• Поделиться

17 августа в вип-зале Махачкалинского аэропорта Уйташ сотрудниками центрального аппарата ФСБ был задержан глава территориального ФОМС (Фонд обязательного медицинского страхования) Магомед Сулейманов, которого вся республика знает по прозвищу «Моряк».

Чиновнику инкриминируется мошенничество на сумму 210 миллионов рублей (более трех млн. долл. США) и создание преступного сообщества из числа сотрудников Фонда. Задержание одного из самых влиятельных людей Дагестана, будем надеяться, свидетельствует, что борьба с клановостью в республике не избирательная, а является долгосрочным политическим фактором, и арест самых одиозных фигур и уничтожение всей клановой вертикали - дело времени.

Моряк с печки бряк

В неоднократных интервью дагестанским журналистам Магомед Сулейманов говорил, что не обижается на свое прозвище, поясняя, что сам породил эту кличку, когда мальчишкой мечтал стать моряком и всегда и везде носил тельняшку. По другим данным, свое прозвище Сулейманов получил за махинации с браконьерами осетрины, будучи главой Избербаша. Именно с Избербаша началась его карьера. Десять лет, с 1997-го по 2007 годы, Моряк был главой города, и именно при Сулейманове Избербаш из заштатного приморского городка превратился в образцово-показательный город, одержав в 2006-ом году победу во всероссийском конкурсе на самый благоустроенный город России. Так, пользователь kot__kotofei в соцсети Инстаграм, на странице паблика @kavkaz_pravda задается вопросом: «Хорошим мэром был в Изберге. Хозяйственник. Че он ушел выше, управлял бы городом».

В то же время именно в Избербаше Сулейманов прославился как жесткий управленец, способный отстоять интересы города перед самыми влиятельными республиканскими игроками. Как сообщил в приватном разговоре один из бизнесменов Избербаша, Шамиль М., Моряк отбил претензии на Избербаш в середине нулевых годов не у кого-нибудь, а у самого Саида Амирова, мэра Махачкалы и самого влиятельного человека Дагестана на тот момент. Также неудачей закончились попытки другого влиятельного дагестанца, аварца Гаджи Махачева, завладеть лакомыми земельными территориями вокруг Избербаша. При этом Сулейманов не забывал про свои интересы, когда прибрежные городские земли из состава особо охраняемых территорий рекреационного назначения продавались в частные руки и застраивались. А земельный скандал, как сообщают источники в правоохранительных органах федеральной газеты «Совершенно секретно», замяли документами о якобы затоплении прибрежной зоны.

В 2007 году, по тогда еще даргинской квоте распределения высших должностей в Дагестане, Магомед Сулейманов, в обход Магомедсалама Магомедова, при поддержке тогдашнего президента Муху Алиева, занял третий по значению пост спикера Народного Собрания Дагестана. В этой должности Моряк запомнился дагестанцам скандалом во время визита в Махачкалу федерального политика Явлинского, который приехал разобраться в причинах убийства тогдашнего лидера дагестанского «Яблока», Фарида Бабаева. На брифинге Явлинского Магомед Сулейманов вызвал врио Дагестанского отделения партии «Яблоко» Руслана Салахбекова на борцовский ковер, когда тот стал критиковать республиканскую власть. Случай, конечно, вопиющий, и не имеет ничего общего с традиционным кавказским гостеприимством. Дагестанцы, кто с упреком, кто с ироническим смехом, до сих пор вспоминают этот случай. Смех смехом, а Руслан Салахбеков, после столкновения с Моряком, предпочел со своей семьей покинуть Дагестан и перебраться в Москву, помогли ему в этом столичные «яблочники».

В 2010-ом году Моряк был назначен главой ФОМС и в этой должности оставался вплоть до 2014 года, когда Абдулатипов предложил ему возглавить Махачкалу. Но на этом посту он продержался чуть больше года, подвергнувшись жесткой критике Абдулатиповым и в июле 2015 года добровольно сложив с себя полномочия мэра столицы региона, вернувшись в ФОМС. Среди причин ухода Моряка называют то, что никаких реальных успехов при его мэрстве не было, наоборот, дороги не обновлялись почти год в связи с тем, что Сулейманов не стал заказывать асфальт у проамировских предприятий, отстроив свой асфальтовый завод. Кроме того, он провалил программу по переселению до конца 2015 года обитателей ветхого жилья.

Но основной причиной возвращения Сулейманова на должность в ФОМС, скорее всего, стало то, что он хотел, будучи мэром Махачкалы, оставить под своим контролем Фонд обязательного медицинского страхования и поссорился из-за этого с премьер-министром Абдулсамадом Гамидовым притом, что они являются двоюродными братьями и членами Мекегинского клана. В итоге, после непродолжительного торга, Моряк, отказавшись от должности мэра Махачкалы, снова стал директором фонда ФОМС, а его родной старший брат Абдулмеджид - главой Избербаша.

Федеральные правоохранители взяли Моряка в непосредственную разработку больше месяца назад и плотно «вели» его. Недаром тот, почуяв неладное, пытался добровольно покинуть свой пост, отсидевшись за границей. При этом есть версия, что при задержании Моряк пытался решить вопрос «на месте» ценой в 300 миллионов рублей. Об этом в Телеграмм-чате газеты «Черновик» пишет пользователь Trick Mameless. Сулейманову избрали меру пресечения и заключили под стражу на два месяца, так как, по данным замначальника УФСБ по Дагестану Андрея Широкова, подозреваемый собирался вылететь в Москву, а оттуда - в Германию на постоянное место жительства. Итак, в Советском районном суде Махачкалы прервалась карьера самого знаменитого моряка Дагестана. Моряк приплыл на нары. Кто следующий?

Мекегинский картель сошел на нет

Становление самого влиятельного даргинского клана - Мекегинского началось еще в начале 90-ых годов, когда старший брат Абдулсамада Гамидова Гамид Гамидов сначала стал начальником управления Центробанка в Дагестане, а в 1996-м году - министром финансов республики. Однако на этой должности он пробыл недолго - в августе того же года, после взрыва начиненного взрывчаткой ВАЗа, он погиб. Заказчиком убийства, по разным данным, могли быть бандитские «лесные» группировки, либо будущий мэр Махачкалы, всесильный Саид Амиров.

Пост министра финансов занял младший брат, Абдулсамад Гамидов, который пробыл на посту руководителя республиканского минфина вплоть до 2013-ого года, когда Абдулатипов, сняв излишне самостоятельного премьера Меджидова, решил опереться на влиятельный Мекегинский клан и назначил премьер-министром Гамидова.

Мекегинцы на тот момент контролировали ни много ни мало Избербаш и Касписйк, через главу города Джамалудина Омарова - дядю Абдулсамада Гамидова и близкого друга Абдулатипова. Родные братья Сулеймановы, находившиеся в двоюродном родстве с Гамидовым, контролировали Избербаш, а Моряк, Фонд обязательного медицинского страхования и, соответственно, даргинец Муса Мусаев, который работал под началом Гамидова в министерстве финансов, стал ставленником Мекегинского клана на посту главы Махачкалы. Тем самым, после того, как от власти были отстранены даргинские Левашинский (Магомедсалам Магомедов) и Джангамахинский (Саид Амиров) кланы, Мекегинский клан при Адбулатипове достиг вершин своего и властного и финансового могущества. А после того, как в 2015 году, после обвинений в финансировании терроризма, пустился в бега один из лидеров клана «Северного альянса», руководитель отделения Пенсионного фонда в Дагестане, аварец Сагид Муртазалиев, мекегинцов по праву можно было назвать самым влиятельным кланом Дагестана.

Им удавалось договариваться даже тогда, когда появлялись внутренние противоречия, в частности, между Абдулсамадом Гамидовым и Моряком. Тем не менее, они умели найти общий язык и, когда последний уходил с поста главы столицы, ему вернули ФОМС, а его родному брату - Избербаш. Но всему суждено когда-то кончаться. Потребовалось всего каких-то несколько месяцев на то, чтобы зачистить некогда самый влиятельный и богатый клан Дагестана: сначала проводят обыски у дяди премьера, Джамала Омарова, бывшего главы Каспийска, затем задерживают лидера - сверхосторожного Гамидова. А после того, как 18 августа Махачкалинский суд постановил арестовать Магомеда Сулейманова на два месяца, стало возможным говорить о том, что с Мекегинским кланом покончено. Старшего брата Моряка, Абдулмеджида, вряд ли можно считать полноценным лидером, способным оказать помощь попавшим в тюрьму братьям. Рамазан Абдулатипов, отработавший вместе с представителями клана несколько лет, не будет топить членов клана, но и помочь он вряд ли уже сможет. Самому бы выйти сухим из воды.

Чем дело кончится?

Пользователь magomedgitinov082 в соцсети Инстаграм в паблике m.kala спрашивает: «Почему Шихсаидова, Умаханова, остальных правительственных бандитов не гребут под одну гребенку? Они же все вместе кушали?» Действительно, кумык Хизри Шихсаидов - один из самых влиятельных и опытных аппаратных игроков Дагестана, который уже много лет инкорпорирован в самую сердцевину дагестанской политики: семь лет был председателем правительства, возглавлял счетную палату республики, был депутатом Госдумы. Но есть большие сомнения, что силовики будут под него копать. Ему пошел восьмой десяток и вряд ли у него есть какие-то серьезные амбиции, кроме того, чтобы оставили в покое сына, главу Буйнкаского района Данияла Шихсаидова, который подозревался в хищении 14 миллионов рублей бюджетных средств, предназначенных для приобретение детсада в селении Халимбекаул. К тому же Шихсаидов-Старший - глава Единоросов Дагестана. А вот бывший мэр Хасавюрта, глава министерства промышленности и энергетики Дагестана, аварец Сайгидпаша Умаханов - личность уникальная. Глава клана «Северный Альянс», он, в бытность главой Хасавюрта, пошел на конфликт со всесильным на Северном Кавказе Рамзаном Кадыровым. Безусловно, Умаханов является порождением клановой системы 90-ых годов, хотя сам неоднократно выступал против клановости во власти и еще в начале 2 000-ных годов заявлял, что Дагестаном должен управлять русский.

Как выстраиваются отношения с Умахановым у врио премьера Артема Здунова и врио главы Дагестана Владимира Васильева - большой вопрос. Но мне представляется, что репрессивные меры в отношении харизматичного аварца вряд ли будут предприняты. Во-первых, за ним сильная поддержка среди простых аварцев. Во-вторых, он заслужил репутацию национал-патриота, который не боится отстаивать интересы аварцев даже перед всесильным Кадыровым и такие люди могут пригодиться и Москве в качестве противовеса. Впрочем, Саид Амиров в 1999 году собрал и возглавил целый отряд по борьбе с боевиками Басаевым и Хаттабом, что не помешало ему получить в 2015-м году пожизненный срок.

Время сейчас другое и от Васильева, который за последний год встречался с Путиным минимум четыре раза, ждут полноценной победы над коррупцией в Дагестане. Как первые лица в Кремле, так и обычные жители Северного Кавказа.

 

Сергей Жарков.