http://stavgorod.ru
  • Поделиться

В канун 2019 года на границе Чеченской Республики и Ставропольского края произошло землетрясение с эпицентром в Наурском районе Чечни. Толчок в 3,4 балла ощутили в близлежащих населённых пунктах двух северокавказских регионов, жителей которых сейчас больше волнует политическая сейсмология.

Границы под отчёт

Руководство Чечни намерено навести порядок в географических границах с соседями, в том числе со Ставропольским краем. Официально это звучит как «уточнение границы с Дагестаном, Ставропольским краем и Северной Осетией» и, по словам Кадырова, делается в рамках поручения президента РФ регионам.

Такое поручение действительно существует. Оно было озвучено президентом РФ Владимиром Путиным 5 апреля 2018 года на заседании Госсовета. Спустя 10 дней Путин утвердил перечень поручений, согласно одному из пунктов которого правительству РФ и регионам необходимо до 2021 года завершить работу по установлению границ регионов и населённых пунктов. По мнению главы государства, это позволит «активизировать выявление неучтённых или неэффективно используемых объектов недвижимости и земельных участков, а также повысит эффективность управления государственным и муниципальным имуществом».

На 1 января 2018 года в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН) содержались сведения о 63 региональных границах. По состоянию на 1 января 2019 года в ЕГРН содержатся сведения уже о 104 границах, но всего их должно быть 378. (СКФО представил только две уточнённые границы – Карачаево-Черкесии с Краснодарским краем и Чечни с Северной Осетией. – Прим. ред.).

Вероятно, рутинная картографическая работа осталась бы незамеченной, если бы не прошлогодний конфликт по поводу передела границ Чечни и Ингушетии, который вызвал протесты среди ингушей.

Маслом в огонь стала инициативность Кадырова – ни один другой глава субъекта не обсуждает тему демаркации региональных границ так активно. В том же посте глава Чечни заявил, что «в вопросе определения границ с Дагестаном есть полное взаимопонимание с руководством соседнего региона. Во время встречи с руководством республики стороны (Чечню представлял спикер парламента Магомед Даудов. – Прим. ред.) пришли к полному взаимопониманию по вопросу уточнения границ между двумя субъектами».

Будет ли такое взаимопонимание со Ставропольем, пока что неясно. Как написал сам Кадыров 23 января во «ВКонтакте», работа с руководством Ставропольского края  «близится к логическому концу».

Казаки вспомнили губернию

Инициативность Кадырова дала повод вспомнить историю, случившуюся на Ставрополье в октябре 2018 года, когда атаман Кавказской казачьей линии Сергей Попов заявил, что «изменение границы Чечни с Ингушетией запускает процесс передела границ в СКФО и даёт право требовать возвращения в состав Ставрополья Шелковского (граничит с Дагестаном. - Прим. ред.) и Наурского районов».

В октябре 2018 года казаки Кавказской казачьей линии, обсудив на расширенном заседании правления демаркацию границ между Чечней и Ингушетией, утвердили обращение к губернатору Владимиру Владимирову и главе краевой думы Геннадию Ягубову.

«Так как Рамзан Кадыров проявил инициативу и запустил принцип домино, мы, казаки, скромно требуем пока что только Наурский и Шелковской районы. Там ещё и Кизлярский район Дагестана, и Моздокский район Северной Осетии – это всё территории бывшей Ставропольской губернии. Но мы пока это не трогаем. Пока только Чечня»,заявил тогда Попов.

Нынешние Наурский и Шелковской районы (самый большой по территории район в Чечне. – Прим. ред.) ранее входили в состав Ставропольского края. В 1944 году их включили в состав Грозненской области, а в 1957 году, после возращения из депортации чеченцев и ингушей, районы вошли в состав восстановленной Чечено-Ингушской АССР.

В 2012 году тогдашний губернатор Ставропольского края Валерий Зеренков заявлял, что бывшие ставропольские территории надо вернуть. Помощник уполномоченного по правам человека в ЧР Хамзат Умхаев в том же году писал, что Наурский и Шелковской районы действительно были включены в состав Чечено-Ингушетии из упразднённой Грозненской области, опуская тот факт, что область входила в состав Ставропольского края. Правда, на Ставрополье тоже не вспоминают, что Шелковской район с 1923 по 1937 год входил в состав Дагестанской республики.

Спустя шесть лет цепочка событий, связанных с проведением Госсовета РФ, поручением Путина и инициативами Кадырова вновь привела к обсуждению этого вопроса.

Атаман против губернатора

«Сам факт того, что казаки написали письмо губернатору, остался почти незамеченным. О нём написали, в том числе и федеральные СМИ, но их больше заинтересовала критика работы ставропольского губернатора, по которому атаман Попов серьёзно «прошёлся», – говорит журналист из Ставрополя Георгий Сорокин.

Как сообщил Paragraphs источник в администрации Ставропольского края, никаких официальных писем по этому поводу не поступало. Это же подтвердили и в пресс-службе администрации края. Никто не обращался и в аппарат уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае. А в Чечне после появления информации о «земельных претензиях» многие местные жители заявили об экстремистских настроениях ставропольских казаков.

Известный на Ставрополье публицист и краевед Николай Бондаренко говорит, что о возвращении бывших ставропольских земель регулярно вспоминают в периоды политических кризисов. Так было при экс-губернаторе края Зеренкове, так происходит при Владимирове. Первый «возвратом земель» пытался заслужить авторитет у славянского большинства, а для второго эта тема станет ещё одним минусом в провальной губернаторской карьере.

«Мне кажется, что разыгрывается политическая карта, ведь главное в обращении Попова – это удар по губернатору. Ситуацию просто используют. Почитайте фабулу деятельности Кавказской казачьей линии ­– это популизм с элементами межнационального раздора. Зато Попов получил возможность забить очередной гвоздь в крышку политического гроба губернатора», – говорит Бондаренко.

Не случайно, говоря о возвращении на Ставрополье двух районов нынешней Чечни, атаман Кавказской казачьей линии в итоге переходит на личность Владимира Владимирова: «Губернатор Ставропольского края не соответствует геополитическому положению региона на Кавказе. Ему бы в Рязань какую-нибудь или в Сибирь к нефтепромыслам, там, быть может, он бы и нормально справился, но Ставропольский край – это не его тема».

Теория заговора по-ставропольски

Атаман Кавказской казачьей линии Сергей Попов – в недалеком прошлом госсоветник РФ II класса (в военной аналогии – подполковник), проработавший 10 лет председателем комитета по делам национальностей в правительстве Ставропольского края и около 9 лет – в администрации президента РФ.

Попов в 1995 году был посредником на переговорах с Басаевым в Будённовской больнице, а весь 1996 год – в качестве замруководителя федеральной рабочей группы по освобождению заложников провёл в Чечне. Семь лет при пяти полпредах президента в ЮФО он готовил доклады на имя президента РФ по профилактике экстремизма.

Сейчас Попов известен приверженностью национально-патриотическим силам и по привычке пишет письма Путину.

Он утверждает, что в Москве есть идея укрупнить регион, создав один субъект РФ из СКФО: «Командовать в таком случае этим гипотетическим субъектом ни Владимиров, ни Владимировы не будут, а будут «кадыровы» со всеми вытекающими последствиями. То есть, Ставропольский край повторит судьбу Шелковского и Наурского районов, защищать нас не будет никто, кроме нас».

Продолжая конспирологическую тему, можно рассказать и о якобы  негласном пакте, заключённом между Путиным и Кадыровым, согласно которому, кроме денежных траншей, выделяемых Чечне, республика после 2014 года получит земли соседей. Дальше – больше: по этому раскладу Чечне должна отойти большая часть Ставрополья – краевой центр, район Кавминвод и даже приграничные с Краснодарским краем земли.

«Такие слухи ходят. Но адекватные люди адекватно к ним относятся. Уже лет 20 говорят о том, что карачаевцы, которых не устраивает столица с названием Черкесск, претендуют на Кисловодск. А в черкесской среде звучат призывы вернуть им автономию в Ставропольском крае. И что?» – говорит Бондаренко.

Сегодня и Наурский, и Шелковской районы сложно назвать «исконно» ставропольскими. В Наурском районе с населением 58,8 тысячи человек, лишь половина из которых трудоспособного возраста, чеченцев 84,7%, русских – 8,03%. В Шелковском районе живёт 59,7 тысячи человек, из которых каждый второй пенсионного возраста. Чеченцев здесь 81,1%, ногайцев – 6,1%, русских – 5,4%. А ещё в начале 60-х годов прошлого столетия пропорция русских и чеченцев в том же Наурском районе составляла 83 к 6 процентам, в Шелковском – примерно столько же. После двух чеченских кампаний русское население этих районов сократилось в четыре раза.  Всё это даёт людям повод говорить о том, что Чечня постепенно надвигается на территорию Ставрополья без всяких демаркаций границ.

«Восточные районы Ставропольского края перестают быть русскими. Но это не «чеченский след». Сюда ещё в советские времена приезжали дагестанцы, занимающиеся овцеводством. Они так же продвигались и на территорию соседней Калмыкии. Мои родственники живут в Курском районе Ставропольского края, и чеченцев там меньше, чем дагестанцев или ногайцев», – рассказал Paragraphs аспирант одного из майкопских вузов из Грозного Джамбулат Экаев.

О создании «чеченского султаната» говорят ещё со времён первой чеченской кампании 1995 года. Но на Северном Кавказе живут ингуши, дагестанцы, осетины, адыги, карачаевцы, балкарцы – и у всех есть исторические основания претендовать на современные южнороссийские земли.

«На Западном Кавказе, например, не забывают о возрождении Великой Черкесии, простиравшейся от Керченского пролива до границ Грузии на юге и Терека на юго-востоке. Но пора отбросить эти имперские амбиции. А поручение Путина превратили в передел собственности, прикрываясь исторической справедливостью – её в истории не бывает. И зачем углубляться в века, если Россия до сих пор пожинает плоды территориально-административных реформ всего-то 60-летней давности», – говорит учёный-историк Асхад Куадже. 

Общая протяжённость границы Чеченской Республики со Ставропольским краем составляет 118,2 км. Участок границы края с Надтеречным районом Чечни, проходящий по реке Терек, составляет 32 км. Участок границы с Наурским районом ЧР равен 86,2 км и проходит, в основном, по пескам и бурунным пастбищам.

Руслан Романов