Мой Дагестан

  • Поделиться
  • | Текст

В апреле этого года ВРИО главы Дагестана Владимир Васильев, на пике борьбы с коррупцией в республике, поручил правительству провести кадровый конкурс «Мой Дагестан». К старту первого этапа 29 июля было подано 6150  заявок на участие, из которых через горнило первого, дистанционного этапа в финал прошли 161 человек.

Из них были определены 54 победителя. После стажировок в профильных министерствах и ведомствах они, с большой вероятностью, будут трудоустроены на управленческие должности в органы власти Дагестана. Получит ли республика плеяду новых, некоррумпированных, внеклановых управленцев? Или эта цель, как это часто бывает в России, останется на уровне деклараций?

Новая метла чище метет

Будучи назначенным в октябре прошлого года на пост ВРИО главы Дагестана, Владимир Васильев несколько месяцев присматривался к тому, что происходит в регионе, а уже с 17 января этого года в Махачкале началась масштабная проверка мэрии столицы в связи с хаотичной застройкой и выделением земельных участков. За этим, 19 января, по статье 91 УПК РФ, последовало задержание, а затем арест мэра Махачкалы Мусы Мусаева. В начале февраля эта же участь постигла не кого-нибудь, а «непотопляемого» главу Мекегинского клана Абдусамада Гамидова. Стало ясно, что Дагестан ждет уникальная, по своей сути, операция, системное искоренение коррупции в одном, отдельно взятом регионе России. И уже через полгода Васильев, на встрече с Владимиром Путиным в Кремле, отчитался о том, что «больше 200 [человек] привлекли к ответственности по материалам прокуратуры за конфликт интересов, за несоответствие расходов-доходов: кого-то в дисциплинарном порядке, кто-то уволился сам, кого-то наказали».

И действительно, за шесть месяцев уголовному преследованию подверглись указанные выше мэр Махачкалы, премьер-министр, три его заместителя, министры образования, здравоохранения, строительства. В республику пришли варяги: новый прокурор, выходец из Хакассии Денис Попов, новый Верховный судья, проработавший много лет вместе с Васильевым в одном регионе, выходец из Тверской области Сергей Суворов.

После проведения президентских выборов в России 18 марта этого года, Владимир Васильев не стал снижать обороты кампании по борьбе с коррупцией в республике, как этого опасались жители Дагестана. О продолжении кампании он заявил на пресс-конференции после встречи с полпредом президента в СКФО, Александром Матовниковым в июле этого года. «Вы видите, что идет «зачистка» высших эшелонов власти. Она не закончена. Только тогда, когда будут преодолены негативные процессы коррупции и мздоимства, можно будет об этом говорить. Но цель не только в том, чтобы привлечь к ответственности, цель состоит в том, чтобы изменить ситуацию». И ситуацию, не без карт-бланша президента России, Васильев решил поменять за счет самого дорогого и ценного, что есть в любом управленческом механизме. За счет кадров.

Кадры решают все

Похоже с тем, что вслед за варягом главой Дагестана придет и варяг премьер-министр, дагестанцы смирились еще в декабре 2017 года, когда Васильев ездил с визитом в Казань. Уже тогда эксперты Черновика предположили, что «закрытый клуб» - глава, спикер, премьер-министр, в который ранее могли войти только представители одной из трех титульных национальностей Дагестана, аварцы, даргинцы, кумыки - больше не существует. Но существовала большая вероятность того, что премьером может стать один из представителей чиновничьей элиты Татарстана - одного из самых экономически развитых регионов России, на экономические успехи которого с завистью смотрят многие главы регионов России. Что, собственно, и произошло: 7-ого февраля этого года премьер-министром Дагестана стал министр экономики Татарстана, 39-летний Артем Здунов. При обсуждении кандидатуры за Здунова проголосовало 68 членов Народного собрания Дагестана, 5 против при двоих воздержавшихся.

Васильев, выступая перед Народным собранием Дагестана, сказал, что обнаружил фамилию Здунова в кадровом резерве президента России. Дальше договориться с президентом Татарстана оставалось делом техники. Очевидно, что он «заполучил» будущего премьера не без подачи замглавы Администрации президента России Сергея Кириенко, отвечающего за внутреннюю политику, в том числе за назначения на должности глав регионов и республик.

Артем Здунов, в свою очередь, в качестве стоящих перед ним первоочередных задач назвал вывод экономики из тени, повышение собираемости налогов, прозрачность госзакупок и развитие туристического потенциала Дагестана. При этом известный российский кавказовед Ирина Стародубровская на своей Фейсбук-страничке предупредила, что резкая борьба с коррупцией может привести к серьезным конфликтам в дагестанском обществе. Однако рядовые дагестанцы, скорее, поддержали приход в Дагестан варягов.

Доказательством этому служит опрос, проведенный спустя неделю после назначения Здунова одним из самых известных дагестанских инстаграм-пабликов @mkala (более чем 350 тысяч подписчиков). В ходе опроса «Как в Дагестане относятся к назначенцам из других регионов» более 2/3 из более чем ста комментаторов поддержали новую кадровую политику новых назначенцев.

Читатель паблика fazil_kerimov102 прокомментировал: «Очень даже положительно отношусь. Пусть меняют всех поголовно, глав районов, городских и поселковых руководителей. Всех под одну гребёнку».

А комментатор Umadadaevna написала: «Как отношусь? Очень даже положительно !!! "Свои", "чужие", все из одной страны. Если в республике будет порядок, будут действовать общероссийские законы, не будет местной клановости, как можно к этому относиться отрицательно! Народ надеется на светлое будущее!!!»

Кадровый резерв Дагестана

Очевидно, что борьба с коррупцией и зачистка в Дагестане должна была проводиться параллельно подбору новых кадров. Как я отмечал выше, к июлю этого года в Дагестане потеряли работу 200 человек, соответственно, образовалась очевидная кадровая яма, которую необходимо было заполнить. Для этого, по рекомендации Владимира Путина, в марте был подготовлен конкурс по формированию кадрового резерва Дагестана. Проведением конкурса занялся премьер-министр Артем Здунов, который стал председателем комиссии по формированию и подготовке резерва управленческих кадров. На одном из заседаний комиссии было объявлено об образовании базового и молодежного (перспективного) резерва, а к 20 марта на участие в конкурсе на попадание в кадровый резерв документы подали 1091 человек.

Надо отметить, что и федеральная и региональная власть понимают, какое значение имеют некоррумпированные кадры в условиях системной борьбы с коррупцией в регионе. Подтверждением тому является факт, что о результатах конкурса Васильев отчитался не кому-нибудь, а лично Путину в ходе их рабочей встречи 10 июля в Кремле, где глава региона сообщил, что из 61 зачисленных в кадровый резерв конкурсантов 14 к тому времени уже были назначены на руководящие позиции в органы государственной и муниципальной власти республики. Так, новым главой одного из самых потенциально коррупционных - Комитета госзакупок Дагестана стал один из победителей конкурса Джафар Гаджибеков. А эксперт Черновика Магомед Магомедов в интервью Кавказскому узлу отметил, что новые назначения свидетельствуют о том, что руководство Дагестана не ставит задачу соблюдения национальных квот: министрами назначаются дагестанцы, но решения принимаются в секретариате правительства и администрации главы республики. А министры и министерства являются только лишь техническими исполнителями.

Как оказалось, одного конкурса для формирования кадрового резерва оказалось мало и тогда же, на встрече с Путиным 10 июля, Васильев сообщил о втором этапе конкурса. А 11 июля анонсировал его широкой аудитории, объявив, что до конца июля принимаются документы для проведения второго этапа кадрового конкурса с говорящим названием «Мой Дагестан».

Конкурс и его итоги

Второй этап конкурса действительно получился более масштабным, чем первый, как по числу поданных заявок (больше тысячи на первом этапе и более шести тысяч на втором), так и по освещению в СМИ. Был создан специальный сайт конкурса   https://мой.дагестан2018.рф, а также назначен Наблюдательный совет из самых авторитетных людей республики, призванный контролировать соблюдение правил проведения конкурса и объективность при определении победителей.

О значении конкурса говорит и то, что проводила его федеральная АНО (автономная некоммерческая организация) «Россия - страна возможностей», во главе с проректором РАНХиГС, директором Высшей школы государственного управления, Алексеем Комиссаровым. А с учетом того, что на заключительном этапе в течение двух дней в Дагестане присутствовал отвечающий за внутреннюю политику и кадровые назначения внутри России Сергей Кириенко, можно со всей очевидностью говорить, что Дагестан является своеобразной опытной площадкой по борьбе с коррупцией и по подготовке и замене новых, некоррумпированных, кадров в СКФО и, возможно, по всей России.

По заявлению властей республики, выявленные по итогам конкурса 54 победителя теперь получат возможность трудоустроиться на руководящие должности в Дагестане. Но у дагестанской общественности консолидированного мнения относительно конкурсных итогов пока что нет. Известный дагестанский юрист Расул Кадиев критически отнесся к результатам конкура, высказав мнение в интервью изданию Кавказский узел, что прием финалистов на работу будет зависеть от личного желания руководителей ведомств. Кадиев считает, что кадровая проблема должна решаться за счет проведения таких выборов, которые обеспечат сменяемость политической элиты.

Тем не менее итоги конкурса «Мой Дагестан» можно будет подвести только тогда, когда станет ясно, сколько человек из 54 победителей устроились на руководящие должности в республике и какие у них успехи на работе. А значит не раньше, чем в конце этого, начале следующего года. Ну что ж, подождем.

 

Сергей Жарков

Комментарии