© vk.com/rosakhutor
  • Поделиться

Краснодарский край замахнулся на статус одного из регионов, способных составить экономическую конкуренцию крупнейшим городам-миллионникам и областям, богатым углеводородами. По мнению руководства края, все предпосылки и ресурсы для этого на Кубани есть.

Южный хаб

Стратегии развития регионов до 2030 года разработали все субъекты РФ. У одних эти проекты в силу объективных причин выглядят весьма узконаправленными, у других они с явными элементами маниловщины, третьи пошли по пути создания агломераций и это, как утверждают специалисты, оптимальный вариант развития. К числу таких можно отнести Краснодарский край, который в советские годы был житницей и здравницей, а в современной России стал ещё и форпостом страны на Чёрном море, главным торговым морским портом и безоговорочным туристическим центром.

Формирование агломераций стало одним из ключевых направлений стратегии Краснодарского края. Здесь к пространственному развитию территории, превышающей по площади многие европейские страны, подошли с южной скрупулёзностью. Известно, что стратегия социально-экономического развития «Кубань-2030» предусматривает создание Северной, Центральной, Восточной, Черноморской, Предгорной, а также Сочинской и Краснодарской агломераций. Все муниципалитеты края уже разделили на семь экономических зон с исторически выделенной спецификой развития.

В Черноморскую экономическую зону попали Новороссийск, Геленджик, Анапа, а также Темрюкский и Туапсинский районы. В начале августа 2018 года представители этих кубанских муниципалитетов договорились о сотрудничестве. Сочи, как сказано выше, получил статус отдельной агломерации. Связано это с географическим положением – Сочинская экономическая зона охватит территорию от границы с Абхазией* (возможно, кстати, что абхазская сторона изъявит желание каким-то образом принять участие в этом проекте) до границы Туапсинского района, откуда, собственно, начинается дислокация Черноморской агломерации – по всей береговой линии до Анапы, Тамани (станицы в Темрюкском районе) и Керченского пролива.

Как видно из текста Cтратегии развития Кубани до 2030 года, Черноморская экономическая зона должна стать всесезонным санаторно-курортным и туристическим центром федерального и регионального значения с развитой туристской, транспортно-логистической и инженерной инфраструктурой, обеспечивающей гостям комфортный и разнообразный отдых и оздоровление. Кроме того, развитие этой агломерации тесно взаимосвязано с реализацией программы «Азово-Черноморский прибрежный ареал» – это флагманский проект федеральной программы «Пространство без границ», которая также содержит в себе элементы стратегии развития регионов, но, по большей части, туристическо-экологического и социального характера.

Несмотря на то, что Черноморская агломерация объединяет самые, пожалуй, популярные у туристов места – Геленджик, Анапу и Темрюк, на неё возлагаются не только функции зоны массового отдыха. Неслучайно среди задач развития Черноморской экономической зоны указано «усиление мощности «южных ворот России».

«Черноморская экономическая зона несёт стратегическую функцию в качестве южных ворот страны», – неоднократно заявлял губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев.

Во-первых, в Черноморскую агломерацию вошли два крупнейших российских порта – Новороссийск и Туапсе, от работы которых зависит не только благополучие края и региона, но во многом и всей страны. Сюда приходят танкеры с импортным продовольствием и уходят с российским зерном. От этих портов во многом зависит топливно-энергетический баланс (в Туапсе находится крупнейший нефтеперерабатывающий завод), строительный бизнес (в Новороссийске работает крупнейший в стране цементный завод, где производят самый качественный цемент в России) и многие другие сферы.

А Темрюкский район и Анапа – не просто географическая, но и социальная граница с Крымским полуостровом, экономическое развитие которого напрямую связано с этими двумя кубанскими территориями и, соответственно, с будущей Черноморской агломерацией.

«Курортные зоны федерального и регионального значения, как говорится в Стратегии развития, конечно, имеют место быть. Но с точки зрения политики и большой экономики, Черноморская зона – это будущий Южный экспортно-импортный хаб, то есть транспортная сеть и логистика международного уровня. На мой взгляд, это первостепенно», – считает кандидат экономических наук Михаил Ковбасюк.

Курортная перезагрузка

Впрочем и курортно-туристической составляющей в Черноморской агломерации отводится не самое последнее место: «создание пространства высокого качества жизни и отдыха» – один из пунктов развития новой экономической зоны. Тем более, что отдых на черноморском побережье нуждается в перезагрузке.

К примеру, в сезон 2018 года, несмотря на столпотворения на пляжах, некоторые курорты недосчитались гостей. Основные причины – неадекватная ценовая политика отелей, расположенных в Крыму. Достаточно стабильная ситуация только в Большом Сочи, а Геленджик и Анапа, которые хоть и держат второе и третье по популярности места, всё чаще проигрывают по части организованного отдыха.

По оценке Российского союза туриндустрии (РСТ), Анапа потеряла до 30% туристов в прошлом сезоне. Та же ситуация в Геленджике: по свидетельству местных жителей, каждый турист в 2018 году был на счету – в первую очередь из-за высоких цен на проживание. К середине августа курорты Краснодарского края с начала сезона прошлого года посетило более 8 млн человек, или на 3% больше, чем в 2014 году. Средняя заполняемость отелей по краю составила 71%. В то же время, по оценке исполнительного директора Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майи Ломидзе, спрос на отдых на российских курортах вырос на 35-40% по сравнению с 2014 годом.

Есть и другая сторона медали – в пик сезона в Геленджике и Анапе одновременно находятся по 400 тысяч так называемых «туристов выходного дня» – это люди, проходящие мимо официальной туристической кассы, а также те, кто договаривается об отдыхе напрямую с владельцами гостевых домов. Местная инфраструктура с трудом справляется с таким наплывом. Поэтому в проекте развития агломерации говорится не только о необходимости изменений в градостроительстве и благоустройстве территорий, но и об организации цивилизованного отдыха.

Особые изменения ждут транспортную сеть Черноморской агломерации. Второе место по величине пробок в России (после Москвы) держит Краснодарский край. В лидерах тут сам Краснодар, а затем уже причерноморские трассы, проложенные в советское время и не рассчитанные на выросший в десятки раз междугородный трафик.

«При всех преимуществах, у муниципалитетов Черноморской агломерации одна общая проблема – недостаточно развитая транспортная инфраструктура. Мы делаем большие ставки на развитие и доходность наших курортов, но если туристы не будут иметь возможности комфортно доехать, то говорить об увеличении их числа крайне затруднительно», – заявил министр экономики Краснодарского края Александр Руппель.

Кроме того, в проекте – развитие морских пассажирских перевозок и ресурса морских портов Геленджика и Анапы, которые сейчас используются недостаточно, а по отношению к грузовым портам в Новороссийске, Туапсе и Темрюке – так и вовсе не эффективно.

От теории к практике

В ближайшее время руководству муниципалитетов, вошедших в ту или иную агломерацию на территории Кубани, предстоит создать советы, которые должны утвердить 12 ключевых проектов развития экономической зоны. По словам министра экономики Кубани, для всех зон определён куратор и проводятся координационные совещания. Сам Руппель, курирующий грандиозный для региона проект, отмечает, что именно в этих 12 проектах кроются хорошие перспективы для развития региона.

«Прежде всего потому, что это межмуниципальные проекты, которые позволят укрепить деловые связи наших территорий и повысить их инвестиционную привлекательность», – говорит краевой министр экономики.

После того как проекты будут представлены в Министерство экономики, их рассмотрят на краевом совете по стратегическому планированию и экономической политике при губернаторе. В 2019 году идею с созданием агломераций начнут претворять в жизнь.

Между тем среди населения уже поползли слухи о территориальном переустройстве края. Масла в огонь подлило включение Крыма и города Севастополь в состав Южного Федерального округа в 2016 году. Однако в руководстве Краснодарского края отмечают, что деление региона на зоны не предполагает территориальных изменений, тем более касающихся изменений границ субъекта РФ, о чём заявил министр экономики Краснодарского края Александр Руппель.

«Измениться, по идее, должно только одно – муниципалитеты входят в единое экономическое пространство. Другое дело, как это будет выглядеть на деле, тем более что опыта нет ни у кого. Разговоры о комплексном развитии территорий – это одно, по факту – совсем другое. Я читал стратегию и мне трудно объяснить на практике, что значит: «объединение в одно экономическое пространство позволит муниципальным образованиям комплексно развивать территорию, принимать участие в масштабных программах развития, направлять совместные усилия на достижение перспективных целей и задач». Пока что это лишь посыл и теория», – говорит экономист Ковбасюк.

Он также подчеркнул, что ни в одном из обсуждений создания Черноморской агломерации нет ни слова о частном бизнесе. Во всяком случае, представителей бизнес-сообщества на подписании соглашений между муниципалитетами не было. А ведь нельзя забывать, какие интересы будут затронуты – и порт «Новороссийск», и порт «Туапсе» –это частные интересы, и мнение, авторитет, деньги и связи их владельцев куда важнее резолюций, рекомендаций и прочей чиновничьей резвости бургомистров местного масштаба.

Разговаривать с таким крупным бизнесом, выходящим далеко за границы не то что Краснодарского края, но и России, придётся как минимум первым лицам региона или представителям края при правительстве или администрации президента РФ.

«Местным властям при решении комплексного развития территорий придётся столкнуться и с интересами малого бизнеса – а это 90 процентов внутреннего туризма края. Плюс десятки тысяч малых предприятий – фундамент местной экономики. Часто этот бизнес упрям, как правило, недоверчив, и уж точно не лёгок на подъём в решении стратегических госзадач. Другими словами, властям нужно находить общий язык с предпринимательством. Я думаю, что как раз с крупным бизнесом общий язык быстро найдут – на самом верху. А вот с тысячами частников – сложнее. Надеюсь, что не будет ошибок времён Сочинской олимпиады, когда возникали нешуточные споры по земельным вопросам. Сама идея агломерации хорошая, но за тезисами должна быть продуманная механика их реализации», – говорит кубанский журналист Александр Петков.

Стратегия социально-экономического развития «Кубань-2030» была одобрена на федеральном уровне в октябре 2018 года. По словам губернатора края Вениамина Кондратьева, документ в течение 9 месяцев проходил проверку на соответствие задачам и целевым показателям, определенным на государственном уровне, а в ноябре стратегию развития Кубани до 2030 года приняли депутаты краевого Заксобрания.

Руслан Романов

Справка

Городская агломерация – компактная пространственная группировка поселений, объединённых многообразными связями (производственными, трудовыми, культурно-бытовыми, рекреационными). Как правило, она возникает вокруг города-ядра. Среди поселений, входящих в агломерацию, часто фигурируют города-спутники.

В 2014 году в России насчитывалось 124 сформировавшихся и формирующихся агломераций, в которых проживало 85 млн человек. Самая крупная – Московская агломерация – объединяет 20 млн человек.