• Поделиться

Курдский вопрос в местной прессе не поднимался несколько лет. Межэтнические конфликты и массовые столкновения, которые власть всегда трактовала как «бытовые», вытеснение коренного населения, захват сельхозземель – казалось, что всё это действительно в прошлом.

Как выяснилось, не совсем.

Укол, ставший спичкой

На прошлой неделе житель пригорода Минеральных Вод обратился в амбулаторию с жалобами на плохое самочувствие и затруднённое дыхание. У 41-летнего пациента диагностировали бронхит и воспаление лёгких. Ему сделали внутривенный укол, после чего мужчине стало плохо, и он скончался.

Следственный комитет проводит проверку, возбуждено уголовное дело. Это – официальная версия. И в любом другом случае на этом поставили бы точку – мало ли в России врачебных ошибок. Но проблема оказалась в личности умершего мужчины – он оказался представителем курдского населения, живущего в пригороде Минеральных Вод.

Не прошло и получаса после смерти мужчины, как амбулаторию в посёлке Новотерском атаковало около 50 разъярённых курдов. Они требовали выдать им врача, медсестру и вообще всех людей в белых халатах. А после того, как медперсонал сумел забаррикадироваться – стали бить стёкла. По словам очевидцев, которые выставляли комментарии в соцсети, прибывший на место наряд полиции решил не ввязываться – здесь не понаслышке знают, что разъярённая толпа может затоптать и стражей закона.

С горем пополам конфликт удалось локализовать. Следствие ведётся, СМИ отреагировали, (причём крайне вяло), лишь на медицинскую сторону конфликтной медали, ограничившись ссылками на Следком. Национальную подоплёку местные власти посчитали сором, и из избы решили не выносить.

Великое переселение

Сейчас, по разным данным, на Ставрополье живёт около 30 тысяч курдов, в Краснодарском крае почти 12 тысяч, ещё около 5 тысяч – в Адыгее.

Основной их приток на Юг России пришёлся на конец 80-х годов, когда разгорелся конфликт в Карабахе, а вскоре в Армении случилось страшное землетрясение и несколько курдских сёл были практически разрушены. Позже, в начале 90-х, курды стали ехать в Россию из Средней Азии.

Спустя 10-15 лет курды в Краснодарском и Ставропольском краях сумели стать частью местного сообщества, несмотря на привычную житейскую обособленность от соседей других кровей.

Местные жители долгое время принимали курдов за армян: характерная внешность, знакомый акцент и коммерческая жилка – всё это не вызывало подозрений. Лишь после того, как пришлые «армяне» стали масштабно вытеснять местных «соплеменников» с рынков, а затем подминать под себя и всех остальных, люди стали понимать, что к чему.

«О курдах ведь раньше слышали только по телевизору. Мол, жили они на Ближнем Востоке, всячески их там притесняли, и вообще советская власть была за их свободу и так далее, говорит ставропольский историк Сурен Ованесян, – после землетрясения в Спитаке в Россию уехало много коренных армян, среди которых, естественно, были и курды. Многие начинали жизнь с чистого листа и были готовы бороться за место под солнцем».

Привыкшие к невзгодам и тяжёлому сельскому труду, курды стали бороться за место под солнцем весьма нетривиальными способами – занимали сельхозугодья, «откусывали» чужие земельные участки, не брезговали мелким криминалом, устанавливали свои порядки в небольших сёлах и хуторах, защищаясь от власти и полиции с шумом и агрессивностью.

Обычно разобщённое славянское население не могло оказать курдам должного сопротивления (как, к примеру, в некоторых станицах Кубани, где непрошенным гостям грозил казачий самосуд). В итоге многие были вынуждены продать свои дома курдам по крайне низкой цене, боясь, что это жильё у них попросту отнимут.

Многолетний процесс переселения и утверждения на новой земле сопровождался конфликтами, массовыми драками и поножовщиной. Причём часто это происходило в среде самих курдов, делящихся на несколько субэтносов.

«Большинство курдов, оказавшихся на территории бывшего СССР, являются выходцами из северного Ирана и представителями племени бруки, что означает «отделившиеся», «отрезанные». В свою очередь, племя бруки подразделяются на патронимии: шамои, хеджемки, амари, базой, карачоли, сомои. Кроме бруки, к примеру, в Адыгее есть представители племени джалали. И это далеко не полный перечень. Причём до настоящего времени курды не потеряли родоплеменную стратификацию, каждый из них знает, из какого места происходит его род и какому племени принадлежит», рассказывает профессор Адыгейского госуниверситета Анна Соколова, посвятившая жизни курдов в Адыгее научную работу.

Если на Кубани преградой для курдского образа жизни стали казаки и поддержка последних властью, то на Ставрополье курдский шабаш долго сдерживали военнослужащие дислоцированных здесь воинских частей. Все они прошли через жерло двух чеченских военных кампаний и в силу поствоенного синдрома могли поставить на место всех.

До поры до времени так было и в посёлке Новотерском под Минводами, где курдам доступно объяснили, что станет с их домашним скотом, забредшим в воинскую часть на территории бывшего пионерского лагеря. Другими словами, военным удалось приучить совершенно неконтролируемое население дисциплине, применив старый армейский способ – кулачный. Но вскоре военные ушли, а курдский нрав – остался.

История «автономии»

В 90-х курды активно заселяли Краснодарский край. Земледелие и овощеводство для них остаётся главным занятием, и трудно представить, где в России можно найти место лучше. Однако курдское земледелие, как и образ жизни, имеет свои особенности.

«Курды не церемонятся с землёй, умудряясь собирать по несколько урожаев в год с помощью китайских пестицидов», – рассказал один из бывших работников управления Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Республике Адыгея, попросивший остаться неназванным.

Понимая, что конфликты между казаками и курдами вряд ли прекратятся, а к кубанской рачительности курдское сельское хозяйство не имеет никакого отношения, краевые власти предприняли все меры к тому, чтобы не допустить массового курдского присутствия. Постепенно курдов вытеснили в соседнюю Адыгею – на территорию Красногвардейского района, где, в основном, находились русские сёла.

«Курды просто пришли сюда и попросили временного убежища. Русские люди всегда идут навстречу, принимают всех с широко распахнутыми объятьями. А вот аксакалы многих адыгейских аулов запретили главам своих поселковых администраций прописывать у себя в аулах курдов»,рассказывала пару лет назад председатель правления Союза славян Адыгеи Нина Коновалова.

Уже к концу 90-х годов прирост курдов в районе составил небывалые для российской демографической статистики 600 процентов. Уже в 2013 году в школах ряда сельских поселений число учащихся-курдов составляло более половины, а школах аула Бжедугхабль и села Преображенского – 88% и 87%.

«Фактически они уже имеют свою автономию. Думаю, этот вопрос не за горами», считает редактор майкопской газеты «Закубанье» Владимир Каратаев.

Мирное сообщество

Когда в регионах стали образовываться курдские национальные общества, громких конфликтов стало действительно меньше – последний на территории Адыгеи случился почти 7 лет назад. Во многом это стало зависеть от лидеров диаспор, которые вошли в высокие кабинеты власти, наладили отношения с духовенством и с другими национально-культурными автономиями. На Ставрополье национально-культурная автономия курдов была создана в 2012 году.

«Это звено между исполнительной властью России и курдской общиной на местах, чтобы они могли реализовать свои конституционные права, то есть развивать свою культуру, сохранять свои обычаи, язык», – отметил избранный руководитель курдской национально-культурной автономии Азиз Мамоян.

Пиком вхождения курдов в общественно-политическую жизнь стало заявление местных лидеров о поддержке политики президента России в отношении Сирии и осуждение действия правительства Турции. Чтобы открыто заявить о своей позиции, в ноябре 2015 года в селе Белом Красногвардейского района Адыгеи, общественная организация «Агры» даже провела митинг, на котором курды призвали международное сообщество осудить Анкару за то, что под ширмой борьбы с исламскими террористами турецкая армия продолжает убивать представителей курдского народа в Турции и Сирии.

И все же случай в Минеральных Водах лишний раз подчеркнул – при всей видимости вхождения в социум, курды будут жить так, как они привыкли жить.

«Как и в прежние времена, социально-политическое бытие курдов определяется не столько официальной властью государств, в пределах которых они проживают, сколько их собственной структурой, традициями и обрядами», – говорит профессор Соколова.

Руслан Романов

Справка:

По данным всероссийской переписи населения в 2010 году, на территории России живёт около 64 тысяч курдов, имеющих российское гражданство. По неофициальным данным того же года, курдов в стране было более 200 тысяч.

Основные регионы расселения курдов в России - Краснодарский и Ставропольский края, Республика Адыгея, Саратовская, Нижегородская и Ярославская области, а также Москва.

Курды говорят на курдском, русском, грузинском и армянском языках. Разные субэтносы курдов исповедуют ислам (мусульмане-сунниты), езидизм и христианство.