• Поделиться

Ставропольский край вошёл в десятку регионов с самыми большими дотациями, запланированными на 2019 год. Почему регион, ставящий амбициозные задачи по подъёму экономики и улучшению благосостояния жителей, из года в год остаётся на дне дотационного рейтинга?

Дотации для СКФО растут

В 2019 году Ставропольский край получит из федерального бюджета более 22 млрд рублей (338,5 млн дол.). Меньше Ставрополья из регионов СКФО получат Кабардино-Балкария – 12,7 млрд рублей (195 млн дол.), Ингушетия – 10 млрд рублей (154 млн дол.), Северная Осетия – 9,5 млрд рублей (146 млн дол.), Карачаево-Черкесия – 9 млрд рублей (138 млн дол.). Больше получат Чечня (30,4 млрд рублей, или 468 млн дол.) и Дагестан, остающийся дотационным лидером в РФ (66,2 млрд рублей, или более 1 млрд дол.). В общей сложности регионы СКФО получат более 159 млрд рублей (2,5 млрд дол.). Кстати, в 2018 году сумма дотаций для субъектов округа составила 143,7 млрд рублей (2,2 млрд дол.).

«И этого всё равно будет мало. Потому что за счёт дотаций регионы решают свои социально-экономические вопросы и предоставляют соцгарантии гражданам. То есть, вместо того чтобы работать над налогооблагаемой базой, региональные власти объявляют людям о социальной направленности своего бюджета, не рассказывая, что делается этого не из-за роста экономики, а за счёт средств из Москвы», – говорит экономист Илья Артемьев из Северокавказского федерального университета.

Известно, что денег много не бывает, федеральных – тем более. Но кроме главы Чечни Рамзана Кадырова пока что никто из глав южнороссийских регионов не осмелился выразить недовольство распределением дотаций. В декабре 2018 года Кадыров пожаловался, что господдержку региона урезали почти в два раза, а успехи Чечни были бы более ощутимы, если бы республике, по его словам, «не мешали». Однако, как отметил Кадыров, ему очень помогает в работе доверие президента России.

Ставропольский губернатор Владимир Владимиров таким доверием похвастаться не может, однако край в очередной раз попал в список регионов с наиболее высокими дотационными выплатами.

«Владимирский развал»

«Под Владимирова» давали регулярно и немало – в 2016 году, например, федеральная дотация для Ставропольского края составила около 12,3 млрд рублей (189 млн дол.). Кстати, в том же году регион перешёл на расчёт налога на имущество, исходя из кадастровой стоимости недвижимости, что позволило ему повысить позицию в рейтинге PwC (международная аудиторская сеть. Прим. ред.) сразу на 29 позиций. Однако наступил 2017 год, и дотации для Ставропольского края были увеличены на 4,7 млрд рублей (72,3 млн дол.).

В 2019 году на Ставрополье повышается транспортный налог для грузовиков и автобусов – в ближайшие два года в краевом дорожном фонде за счёт такого увеличения прибавится примерно 215 млн рублей (3,3 млн дол.). Для региона это капля в море, а добрых слов о краевых властях станет ещё меньше. Не случайно в кулуарах говорят о том, что если бы к Владимирову сохранили лояльность в Кремле, то центр дотировал бы и эту статью расходов.

Считается, что межбюджетная политика – это рычаг влияния центра на регионы, а не стимул их развития. Но юг России, где дотационность из года в год остаётся едва ли не единственным способом выжить  – особенный регион.

«Потоки федеральных трансфертов отражают текущие политические, а с 2014 года – прежде всего геополитические приоритеты: Дальний Восток, Северный Кавказ»,считает экономист Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики.

«Ставрополье в данном случае можно поставить в один ряд с северокавказскими республиками ­– как бы чего не вышло, лишь бы мир и спокойствие. И Москва будет дотировать регион, чтобы избежать социального взрыва и протестных настроений – в этом многонациональном крае это особенно опасно», – говорит ростовский политолог Резван Габилов, занимающийся изучением миграционных процессов на Северном Кавказе.

Как бы ни складывались сейчас отношения губернатора Ставрополья с федеральным центром, Москва вряд ли бы пошла по пути сокращения дотационности ради смены власти в регионе. Тем более что ставропольский губернатор сам подготовил для этого почву.

«На Ставрополье отмечается крайняя степень неудовлетворенности жителей края результатами работы Владимирова. Я не припомню ни одного другого региона, где бы жители четырежды обращались к президенту с требованием уволить губернатора. Владимиров не смог удержать от падения экономику региона. Тяжелейший кризис и земельные войны в сельском хозяйстве. Деградация курортной сферы в регионе Кавказских Минеральных Вод. Здесь есть достаточно развитый сельскохозяйственный потенциал и очень серьезный курортный потенциал – два мощных фактора для импортозамещения. Но ни туристический кластер, ни сельскохозяйственный при Владимирове своих конкурентных преимуществ не реализовали. Это видят и в центре, видит и население»,говорит руководитель Центра социально-политических исследований и программ, политолог Сергей Поляков.

Проще жить в кредит?

Несмотря на то, что в социально-экономическом развитии среди регионов СКФО Ставрополье находится в лидерах, на общем фоне субъектов РФ, в том числе и соседних Краснодарского края и Ростовской области, ситуация здесь весьма сложная.

По итогам 2018 года индекс промпроизводства на Ставрополье прогнозируется на уровне 103-104%, что выше среднероссийских показателей. В регионе выпускается 100% отечественного меламина (применяется в производстве красителей и гербицидов. Прим. ред.), 95% карбамидно-аммиачной смеси, 90% искусственных сапфиров и 60% аэрозолей. За год предприятия края отгрузили продукции на 290 млрд рублей (3,4 млрд долларов США), что выше показателя 2017 года на 15-17%.

Основные отрасли промышленности региона – машиностроение, добыча и переработка нефти и газа, пищевая, химическая, стекольная, лёгкая, мебельная и микробиологическая промышленности. Плюс великолепные климатические условия для развития АПК и туризма. Казалось бы, дело двинулось и в бюджетной сфере – профицит краевого бюджета на 2019 год определён в сумме 1,4 млрд рублей (21,5 млн долларов США).

Несмотря на это показатели, всего за четыре года губернаторства Владимира Владимирова Ставропольский край оказался среди самых бедных регионов России. Говоря о средней зарплате в крае, власти уклончиво называют цифры от 14 до 20 тысяч рублей (215-307 дол.). При этом доля работников, получающих менее 10 тысяч рублей (153 дол.) в месяц, в Ставропольском крае составляет 20,4%, а за чертой бедности, то есть с доходами ниже прожиточного минимума (8 749 рублей, или 135 дол.), оказались 24,5% жителей края.

О системном кризисе говорят и другие показатели социально-экономического развития. По бюджетным расходам на душу населения Ставрополье в 2017 году занимало 78-е место среди 85 регионов РФ, а по объёму инвестиций в основной капитал на душу населения Ставропольский край занял 71-е место.

В июле 2018 года 69,2 тысячи человек классифицировались как безработные, хотя ситуация на рынке труда Ставрополья всегда была принципиально лучше, чем в соседних республиках Северного Кавказа.

На этом фоне власти Ставрополья приняли амбициозную программу – Стратегию развития региона до 2035 года. Главная задача края – попасть в десятку лучших регионов РФ сразу по нескольким показателям: это доходы населения, занятость, бизнес-климат, социальная среда, образование, здравоохранение, экология, культура и спорт. Но пока что Ставропольский край входит в ТОП-10 регионов с самыми большими дотациями.

«Дотационность не означает бесперспективность региона. К примеру, Краснодарский край в 2019 году получит федеральных дотаций на сумму 9,7 млрд рублей (149 млн долларов США), Ростовская область – 13,6 млрд рублей (209 млн долларов США). Другое дело, что на Кубани, с которой край постоянно сравнивают, регулярно строят, возводят, развивают, инвестируют, развитие туротрасли вообще несоизмеримо. На Ставрополье же складывается впечатление, что все дотации направляются исключительно на благоустройство Ставрополя и Пятигорска – эдакие потёмкинские деревни для показа высшему руководству. Ставрополье сейчас напоминает должника, пытающегося погасить кредит с помощью нового. Жить в кредит можно, но не таким способом», – говорит Илья Артемьев.

Госдолг края в 2018 году вырос до 38 млрд рублей (585 млн дол.). Впервые регион занял 4,9 млрд рублей (77 млн дол.) в 2011 году, к 2012 году эта цифра выросла до 9 млрд рублей (139 млн дол.). На 1 января 2013 года госдолг Ставропольского края составил уже 20 млрд рублей (307 млн дол.).

Дальше – больше.

Считается, что одной из причин, повлиявших на снижение наполняемости бюджетов регионов, стали санкции США, которые частично оказали влияние на крупные предприятия в регионах. Из-за санкций налоговые отчисления в региональные бюджеты сократятся, и именно поэтому дотационная помощь регионов была увеличена в очередной раз.

«Это самая популярная сегодня в России отговорка. Не хочешь повышать зарплату – сошлись на санкции, не сумел найти инвестора – опять санкции. Позиция очень удобная, но к большинству регионов, в том числе и к Ставрополью, не имеющая прямого отношения. Санкции не помещали Кубани вновь собрать рекордный урожай зерновых, а вот на Ставрополье собрали на 20% меньше прошлогоднего. Санкции помешали?» – говорит Артемьев.

Руслан Романов