фабрики, которая три года назад вошла в состав холдинга «БТК-групп» – одного из лидеров легкой промышленности.

Предприятие заработало после более чем 20-летнего простоя. Это – заслуга руководителя холдинга Таймураза Боллоева, являющегося, кстати, уроженцем Северной Осетии. Возможно таким образом он подал сигнал землякам, выходцам из двух республик, которые за их пределами добились успехов в горно-добывающей промышленности, металлургии, энергетике и строительном бизнесе. Главное, что начало положено – создано 500 рабочих мест, выпускается высоколиквидная продукция в виде специальной и рабочей одежды, а найдутся ли последователи у Боллоева – покажет время.

Возвращаясь к переработке сельскохозяйственной продукции следует отметить, что в Южной Осетии по-прежнему крепки традиции виноградарства и виноделия. Но если говорить о выходе местной продукции на российский рынок, то ситуация выглядит непросто ввиду жесткой конкуренции устоявшихся брендов и производителей и понимания того, что данный сегмент методично и успешно осваивают винодельческие предприятия из Грузии.
Рассчитывать на кооперацию с коллегами из братской Северной Осетии пока не приходится – после длительного простоя только недавно заработал завод по производству шампанских вин в Беслане «Исток». Ему, в первую очередь, нужно отвоевать потерянные позиции. Впрочем к чести юго-осетинских производителей вина следует сказать, что на местном предприятии «Винодельня Иронсан» реализуется инвестиционный проект на средства крупной винодельческой компании из Краснодарского края.

В плане освоения российского рынка постепенно набирается опыта юго-осетинское предприятие по розливу минеральной воды «Багиата». Сейчас устойчивым спросом пользуется продукция в стеклянной таре, но, как говорят производственники, «своей бутылки» в Южной Осетии нет. Потому приходится завозить ее из российских регионов, в частности, пользоваться продукцией Камышинского стеклотарного завода. Такие поставки идут на фоне того, что до сих пор не удалось провести глубокую модернизацию владикавказского предприятия «Ирстекло» ввиду отсутствия необходимых средств.

Стекольный завод в столице Северной Осетии действительно смог бы решить многие вопросы для производителей минеральной воды в Южной Осетии. Ведь помимо «Багиата» осуществляется розлив минеральной воды под названием «Osetian», добываемой из Згубирского источника Дзауского района, а также родниковых вод, одна из которых – «Едыс». Для того, чтобы эти названия стали брендами, предстоит напряженная работа по их «раскрутке», а оригинальная стеклянная бутылка – это один из методов привлечения внимания потребителей.

Природно-климатические условия и благоприятная экологическая обстановка в Южной Осетии способствуют развитию рыбоводства, и в плане интеграции с партнерами из Северной Осетии первый шаг был сделан уже в этом году. 12 тысяч мальков форели, выращенных в Ардонском лососевом рыбоводном заводе, минувшей весной были выпущены в Зонкарском водохранилище, что в Цхинвальском районе. За один год мальки набирают вес до 700-800 граммов, а позднее уже будут подходить под требуемые параметры товарной рыбы.

В аграрном секторе на протяжении многих лет Северная Осетия неизменно предоставляла соседней республике семенной материал – это кукуруза, пшеница, ячмень и картофель. В Южной Осетии насчитывается 18 тысяч гектаров пахотных земель, из которых шесть тысяч гектаров занимают озимые культуры. За счет деловых контактов между аграриями двух республик проблем с посевным материалом не возникало.  

Вместе с тем, не стоит рассматривать торгово-экономические отношения между Северной и Южной Осетии исключительно в плоскости производства продукции товаров и услуг, и как осуществляется их обмен или оборот. Для предпринимательства всегда важен аспект созидания, который, прежде всего, ассоциируется со строительством. Здесь серьезным подспорьем для бизнесменов обеих республик стала инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию РЮО на 2015-2017 гг. и аналогичная программа, охватывающая 2018-2019 гг.. Программа реализуется под эгидой Межправительственной комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Южной Осетией.

Северо-осетинский строительный бизнес в качестве субподрядчиков работал на различных объектах, возводимых в Южной Осетии в рамках упомянутых программ. В частности только владикавказское предприятие «Южстальконструкция» сумело изготовить и смонтировать сложные металлические конструкции, необходимые для строительства нового здания Юго-Осетинского государственного драматического театра имени Коста Хетагурова, Дворца спорта «Олимп», ремонта республиканского стадиона, зданий Юго-Осетинского государственного университета. Специалисты предприятия были также задействованы в возведении очистных сооружений в населенном пункте Ленингор.  Кроме того, в их активе так называемые «башни» мобильной связи.  Жилые и административные здания в Южной Осетии возводили предприятия строительного комплекса из Владикавказа, в их числе «Лея», «Владстрой», «Спецтепломонтаж».

Инвестиционная программа содействия социально-экономическому развитию Республики Южная Осетия предполагает объем финансирования около 4 миллиардов рублей и включает в себя не менее 50 объектов – это строительство объектов инфраструктуры, школ, детских садов, сетей водоснабжения и газоснабжения, благоустройство городских улиц и поселковых дорог, строительство жилья.

Стройка в Южной Осетии независимо от того, кто является подрядчиком – это возможность привлечения местных специалистов, использование имеющихся энергоресурсов и транспортных коммуникаций, поиск региональных партнеров в части поставок исходного сырья и материалов. Не зря говорят, что строительство – это локомотив экономики, который тянет за собой остальные отрасли. Там, где строительство – там развитие и сотрудничество.


Андрей Гагиев

 

*Самопровозглашенная республика

Комментарии