• Поделиться

По мнению экспертов, Кабардино-Балкария – один из регионов на Северном Кавказе, где земельная реформа в сущности так и не проведена. Арендаторы и простые жители сёл и городов Кабардино-Балкарии находятся в режиме многолетней войны друг с другом, а в прошлом году пролилась первая кровь. 

Почему в республике сложилась такая ситуация, и есть ли пути к её разрешению?

С чего всё началось

Ещё в начале 90-ых был принят федеральный закон о передаче сельхозугодий в частную собственность. Закон можно было исполнить двумя путями: либо разделить колхозную землю на паи и раздать её селянам, либо передать паи в единое сельскохозяйственное предприятие. В большинстве случаев, местные власти пошли по второму пути. Бывшие председатели колхозов ссылались на то, что раздача земли в условиях малоземелья и непростых межнациональных отношений может привести к опасным последствиям.

В 2002 году вышел федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», который дал регионам право вводить мораторий на оборот земли. Кабардино-Балкария этим правом воспользовалась, и приватизация земель сельскохозяйственного назначения была отложена. Земли стали передавать только в аренду. Происходило это следующим образом: официально цена за аренду 1 га земли составляла 200-300 рублей (2,9-4,4 дол), но главы местного самоуправления требовали заплатить 2 000 рублей (29,8 дол). К тому же, арендующему приходилось месяцами собирать различные документы, после чего глава муниципалитета самолично решал, подписывать их или нет. Таким образом, главы муниципальных образований обогащались, в то время как в бюджет попадали минимальные суммы.

С приходом к власти Арсена Канокова в 2005 году затеплилась надежда, что ситуация изменится: в одной из программных речей он обещал перевести «земельный вопрос» на рыночные механизмы. Но постепенно его заявления стали принимать все более расплывчатую форму. Это было связано с давлением как противников реформы, так и ее сторонников. Идти на открытый конфликт ни с теми, ни с другими глава республики не хотел, поэтому в качестве компромисса была создана земельная комиссия, которая предложила идею о передаче сельхозземель кооперативам (то есть ЗАО). Все ЗАО становились собственниками земель, находящихся только в границах населенных пунктов, при этом долю акций в ЗАО получало и государство.

Тогда же назрел вопрос о том, среди какой категории селян должны распределяться земельные паи. Огромные площади были в запустении, но селяне хотели получить земли сельскохозяйственного назначения, а не осваивать запустевшие.

Разная плотность населения сёл и прилегающих к ним территорий также вызвала споры. Было очевидно, что жителям больших густонаселенных сёл будет сложнее поделить землю, чем жителям маленьких сёл с обширными прилегающими территориями.

В 2011 году, когда был принят закон «О порядке определения территорий и использования земель в целях отгонного животноводства», межнациональные споры обострились. Согласно принятому закону, отгонные пастбища в Зольском, Чегемском, Черекском и Баксанском районах республики были отнесены к категории республиканской собственности и не подлежали приватизации. Пастбища должны были сдаваться в аренду. Власти данное решение посчитали компромиссным, но оно не устроило ни кабардинцев, ни балкарцев. И поскольку точные границы этих земель определены не были, решение вопроса отложили.

В конечном итоге, решение земельной проблемы растянулось на многие годыдостаточно взглянуть на содержание вебсайта Кабардино-Балкарского Регионального Правозащитного Центра в разделе «земельный вопрос»: он переполнен письмами с жалобами селян на несправедливое распределение земли. Впрочем, не только селян.

Белая речка и Вольный Аул: кто имеет больше прав

Прошлый год запомнился разгоном митинга в Нальчике 31 октября. Жители столичного микрорайона «Вольный Аул» требовали отпустить задержанного полицией руководителя НКО «Вольный Аул» Аслана Иритова и выполнить обещания властей безвозмездно распределить землю для нуждающихся 1 300 очередников. Иритов был задержан за его решение самостоятельно провести размежевание участков на территории микрорайона, что власть расценила как самоуправство.

Впрочем такой прецедент был создан ещё в 2013 году: тогда жители села Белая речка (входит в состав муниципального образования «Городской округ Нальчик») распределили свою землю без договоренностей с муниципалитетом. Процессом руководил Мурадин Рахаев, руководитель жилищно-строительного кооператива «Эркин Езен». В 2015 году власть, в лице тогдашнего мэра Нальчика Мухамеда Кодзокова, их действия узаконила.

Тогда же соседи Белой речки – жители села Хасанья (входит в состав муниципального образования «Городской округ Нальчик») решили, что имеют не меньше прав самостоятельно размежевать земельные участки. Власть Нальчика пообещала хасаньинцам узаконить землю, и даже построить там жилой микрорайон «Ак Тау». Правда, принять окончательное решение по этому вопросу оказалось сложной задачей, поскольку для этого пришлось бы переводить земли сельхозназначения в категорию населённых пунктов.

На фоне этих событий стало нарастать межэтническое напряжение. Дело в том, что Вольный аул считается «кабардинским» районом, а Белая речка и Хасанья – «балкарскими». Кабардинцы стали недоумевать: почему балкарцам можно распределять земли по своему усмотрению, а кабардинцам – нет? Некоторые черкесские активисты даже высказали мнение, что Юрий Коков целенаправленно защищал интересы балкарских элитных кланов, к которым, кстати, принадлежала и его супруга Жанна Бабаева, поскольку те, в свое время, помогли ему стать главой КБР.

И хотя в начале 2018 года первые жители Вольного Аула всё-таки получили земельные участки, в целом, настроение на тот момент было, скорее, пессимистичное.

«Людям выдали удостоверения о том, что они должны получить землю, но нигде не указано – где границы их участков.То есть, фактически, людям ничего не дали», – прокомментировал ситуацию Аслан Иритов. По его словам, тогда же лучшие участки с подведенной инфраструктурой, расположенные вблизи транспортной линии, были проданы неизвестным лицам, а местным остались участки похуже.

Будет ли земельная реформа в КБР

В начале ноября этого года в селении Нартан был избит активист Адам Медалиев, активно отстаивавший права жителей селения на землю. Случившееся вновь напомнило о необходимости земельной реформы в КБР. На прошедшей после инцидента пресс-конференции в Кабардино-балкарском правозащитном центре было заявлено, что «игнорирование вопроса, который уже привел к ряду острых конфликтов, угрожает республике социальным взрывом».

Еще в 2011 году жители Нартана обращались с письмами к президенту РФ, призывая разобраться с земельным вопросом. Они просили передать селению земли, принадлежавшие опытно-производственному хозяйству «Нартан» (речь идёт о трёх участках площадью 1 435, 430 и 70 га). Решение вопроса затягивалось и лишь в 2016 году местными властями было предложено провести аукцион. Но жители села инициативу опротестовали, поскольку не имели денег для участия в торгах. В мае 2018 года земельный аукцион был признан несостоявшимся.

«Суть этой проблемы в том, что лучшие пахотные земли оказались в руках узкого круга лиц: бывших либо действующих чиновников и их приближенных. А рядовые граждане не могут получить участок земли, чтобы прокормить свои семьи. То, что произошло с Адамом Медалиевым, имеет прямое отношение к земельному вопросу»заявил руководитель Кабардино-балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков.

«Земельные» конфликты случились и в других сёл КБР. В октябре 2016 года был ранен житель селения Верхний Акбаш Мурат Кишев – вместе с группой односельчан он требовал предоставить сельским жителям земельные участки. А в 2017 году в селении Алтуд произошло убийство: одним из арендаторов был застрелен фермер Руслан Кумахов, который отстаивал право односельчан иметь решающий голос при распределении сельских земель.

Тогда же Ассоциация крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) по Кабардино-Балкарии выступила с обращением по факту убийства фермера: «…убийство фермера Руслана Кумахова является прямым следствием нерешенности земельной проблемы в Кабардино-Балкарии».

В сложившейся ситуации подавляющее большинство селян в КБР требует проведения земельной реформы в соответствии с федеральным законодательством. По словам председателя Союза промышленников и предпринимателей Нальчика Жантемира Губачикова, «70-80 процентов пахотной земли, а это 310 тысяч гектаров, захватили крупные арендаторы, в том числе бывшие чиновники <…> пока решением земельного вопроса никто не хочет заниматься – ни парламент, ни правительство региона».

Сдвинется ли с мертвой точки земельный вопрос при новом руководстве республики или решение проблем вновь затянется на годы – покажет время.

Дана Алова