https://vk.com/ramzan
  • Поделиться

На прошлой неделе председатель парламента Чечни Магомед Даудов (Лорд) встретился со своим дагестанским коллегой Хизри Шихсаидовым, чтобы обсудить работу по фиксации административной границы между республиками.

Представители общественности Дагестана опасаются, что граница между республиками будет проведена по «ингушскому» сценарию и Дагестан недосчитается ряда пограничных территорий.

Поручение президента

Обсуждая поездку Лорда в Дагестан, глава Чечни Рамзан Кадыров сделал акцент на том, что разграничение границ между регионами проводится по поручению  президента Путина и распоряжению правительства России.

В соответствии с Распоряжением, рутинные работы по установлению границ между субъектами РФ проводятся с 2017 года и должны завершиться не позднее 1 января 2021 года. Администрации регионов должны согласовать между собой прохождение границы, подготовить пакет документов и затем передать в Росреестр. «В ЕГРН уже внесены сведения о 104 из 378 границ субъектов РФ», – сообщили Paragraphs в пресс-службе Росреестра.

Казалось бы, очередная бюрократическая процедура. И проблем с установлением границ между регионами не возникало до тех пор, пока, наконец, не пришло время Северного Кавказа…

Еще год назад в Северо-Кавказском федеральном округе не было установлено ни одной границы. Все началось в сентябре прошлого года, когда власти Чечни и Ингушетии анонсировали работы по размежеванию административной границы между республиками. Решение обернулось головной болью не только для региональной власти, но и для федерального центра: в Ингушетии с требованием отставки главы республики и упразднением межреспубликанского Соглашения о границах, прокатились массовые акции протеста, отголоски которых не затихли до сих пор.

«Немного туда, немного оттуда»

Прежде чем приступить к фиксации границы с Дагестаном, Чечня успела размежевать границу с соседней Северной Осетией. Причем сделано было это так незаметно, что и жители Чечни, и жители Северной Осетии узнали о завершении землеустроительных работ из сообщения Рамзана Кадырова на страничке «ВКонтакте». Никаких документов или официальных заявлений о фиксации чечено-осетинской границы на правительственных сайтах двух республик не было.

В случае с размежеванием границы с Дагестаном общественность решили поставить в известность. Правая рука Кадырова, спикера чеченского парламента Магомед Даудов или Лорд приехал в Махачкалу 22 января с представительной делегацией, в которую вошли министры и главы администраций муниципальных районов ЧР. В отличие от главы Ингушетии, который во время размежевания границы встречался непосредственно с Рамзаном Кадыровым, глава Дагестана обсуждал вопрос границы с главой чеченского парламента. Но по итогам встречи Васильева и Даудова официальных комментариев не было.

Позже Даудов встретился со своим дагестанским коллегой Хизри Шихсаидовым: пресс-служба Даудова отметила сухой фразой, что «стороны договорились тесно взаимодействовать при проведении соответствующих землеустроительных работ по уточнению данной границы как на республиканском уровне, так и на уровне муниципальных образований».

За пару дней до визита Лорда вопрос границы прокомментировал министр печати Чечни Джамбулат Умаров, внеся тем самым еще большую невнятность. В интервью радио «Говорит Москва» Умаров подчеркнул, что речь идет «о наведении порядка в области межевания», а после добавил: «Может быть, там несколько гектаров или десятков гектаров туда или, может быть, оттуда, как говорится, потому что это касается обоих регионов. Поэтому я говорю, только в этом, может быть, смысле, может быть, что-то будет».

Ауховский район и Кезеной-Ам

В том же интервью Джамбулат Умаров упомянул Ауховский район – нынешний Новолакский район Дагестана, расположенный на границе с Чечней, где до сталинских депортаций 1944 года компактно проживали чеченцы-аккинцы. Министр выразил уверенность, что нынешнее руководство Дагестана сыграет свою положительную роль в том, чтобы «восторжествовала историческая справедливость по отношению к чеченцам-аккинцам и возвращению их населенных пунктов».

Кстати, в ноябре прошлого года, на прошедшем в Хасавюрте съезде чеченцев Дагестана, депутат Госдумы РФ Бувайсар Сайтиев посетовал,  что у проживающих в Дагестане чеченцев нет собственного мононационального района, подобно другим титульным национальностям республики. Как писали местные СМИ, слова Сайтиева вызвали острую реакцию среди дагестанцев, выразивших опасение, что если Ауховский район будет восстановлен, то административно он станет «проситься» в состав Чеченской Республики.

Еще одной «спорной» точкой можно посчитать Кезеной-Ам – самое большое озеро Северного Кавказа, расположенное на границе Веденского района Чечни и Ботлихского района Дагестана. Пару месяцев назад кандидат юридических наук  Рамзан Мулуев опубликовал статью, что высокогорное озеро исторически полностью входило в состав Чеченской республики. И такое мнение в Чечне разделяет не он один: в ноябре прошлого года Paragraphs писал, что сайт чеченского парламента выложил карту, где озеро оказалось полностью включенным в состав Чечни. «Картографическое недоразумение» тогда урегулировали, опубликовав обновленную карту, где восточная часть озера входила в состав Дагестана. При этом в комментарии Paragraphs чеченская сторона сослалась на ошибку бильд-редактора.

Однако «картографическая» проблема оставила негативный отпечаток: председатель «Лакского национального совета» в интервью «Новому делу» заявил: «Дагестанский парламент сам виноват в той реакции, которую вызвали последние новости о создании рабочей группы по разграничению. Ведь они (НС РД) никак не прореагировали на размещение на сайте чеченского Народного собрания карты Андийского озера в административных границах Чечни».

Так затронет ли работа по фиксации чечено-дагестанской границы спорные точки двух республик? Глава Чечни Рамзан Кадыров уверяет: «Между Чечнёй и Дагестаном нет никаких проблем, которые мы не смогли бы решить с учётом интересов обоих субъектов». Но негативный опыт размежевания границы Чечни и Ингушетии показал: «передача» даже клочка земли на Северном Кавказе грозит вылиться в неконтролируемый процесс, особенно если речь идет о таком крупном и серьезном регионе, как трехмиллионный Дагестан.

Сергей  Жарков