Абхазия: страх репатриации

  • Поделиться
  • | Текст

Для абхазского государства наиболее важным вопросом является возвращение соотечественников на историческую Родину. Процесс этот был начат в конце XX века, и получил дополнительный толчок после создания Госкомитета по репатриации в 1993 году. Привлечение на родину потомков мухаджиров XIX века, которые во время Русско-Кавказской войны были вынуждены покинуть родные места и переселиться в Османский халифат, является жизненно важным фактором для выживания абхазской нации, как таковой.

Абхазы, как и черкесы - это народ, который по итогам Русско-Кавказской и Русско-Турецких войн XIX века оказался рассеян по странам Ближнего Востока и Южной Европы. Сегодня абхазы проживают в 53 странах мира. Программы по репатриации абхазов обсуждались давно, но только сейчас этот вопрос был предельно актуализирован президентом республики Раулем Хаджимбой. Отчасти эта потребность вызвана создавшимся демографическим положением: по переписи 2010 года численность абхазов в Абхазии составляет приблизительно 51 % (122,1 тыс. чел.).

Программа по репатриации

В соответствии с законом «О репатриантах», принятым в 1998 году, репатриантом (соотечественником) признается любой этнический абхазец, проживающий за пределами Абхазии. Он обладает правом на возвращение в Республику и получение абхазского гражданства.

В 2011 году был подготовлен проект Госпрограммы по репатриации, предусматривающий оказание помощи репатриантам по приезду на историческую родину. Под руководством Комитета по репатриации осуществляется поиск и подбор жилья, переселенцам оказывают ежемесячную финансовую помощь в размере 10 000 рублей (270 долларов), а адаптационный отдел занимается вопросами трудоустройства.

Если есть языковые проблемы, то репатрианта направляют на курсы абхазского языка. Дети дошкольного и школьного возраста, по ходатайству Госкомитета, поступают в детские сады и школы. 28 студентов из числа репатриантов сегодня учатся в Абхазии, лучшие из них получают стипендию общественного деятеля Омара Бейгуаа в размере 2 000 рублей.

Проблемы мухаджиров

Несмотря на усилия местных властей, потомки мухаджиров возвращаться на родину не спешат. В 2012-2013 годах из Сирии в Абхазию привезли около 500 сирийских абхазов-суннитов - подавляюще большинство сегодня имеет проблемы с социально-экономической интеграцией и намерено вернуться в Сирию после стабилизации обстановки.

По неофициальным данным, в начале XXI века общая численность абазов в мире составляла около миллиона человек, из них абхазские паспорта получило 8 000, а вернулось на родину на постоянное проживание лишь 3 000 репатриантов.

Отчасти такое мизерное количество вызвано тем, что многие репатрианты давно обосновались в других странах и интегрировались в местное общество. Для них сложно оставить работу, родственников и круг общения и переехать в Абхазию, где политическая ситуация не совсем прозрачна и понятна.

С другой стороны, активному процессу репатриации мешают российские власти, оказывающие на местное правительство огромное влияние. Москве не хочется получить на контролируемой ею территории, где расположены многочисленные военные базы, еще один мусульманский анклав, ведь почти все репатрианты, вернувшиеся или желающие вернуться в Абхазию — мусульмане-сунниты из Турции, Сирии и Северного Кавказа.

В свое время, когда была запущена Программа по репатриации, власти Абхазии намеревались раздать паспорта потомкам еще одной северокавказской нации, близкой к абхазам — черкесам. Черкесы надеялись, что смогут использовать Абхазию, как трамплин для дальнейшего восстановления целостности исконно черкесских территорий. Однако власти России, всячески препятствующие возвращению черкесов на Кавказ, не позволили Сухуму пойти на этот шаг.

Страх перед «исламизацией»

Сегодня в Абхазии насчитывается несколько тысяч абхазов-мусульман, однако в республике нет ни одной соборной мечети, не считая двух небольших молельных домов в Гудауте и Сухуме. Мечеть в Сухуме не вмещает верующих, и, зачастую, они вынуждены молиться на улице. Более 20 лет власти республики тянут вопрос с выделением земли под более вместительную мечеть, каждый год давая пустые обещания.

Страх властей Абхазии и жителей имеет под собой некоторую почву. Ислам - это быстро развивающаяся религия, и в связи с известными событиями на Северном Кавказе и Ближнем Востоке, абхазцы опасаются, что Ислам расколет и так уже пошатнувшееся единство народа.

В начале 2 000-ых были осуществлены жестокие расправы над известными мусульманскими активистами, которые пытались защитить законные права местной общины. В августе 2007 года в центре г. Гудаута неизвестными из автоматического оружия был расстрелян в упор имам Хамзат (Рокки) Гицба. В июле 2010-ого было организовано неудачное покушение на имама Сухумской мечети Салиха Кварацхелия. Тогда же, в г. Гагра, во дворе собственного дома, был убит из огнестрельного оружия представитель ДУМА в Гагрском районе Эмик Чакмач-оглы. Спустя несколько месяцев, в Гудауте, у здания, используемого в качестве мечети, были расстреляны из автоматического оружия три мусульманских активиста: Расул Пилия и братья Рустам и Рауль Гицба.

Несмотря на то, что уголовные дела были возбуждены, виновных до сих пор не привлекли к ответственности. Существует мнение, что за чередой громких убийств стояли российские спецслужбы, с молчаливого согласия местных властей.

Процесс русифицирования

Отношения между абхазами и жителями Северного Кавказа на данном этапе, развиваются, в основном, в торгово-экономическом ключе. Безусловно, их углублению поспособствовало бы налаживание дорожной инфраструктуры между Северным Кавказом и Абхазией, ведь на данный момент в Абхазию ведет лишь одна дорога через Сочи. Последние 2-3 года ведутся переговоры между Сухумом и Москвой по реанимированию Военно-Сухумской дороги, тем не менее, ожидать положительного решения по этому вопросу не приходится.

Проблема с репатриацией, несомненно, связана и с процессом «русифицирования» Абхазии, запущенным Кремлем. Местное население находится под сильным влиянием политической, языковой и масскультуры России: многие абхазы переселяются в Россию, молодое поколение почти не говорит на родном языке, а количество желающих получить образование на абхазском сокращается.

Власти Абхазии находятся в патовой ситуации: с одной стороны они понимают, что возникла реальная угроза исчезновения абхазской нации и потери языка, а далее и государственности, а с другой, не знают, каким образом спасать ситуацию, ведь Россия контролирует внешнюю и внутреннюю политику Сухума, как финансовым, так и военным присутствием.

В таких условиях местным властям остается слишком мало места для лавирования, и непонятно к чему это, в конечном счете, приведет. Скорее всего, в абхазском обществе будет нарастать напряженность, которая может вылиться в новую политическую нестабильность.

Русифицирование региона грозит полным исчезновением абхазской идентичности, и, несомненно, именно репатриация является единственным решением демографической, языковой и политических проблем Абхазии.

 

Ибрагим Черкесов,

Нальчик/Кабардино-Балкария.

Комментарии

(обязательно)

(обязательно)