• Поделиться

Несмотря на наличие природных ресурсов и подходящих климатических условий для туризма и рекреации на Северном Кавказе, невозможно выстроить экономическое благосостояние отдельно взятого региона исключительно на туризме.

Без развития промышленного производства курорта не создать, а для промышленного производства всегда нужно сырье, в том числе природного происхождения. Именно в этом и кроется главный вопрос: как рационально использовать природные ресурсы для регионального, в том числе промышленного развития и одновременно соблюдать экологический баланс?

Инвесторам интересен лес, но не лечебная грязь

В Северной Осетии насчитывается около 300 источников и месторождений углекислых, гидрокарбонатно-хлоридных, натриевых, борных вод. По своим бальнеологическим свойствам, химическому и газовым составам, минеральные источники Северной Осетии относятся к таким широко известным аналогам, как мацестинские, ессентукские, боржомские, трускавецкие. Утверждены запасы на девяти месторождениях минеральных вод – это Нижне-Кармадонское, Верхне-Кармадонское, Тибское, Зарамагское, Коринское, Заманкульское, Редантское и Раздольненское. По мнению лидера профсоюзов Северной Осетии, парламентария Таймураза Касаева, наличие такого большого количества источников – это очевидный факт, и таким же очевидным является то, что эти ресурсы слабо используются.

«Северная Осетия способна представить туристам памятники природы и объекты культурного наследия, к примеру, те же самые Мидаграбинские водопады. Но надо всегда понимать, что уникальность республики заключается в минеральных источниках, и глупо то, что их потенциал не используется. Туристы не приедут в Северную Осетии только ради того, чтобы почувствовать наше гостеприимство, попробовать осетинские пироги и пиво. Все это они могут сделать в любом из российских городов – сегодня в Ростове-на-Дону, завтра – в Москве, а послезавтра во Владивостоке. Но если человека одолевает недуг, и он приедет в Северную Осетии лечиться минеральными водами и целебными грязями, и действительно вылечится, то он обязательно приедет еще раз, расскажет о лечении своим близким, друзьям и знакомым. Мы не вправе не использовать такие природные ресурсы», – убежден Касаев.

Пока интерес регионального бизнеса к минеральным источникам носит преимущественно производственный характер – осуществляется розлив воды, но никто из бизнесменов не спешит с предоставлением услуг, связанных с оздоровлением за счет целебных вод, коих в Северной Осетии в изобилии. Также в настоящее время фактически нет конкуренции в сфере грязелечения, хотя есть приличные объемы разведанного Лысогорского месторождения, что в шести километрах от северо-осетинской столицы.

Согласно лабораторным исследованиям, по своему химическому составу и лечебным свойствам Лысогорская грязь не уступает Тамбуканской грязи, добываемой из одноименного озера, расположенного недалеко от Пятигорска. Тамбуканская грязь – это состоявшийся бренд, а о Лысогорской грязи мало кто слышал, разве что за исключением узкого круга специалистов.

Не стоит говорить о том, что бизнес на оздоровлении – это какая-то неправильная с точки зрения морали форма зарабатывания средств. В период плановой экономики бальнеология, которая существовала исключительно за счет государственных капвложений, была предназначена для людей, а что мешает выполнять эту миссию в нынешние рыночные времена? Возможно, отсутствие механизмов государственной поддержки в виде субсидий, льгот и иных преференций.

Северная Осетия обладает существенными лесными ресурсами, общая площадь лесов составляет 241 000 га, в республике произрастают бук восточный, береза, граб, сосна, а эти деревья представляют интерес для мебельной промышленности. Начиная с 2014 года, в республике работает серьезный инвестор в лице ЗАО «Рокос». Согласно бизнес-плану, предприятие производит мебель из массива и ежегодно поставляет на рынок 200 тысяч стульев и 50 тысяч столов, используя при этом не более 26,5 тысяч кубометров леса.

Если оперировать цифрами, то становится понятно, что одно крупное мебельное производство существующие запасы леса не истощит. Однако, по мнению первого заместителя министра экономического развития Северной Осетии Алеты Цориевой, на ситуацию нужно смотреть через положения разработанного проекта Стратегии социально-экономического развития Северной Осетии до 2030 года.

«Одна из стратегических целей состоит в том, что республика, обладающая уникальными природными системами, должна сберечь их для будущих поколений. Таким образом, становится актуальным вопрос сохранения, воспроизводства экономически эффективного, экологически ответственного и социально ориентированного использования лесных ресурсов. Сейчас действует одно предприятие, и у «Рокоса» есть своя делянка, но нужен полный реестр предприятий, использующих древесину в производственных целях. Необходима информация о том, какие участки лесного фонда они используют, в каких объемах вывозят лес. Все это нужно отражать в Стратегии, прекрасно понимая, что в республику могут прийти и другие инвесторы. В любом случае, следует постоянно контролировать состояние лесного фонда», – убеждена Алета Цориева.

Доломит отталкивает туризм, а природный камень притягивает

Именно бесконтрольность в использовании природных ресурсов, по мнению вице-спикера северо-осетинского парламента Батраза Билаонова, приводит к негативному влиянию на все действия, направленные на привлечение туристов в Северную Осетию.

«Нужно гармоничное взаимодействие предприятий добывающей промышленности, перерабатывающих мощностей с нашими туристическими амбициями. В Кобанском ущелье есть живописное место – Кахтисар, куда в советские времена в большом количестве приезжали туристы. Несколько лет назад здесь начали прокладывать дорогу в скальных породах с применением новых технологий. Одновременно вырезались куски доломита, и дорожные строители оставили после себя совершенно неприглядную картину, которая вряд ли может способствовать привлечению туристов. Это очень серьезная проблема, ведь в погоне за добычей доломита есть большая опасность превратить наши горы свалку, и здесь свою роль должны сыграть надзорные органы», – сказал вице-спикер.  

В свою очередь, руководитель дирекции природоохранных программ Министерства экологии Северной Осетии Алан Тобоев отметил, что добыча полезных ископаемых должна вестись в строгом соблюдении с требованиями лицензионного соглашения, и по окончанию разработки месторождения недропользователь в обязательном порядке должен провести рекультивацию земель.

Продолжая тему использования природных ресурсов для нужд экономики, Тобоев рассказал, что в республике находится уникальное по своим запасам Боснийское месторождение доломитов.

«Сырье, добываемое на месторождении, удовлетворяет требования, предъявляемые к доломитам для металлургии и стекольной промышленности. Данное месторождение длительное время разрабатывает предприятие «Кавдоломит», четко исполняющее все требования лицензионного соглашения. В Северной Осетии также расположено Длиннодолинское месторождение известняков для химической промышленности, и это – одно из основных месторождений карбонатного сырья в России. Месторождение эксплуатируется Терским известковым заводом», – рассказал руководитель природоохранных программ.

Ссылаясь на данные геологов, Алан Тобоев уточнил, что в Северной Осетии запасы доломитов составляют 10,2% доломитов для металлургии от общероссийских запасов. И если один из российских регионов располагает десятой частью доломитов для металлургии всей страны, то становится понятным, почему лицензия на добычу предоставляется федеральным министерством, что означает достаточно жесткий контроль. Впрочем, в данном случае, месторождение, расположенное в нескольких километрах от Военно-Грузинской дороги, на становление туристической отрасли не влияет.

В республике есть еще один важный природный ресурс, объемы которого фактически не подлежат точной оценке – это горный камень. Кстати, именно на горный камень когда-то возлагались надежды при формировании архитектурного облика будущего курорта «Мамисон». Олег Карсанов, руководивший комитетом по туризму и курортному делу с 2006 по 2014 год, напомнил, что специалисты ОАО «Курорты Северного Кавказа», в ведении которого находилось создание «Мамисон», еще восемь лет назад рекомендовали природный камень в качестве облицовочного материала для строительства гостиниц.

«Замысел состоял в том, чтобы объекты, предназначенные для размещения туристов, гармонично вписывались в окружающий ландшафт по своему внешнему виду именно за счет облицовки. Но не нужно забывать о том, что на площадке курорта находится 30 объектов культурного наследия федерального и регионального значения, которые построены из природного камня. Это культовые комплексы, святилища, родовые и сторожевые башни, а также церковь, но указанные объекты нужно приводить в порядок, реставрировать – все это реально, благо исходного материала хватает. Курорт не может ограничиваться только спортивной составляющей – обязательно нужны исторические памятники. Культурная сторона отдыха в горах – это и есть метод привлечения туристов, и здесь главенствующая роль отводится объектам, которые из природного камня построили наши предки», – пояснил Олег Карсанов.

Земля, воздух и … транспорт, как неразрывное целое

Чем дышит человек, когда ради достижения материальных благ использует природные ресурсы? Из года в год этот вопрос будет приобретать все большую актуальность, особенно для тех, кто сейчас живет в городах. Пятигорск, Нальчик, Владикавказ, Махачкала – это далеко не полный перечень северо-кавказских городов, где бывают автомобильные пробки и заторы. В автомобильных выбросах содержатся оксиды азота, углеводороды, альдегиды, сажа, бензпирен, а утренние и вечерние пробки в безветренную погоду здоровья горожанам не прибавляют. Уровень автомобилизации, безусловно, будет нарастать, а это значит, что нужны адекватные меры реагирования. Одна из них – это переход на газомоторное топливо, которое снижает содержание опасных для здоровья веществ в выхлопных газах.

Первый заместитель министра жилищно-коммунального хозяйства, топлива и энергетики Северной Осетии Таира Купеева рассказала, что наряду с другими северо-кавказскими субъектами, республика участвовала в соответствующей целевой федеральной программе, и это дало возможность получить 20 единиц пассажирского автотранспорта, работающего на газомоторном топливе.

«Такой транспорт, используемый для общественных перевозок, создает мощную конкуренцию автомобилям на бензине. Перевозки становятся дешевле, и главное, что нагрузка на атмосферный воздух снижается. В настоящее время на территории Ардонского района, а это в 40 километрах от Владикавказа, ведется строительство газонаполнительной станции, которая будет ежесуточно перерабатывать более 2 500 тонн газомоторного топлива. Продукцию планируется поставлять на внутренний республиканский рынок, и уже есть заявки на отправку газомоторного топлива в государства Закавказья», – рассказала Таира Купеева.

На помощь горожанам, которым явно некомфортно пребывать в автомобильных пробках, приходят сельчане. Дело в том, что в Северной Осетии есть мощности по производству биоэтанола, при добавке которого в бензин в соотношении 1 к 10 содержание указанных веществ в выхлопных газах автомобилей сокращается на одну треть. Выпуск биоэтанола достигается за счет глубокой переработки зерна, а в республике, где ежегодно собирается более 500 тысяч тонн кукурузы и около 100 тысяч тонн фуражного зерна, с исходным сырьем проблем не существует. Средняя урожайность «царицы полей» составляет 50 центнеров с гектара, и каждый аграрий по вполне объяснимым причинам желает ее увеличить. Но вместе с тем, каждый сельский труженик прекрасно понимает, что нельзя до бесконечности эксплуатировать землю только под одну культуру. Земля – это живой организм, способный достичь как насыщения, так и истощения, а последнее может повысить актуальность вопроса земельных ресурсов на Северном Кавказе.

В итоге получается, что с одной стороны есть желание минимизировать последствия для людей, а с другой – есть большая вероятность получить очередную проблему, которую предстоит, опять-таки, решать во благо людей. Все в нашей жизни взаимосвязано, и когда говорят об экологическом балансе, то, скорее всего, имеют в виду «золотую середину», но найти ее или нащупать – крайне сложно. Хотя, если думать о будущем, то все же можно.

Андрей Гагиев