• Поделиться

13 декабря глава РСО Вячеслав Битаров заявил, что завод «Электроцинк» будет закрыт. Соотвествующая договоренность была достигнута за день раньше в Москве, на переговорах с президентом Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Искандаром Махмудовым.

«Производство цветных металлов, опасное для здоровья людей и экологии, будет закрыто. Уральская горно-металлургическая компания, которая является собственником завода «Электроцинк», поставит завод на консервацию. Достигнута договоренность с Искандаром Махмудовым, согласно которой, после Нового года во Владикавказ приедут специалисты для выработки конкретных предложений о дальнейшей судьбе предприятия. Завод останется за компанией ввиду того, что компания приобрела его, вкладывала финансовые средства. Дело в том, что в ведении УГМК есть различные производства, в том числе машиностроение. Как у руководителя республики, у меня есть желание, чтобы компания здесь создала сборочное производство. В ходе встречи я пообещал президенту УГМК оказать полное содействие в их планах по перепрофилированию завода, в том числе и через налоговые преференции», – сообщил Вячеслав Битаров.

На следующий день, 14 декабря, Глава республики, выступая на заседании комиссии по рассмотрению вопросов дальнейшей деятельности завода «Электроцинк», заявил о том, что уже в следующем году, ввиду закрытия металлургического производства, бюджет республики недосчитается 350 млн рублей (5,26 млн дол.) в виде налоговых отчислений – именно столько платил один завод.

Согласно расчетам, в 2019 году властям Северной Осетии нужно будет компенсировать не только эту сумму, но и дополнительно найти 150 млн рублей (2,26 млн дол.). Дело в том, что в расходную часть бюджета 2019 года заложена сумма в 86,3 млн рублей (1,3 млн долларов) для выплат регионального материнского капитала. Суть проблемы в том, что еще в 2012 году был принят республиканский закон о материнском капитале, согласно которому, семья, где родился третий ребенок, получала 50 000 рублей (750 дол.). Причем сумма перечислялась при достижении ребенком трехлетнего возраста, но за период с 2015 по 2018 годы региональный маткапитал так и не был никому выплачен ввиду отсутствия финансовых средств.

Такая же ситуация имела место с выплатами компенсаций для сельских учителей, врачей, работников культуры, что позволяло им экономить свои скромные зарплаты при оплате жилищно-коммунальных услуг. Цена вопроса поддержания сельской интеллигенции составляет немногим более 30 млн рублей (450 000 дол.). Кроме того, нужно постоянно индексировать заработные платы более чем 20 тысячам сотрудников бюджетной сферы, а это всегда поиск дополнительных денег.

Таким образом, вышеупомянутые полмиллиарда рублей – цифра вполне обоснованная, и эти деньги нужно найти, иначе северо-осетинский бюджет не выполнит возложенные на него социальные обязательства. И поскольку речь идет о реальном секторе экономики, стоит начать поиск источника дополнительных налогов с промышленности Северной Осетии. Однако на этом логическом пути подстерегает первая неудача в виде серьезного макроэкономического показателя – индекса промышленного производства.

Если ИПП, как его сокращенно называют специалисты, – больше 100% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, то это и обоснованный оптимизм, и свидетельство экономического роста, который требует сохранения и увеличения. Если ИПП меньше 100%, то ситуация далека от положительной.

В период с 1 по 20 декабря 2018 года индекс промышленного производства в РСО варьировал от 90% до 92% по сравнению с прошлым годом и маловероятно, что по состоянию на 31 декабря (по итогам третьей декады) удастся выйти на уровень 2017 года. Причина здесь только одна – после пожара в цехе электролиза, завод «Электроцинк» прекратил выпуск основного вида товарной продукции.

Во имя благих целей – здоровья людей и экологии – производство останавливается, тревожно падает показатель экономической активности и снижается уровень социальной сущности бюджета, по которому живет регион. Это и есть эффект «бумеранга», как ни горько это сознавать. Промышленные предприятия Северной Осетии не могут в течение одного года резко увеличить налоговую отдачу – такое мнение выразил Александр Усков, который более 10 лет проработал в республиканском министерстве промышленности, три года его возглавлял, а последние пять является директором владикавказского завода «Магнит».

«Для того, чтобы увеличить налоговые отчисления, у промышленных предприятий республики есть только один вариант – увеличить объемы продукции, но проблема в том, что значительная часть предприятий работает исключительно в рамках государственного заказа. Выше госзаказа не прыгнешь. Наше предприятие изготавливает магниты, магнитные системы и альсиферовые кольца, и все объемы определяются только государственным оборонным заказом. Продукция, которая выпускается «Магнитом», является специфичной, и потому производить что-то свыше заказа совершенно бессмысленно – никто эти изделия не купит», – сказал производственник.

Александр Усков, хорошо знающий тему северо-осетинской промышленности, пояснил, что по государственному заказу работают заводы, которые входили в оборонно-промышленный комплекс и среди них «Гран», «Бином», «Разряд» «Алагирский завод сопротивлений», «Кетон», «Крон».

«Указанные предприятия не могут нарастить объемы производства из-за того, что располагают оборудованием с высокой степенью износа и применяют устаревшие технологии, а это лишает их конкурентных преимуществ. Во Владикавказе есть предприятие «Радуга», которое более десяти лет назад вошло в состав вертикально интегрированного холдинга «Созвездие». Предприятие сумело обновить оборудование, получить новые технологии и выпускать продукцию двойного назначения, как гражданскую, так и военную. «Радуга» выпускает метеолокаторы, а это готовая продукция, а также производит комплектующие узлы для аэродромного оборудования. Важным преимуществом здесь является тот факт, что у холдинга «Созвездие», куда вошел владикавказский завод, есть гарантированный рынок сбыта. Таким образом, если предприятию с численностью от 100 до 150 рабочих удается войти в такие структуры, то объемы – можно и набирать», – сказал Усков.

Еще во времена СССР сложилось так, что три предприятия Северной Осетии с наивысшей численностью располагались в непосредственной близости друг от друга – это «Электроцинк», «Победит» и вагоноремонтный завод, который владикавказцы сокращенно называли ВРЗ. После закрытия «Электроцинка», где работало более 1 800 человек, самым крупным по численности предприятием станет завод «Победит», которому в этом году исполнилось 70 лет. Его коллектив состоит из 650 человек, хотя в советские времена здесь работали более 2 500.

Владикавказский «Победит» производит твердые и тяжелые сплавы, вольфрамовый и молибденовый прокат, вольфрам в виде порошков и штапиков. Эффективная загрузка имеющихся мощностей пришлась на 2015-2016 годы, когда по линии «Рособоронэкспорта» на «Победите» занимались исполнением экспортного контракта стоимостью 2 млрд рублей (30 млн дол.).

Дело в том, что только владикавказский завод мог производить твердый сплав, на основе которого предприятие, расположенное в Санкт-Петербурге, изготавливало боеприпасы для российских танков, находящихся на вооружении индийской армии. У боеприпасов, как известно, есть регламентированный срок хранения, и в зависимости от типа и предназначения, этот срок составляет от 20 до 25 лет. Внушительный по финансовой составляющей заказ позволил заводу получить прибыль в размере 100 млн рублей (1,5 млн дол.) и значительная ее доля была направлена на ремонт имеющегося оборудования и приобретение нового – это пресса, печи, токарные станки. Если говорить о налогах, то в 2017 году в бюджеты разных уровней «Победит» перечислил около 500 млн рублей, примерно столько же будет по итогам 2018 года. Теоретически, на следующий год налоговая отдача от владикавказского предприятия может увеличиться – главное, чтобы получить капиталоемкий заказ примерно такого же объема, какой был три года назад. Кадры на заводе есть, технологии – отработаны и немаловажно, что «Победит» снискал репутацию надежного партнера.

Что касается третьего предприятия – вагоноремонтного завода, то общая численность рабочих составляет 500 человек, и на следующий год есть небольшой заказ в виде 97 вагонов, принадлежащих Федеральной пассажирской компании. Заказ действительно небольшой, если учесть тот факт, что в лучшие времена здесь работали 3 000 человек, а количество отремонтированных железнодорожных вагонов измерялось сотнями. Кроме того, ВРЗ отличается высоким качеством продукции именно по части ремонта колесных пар.

Цех колесных пар прошел полную модернизацию в 2003 году, и за один год здесь можно отремонтировать не менее 8 000 колесных пар, но в 2019-ом на заводе пройдет ремонт менее 400 колесных пар – разница бросается в глаза. Если говорить об экономических аспектах, то с 2015 года по 2018 годы среднегодовая сумма уплаты налогов со стороны ВРЗ в бюджеты всех уровней составляла немногим более 150 млн рублей. При скромном объеме работ в следующем году рассчитывать на повышенные налоговые отчисления от ВРЗ не приходится, как, впрочем, и от остальных промышленных предприятий Северной Осетии. Поэтому взыскать дополнительные полмиллиарда рублей за счет промышленных предприятий будет крайне затруднительно – миссия, как говорится, невыполнима. Тогда возникает резонный вопрос: а кто же справится со сложной задачей? Точнее, какие сектора взвалят на себя столь непростую долю ответственности?

По мнению председателя комитета по бюджету, налогам, собственности и кредитным организациям парламента Валерия Баликоева, поскольку с 2015 года в Северной Осетии отмечается рост налоговых поступлений, то ситуацию с доходами следует рассматривать именно в таком ключе. По его словам, важно оценить, насколько эффективно используется налоговый потенциал, и это можно сделать на основании анализа исполнения бюджета за девять месяцев 2018 года.

Согласно официальным данным, налоговые и неналоговые доходы республики за истекшие три квартала составили 8 млрд 80 млн рублей (121 млн дол.) и, как считает Валерий Баликоев, есть все предпосылки к тому, что до конца 2018 года в бюджет поступят все раннее запланированные 10 млрд 973 млн рублей (165 млн дол.).

«Простое математическое вычисление свидетельствует о том, что в следующем году нужно компенсировать полпроцента от всей суммы собственных доходов – налоговых и неналоговых. Задача достаточно выполнимая. Если в качестве примера взять малый и средний бизнес, то за счет этого сектора можно дать существенную прибавку в бюджет. В экономике есть понятие «оборот организаций», а в нашей республике малый и средний бизнес по своим показателям дают не менее 70% от всего оборота организаций. Кроме того, нужно иметь ввиду тот факт, что за последние три года в Северной Осетии увеличились поступления акцизов, связанных с производством и реализацией алкогольных напитков – водки, вина и пива», – говорит Баликоев.

В качестве подтверждения он привел данные, согласно которым, за истекшие девять месяцев в доходную часть бюджета поступили акцизы от вина в сумме 509 млн рублей (7, 65 млн дол.), что на 15% больше аналогичного периода прошлого года. Более чем на 1/3 (34%) увеличились акцизные поступления от производства и реализации пива – в бюджет поступили 305 млн рублей (4,6 млн дол.).

«Наметившаяся за последние три года тенденция роста налоговых отчислений характерна и для агропромышленного комплекса республики – растет урожайность кукурузы, а это неизменно – дополнительные поступления», – подытожил председатель профильного комитета.

Доходную часть республиканского бюджета удастся пополнить за счет четырех инвестиционных проектов, которые были реализованы в Северной Осетии при государственной поддержке. Суть финансовой помощи в том, что 40% от стоимости объекта предоставлял федеральный бюджет, 1% были средства регионов, а остальные вкладывал инициатор проекта. Указанная схема распространилась на все семь субъектов СКФО, а за эффективностью расходов внимательно следило Министерство по делам Северного Кавказа.

Надо признать, что проекты состоялись. В Куртатинском ущелье построена четырехзвездочная гостиница на 100 мест стоимостью 444 млн рублей (6,68 млн дол), которая примет первых постояльцев в феврале 2019 года. Во Владикавказе заработал новый цех по выпуску колбасной и пельменной продукции, обеспечивший рабочими местами 35 человек, и на это производство было потрачено 56 млн рублей (840 тыс. дол.). Остальные два проекта связаны с сельским хозяйством – это переработка зерна и садоводство. Здесь сумма расходов составила 460 млн рублей (около 7 млн дол.), а финансовая помощь со стороны государства исчисляется суммой 162 млн рублей (2,44 млн дол.). Понятно, что такие вложения не оправдаются в 2019 году исходя из того, что сроки окупаемости составляют от пяти до семи лет, но уже есть новые рабочие места и, по предварительным оценкам, налоговые поступления составят 65 млн рублей.

Завершая тему компенсации недополученных налогов ввиду прекращения работы «Электроцинка», стоит сказать о предстоящем в следующем году событии, которое повлияет на экономику республики. Речь идет о запуске каскада Зарамагских ГЭС, которые строятся в Северной Осетии аж с 1976 года. Инвестор проекта в лице генерирующей компании «Русгидро» обещает запустить станцию во второй половине 2019 года, и если рассматривать экономические показатели, то данный объект гидроэнергетики по своей мощности не имеет аналогов на юге России.

Пуск каскада позволит суммарно вырабатывать на территории Северной Осетии не менее 374 Мегаватт электроэнергии. Суммарный объем налоговых отчислений в бюджеты всех уровней составит не менее 800 млн рублей в год – из указанных финансовых средств непосредственно в бюджет республики в виде собственных доходов поступит половина суммы, а это уже существенное подспорье.

По нынешним, непростым временам, лишних денег не бывает – однако забота об экологии и здоровье граждан все же выше макроэкономических показателей. И уже сейчас с осторожным оптимизмом можно говорить, что уход с налоговой арены одного из главных плательщиков все же не подведет северо-осетинский бюджет к критической черте.

Андрей Гагиев