• Поделиться

В конце прошлого года Владимир Путин пообещал, что дело резонансного убийства двух дагестанских пастухов Гасанагусейна и Наби Гасангусейновых возьмет под контроль глава Следственного Комитета РФ. Семья Гасангусейновых надеется, что убийцы их сыновей будут привлечены к ответственности в скором времени.

В ожидании изменений

23 августа 2016 года 18-летний Гасанагусейн и 17-летний Наби Гасангусейновы пасли скот в 3-4 километрах от родного села Гоор-Хиндах Шамильского района Дагестана. В половине десятого вечера они позвонили матери, сказав, что скоро вернутся домой, и попросили приготовить ужин. На следующий день, рано утром, дядя молодых людей нашел их мертвыми на дороге к пастбищу. Молодые люди лежали лицами вниз, на них были камуфляжные куртки, на шеях – автоматы. На теле Гасанагусейна было обнаружено 8 пулевых ранений, у Наби – не менее 11. На куртках, при этом, было всего по два пулевых отверстия.

Через 6 дней после убийства Следственный Комитет по Дагестану возбудил уголовные дела по 222 и 317 ст. УК РФ: «Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов» и «незаконное хранение и ношение оружия» в отношении неустановленных лиц. По  версии следствия, братья Гасагусейновы были убиты в ходе боестолкновения, отказавшись предъявить документы силовикам.

Резонансное дело получило федеральную огласку в конце прошлого года, когда в ходе ежегодной президентской пресс-конференции журналист ГТРК Дагестан Елена Еськина обратилась к Владимиру Путину с просьбой взять расследование под личный контроль. В ответ президент РФ заявил, что «первый раз» слышит об этом деле, но тут же добавил, что поручит взять его под свой контроль главе Следственного Комитета РФ Александру Бастрыкину.

Отец убитых Муртазали Гасангусейнов, с которым побеседовал корреспондент Paragraphs, надеется, что справедливость будет восстановлена.

«У нас было много планов с сыновьями, дома хотели построить... Но 23 августа эти мечты оборвались... Мои сыновья были честными и чистыми ребятами. Я хочу восстановить доброе имя своих сыновей. И чтобы дагестанскую молодежь не убивали под видом боевиков, чтобы прекратился бепредел на Северном Кавказе, когда молодым людям что-то подкидывают и делают их боевиками... Кто бы он ни был, сержант или генерал, я хочу, чтобы его наказали по всей строгости закона, а наших дагестанских детей перестали убивать», – сказал отец убитых.

По словам адвоката Гасангусейновых, правозащитника Джамбулата Гасанова, в деле расследования убийства пока что никаких подвижек нет.

«До меня дошли лишь слухи, что в связи с этим делом в МВД по Дагестану началось какое-то движение. Не знаю точно, что происходит, но это связано именно с пресс-конференцией и вопросом Елены Еськовой. Как мне стало известно из анонимных источников, больше всего власть имущие опасаются, что это дело раскроется. И тогда все кинутся в суды и произойдет политический коллапс», – сказал Гасанов.

Дело Гасангусейновых

Семья убитых братьев Гасангусейновых с 2016 года безуспешно пытается добиться объективного расследования дела. Родители, которых поддержала вся общественность Дагестана, утверждают, что их сыновья были убиты, а местные правоохранительные органы пытаются выдать пастухов за членов бандподполья.

В январе 2017-ого отец убитых Муртазали Гасангусейнов подал заявление в СК Дагестана, требуя возбудить уголовное дело по факту убийства своих сыновей, а в ноябре 2017-ого Европейский суд по правам человека получил жалобу от представителей Гасангусейнова с жалобой на нарушение статей 2 (право на жизнь), 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как видно, обращение в международные структуры возымело эффект 29 ноября того же года уголовное дело на братьев Гасангусейновых, заведенное по статье 317, было переквалифицировано на статью 105 (Убийство). А отец убитых был признан потерпевшей стороной.

Следствие по делу убитых братьев Гасангусейновых полностью себя дискредитировало – считает Джамбулат Гасанов.По его словам, расследование проводилось по статье 317 полтора года, но при этом так и не были названы люди, в которых якобы стреляли братья Гасангусейновы.

«То есть, дело было, но следствие не могло разобраться в наличии либо отсутствии тех людей, в которых стреляли Гасангусейновы. То есть, в деле эти люди вроде бы существовали, но, на самом деле их, получается, не было. Никто их не видел. И теперь, по новой 105-й статье, выходит, что братьев Гасангусейновых убили неизвестные лица», - говорит Гасанов.

Однако в деле по-прежнему присутствует статья 222 УК РФ (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов). При попытке потерпевшей стороны выяснить, о каком оружии идет речь, следствие отвечает, что Статья применяется по отношению к тем, кто убил братьев Гасангусейновых из неустановленного оружия.

«При этом ничего не говорится об автоматах, которые были подкинуты братьям. То есть в любой момент они могут вытащить эту статью, вытащить эти автоматы и начать педалировать процесс в этом направлении», – говорит Джамбулат Гасанов.

Кто стоит за убийством?

Имя братьев Гасангусейновых фигурирует в Заявлении, опубликованном два месяца назад от имени Сагида Муртазалиева – олимпийского чемпиона России по вольной борьбе, ныне объявленного в розыск по обвинению в финансировании терроризма.

В документе утверждается, что в убийстве братьев Гасангусейновых замешан замначальника дагестанского Управления по борьбе с терроризмом ФСБ России полковник Швец и замначальника службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (СЗКСиБТ) Управления ФСБ России по Дагестану полковник Джамалутдинов.

Якобы они направили в Шамильский район подчиненного Швеца, полковника Сергея Донченко, который и руководил убийством невинных парней. А сами Гасангусейновы были убиты силовиками с тем, чтобы представить их в качестве боевиков и получить награды за «наведение конституционного порядка» в Дагестане.

«Прежде всего, мы стремимся к тому, чтобы государство признало, что братья Гасангусейновы убиты именно представителями силовых органов, правоохранителями», говорит адвокат семьи Гасангусейновых.

Однако с вышеописанной версией он не согласен. По словам Джамбулата Гасанова, у потерпевшей стороны есть на руках письмо замначальника ФСБ по Дагестану Вячеслава Назарова о том, что 22-24 августа 2016 года в районе Гоор-Хиндах сотрудники ФСБ спецопераций не проводили.

Адвокат потерпевшей стороны рассказывает, что когда 10 августа 2016 года, в в десятке километров от селения Гоор-Хиндах был убит федеральный судья Убайдула Магомедов, начальнику районной полиции Ибрагиму Алиеву нужно было закрыть дело, и он решил повесить убийство на пастухов, которых никто не смог бы защитить. При этом силовики знали, что федеральный судья был убит боевиками.

«Силовики не трогали настоящих боевиков из-за того, что у одного из них была касса около 300 млн рублей, которую он спрятал в горах. И силовики охотились за этой кассой. Они ждали, пока боевики выведут их на кассу. А дело по федеральному судье надо было срочно закрывать. Алиев смекнул, что живые свидетели ему не нужны и решил повесить убийство судьи на мальчишек. Вот и все», – говорит Джамбулат Гасанов.

По его словам, следствие пыталось обвинить адвокатов правозащитного центра «Мемориал», оказывающего помощь пострадавшей стороне, в «защите ваххабитов». Как поясняет Гасанов, жители селений, расположенных вблизи Гоор-Хиндах, всегда являлись оплотом местного суфийского тариката, «поэтому говорить, что братья Гасангусейновы имели какое-то отношение к салафитам или ваххабитам нельзя». А отец убитых рассказал, что в доме у них никогда не было даже охотничьего оружия, а автоматы сыновья видели только по телевизору.

«За несколько лет до этого (убийства – прим.ред.) было проведено несколько собраний, и на общем сходе джамаатов сельских общин было постановлено вычленять радикально настроенных элементов и подвергать их остракизму, вплоть до выселения из села. И хочу добавить, что на лачуге, в которой ютились ребята на пастбище, висел российский флаг», – говорит Гасанов.

«Они мечтали пойти в армию. Младший особенно...», - добавляет отец убитых.

В июне 2018 года Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Муртазали Гасангусейнова, запросив правительство РФ предоставить копии всех материалов предварительного расследования обстоятельств гибели Гасангусейновых, всех материалов дел, возбужденных по тем событиям.

2 октября 2018 года уголовное дело было изъято из производства Следственного комитета по Республике Дагестан и передано для дальнейшего расследования в Центральный аппарат СК РФ.

Сергей Жарков