http://kavminkr.ru
  • Поделиться

«Роспатент» лишил 19 компаний права использовать название минеральной воды «Ессентуки». Навести порядок в этой сфере поручила председатель Совета федерации РФ Валентина Матвиенко. Кому выгодна монополия на производство знаменитой минеральной воды и при чем тут газовый клан Арашуковых?

Поручение из Совфеда

Валентина Матвиенко призвала навести порядок с минеральной водой на Северном Кавказе в середине января. По ее словам, в особо охраняемом природном регионе Кавказские Минеральные Воды, что в Ставропольском крае, работает акционерное общество «Кавминресурсы» (правильное наименование – «Кавминкурортресурсы». – Прим.Paragraphs), в котором 51% принадлежит государству, 49% – профсоюзам. Матвиенко призвала разобраться со структурой и понять, сколько было вложено инвестиций на развитие источников и «кому нужны эти «аошки» «рога и копыта».

«У нас профсоюзы в мутные 90-е годы стали крупнейшими собственниками государственного имущества непонятно на каком основании, ни копейки никуда не вкладывая», - заявила она.

Январское обсуждение темы в Совфеде стало продолжением истории декабря прошлого года, когда Матвиенко, находясь с рабочим визитом в Кисловодске, заявила о необходимости отозвать НМПТ (товарный знак наименования места происхождения товара, то есть географический бренд – Прим. Paragraphs) у недобросовестных производителей минеральных вод. Этому, в свою очередь, предшествовал судебный процесс в начале декабря 2018 года, когда Арбитражный суд Ставрополья признал контрафактом минеральную воду ООО «Завод минеральных вод «Октябрь-А», поставляющего на рынок воду под видом знаменитого бренда «Ессентуки».

Не прошло и двух недель после судебного разбирательства и визита Матвиенко в Кисловодск, как «Роспатент» отрапортовал, что коллегия палаты по патентным спорам удовлетворила заявления о прекращении действия НМПТ «Ессентуки №4» и «Ессентуки №17» у шести производителей, утративших доступ к минеральной воде Ессентукского месторождения. В январе «Роспатент» рассмотрел очередную порцию потенциальных лишенцев, в итоге без ессентукского бренда осталось ещё 13 предприятий.

Корпоративный курортресурс

По данным РБК, из семи участков Ессентукского месторождения «Ессентуки» под маркой №4 и №17 ГОСТ добывают только на трёх: государственное АО «Кавминкурортресурсы», ООО «Холод-Розлив» и ООО «Ессентукский завод минеральных вод на КМВ» (ЕЗМВ), принадлежащее корпорации PepsiCo.

Между тем «Кавминкурортресурсы» являются крупнейшим недропользователем в регионе. Именно это ведомство Матвиенко имела в виду, говоря о профсоюзах и «аошках». По данным крупнейшего в регионе издательства «Кавказская здравница», за период 2015-2017 годов в отношении «Кавминкурортресурсы» было проведено 16 проверок, выявивших около двух десятков нарушений.

Источник Paragraphs в администрации Пятигорска предположил, что «Кавминкурортресурсы», оставаясь и недропользователем, и производителем минеральной воды, приложат все усилия, чтобы монополизировать эту сферу в «государственных интересах». 

«За «Кавминкурортресурсами» стоит «Корпорация развития Северного Кавказа», за которой, в свою очередь, – «Внешэкономбанк». ВЭБ вложил в её уставной капитал около 10 млрд рублей (154 млн долл.) Сама же корпорация работает, скажем так, не совсем на благо государства», – рассказал источник.

Например, корпорация заставила «Кавминкурортресурсы» избавиться от наблюдательных скважин, которые необходимы для мониторинга подземных вод. Экономисты корпорации пришли к выводу, что раз из наблюдательных скважин нельзя добывать минералку и поставлять её на продажу, то незачем тратиться на их обслуживание. Таким образом, в конце 2014 года были ликвидированы 10 наблюдательных скважин на Центральном участке Ессентукского месторождения, на что понадобилось 1,2 млн рублей (18,5 тыс. дол.), а в ноябре 2015 года было принято решение ликвидировать девять наблюдательных скважин на Кисловодском месторождении, на что потратили уже 2,2 млн рублей (34 тыс. дол.).

Ещё через год «Кавминкурортресурсы» приступили к ликвидации своих физико-химических и микробиологических лабораторий на Центральных участках Кисловодского, Пятигорского и Железноводского месторождений. В результате мониторинг состояния подземных минеральных вод был практически сведён к нулю, что повысило риски возникновения ЧС на четырёх федеральных курортах.

Но помимо простой безалаберности менеджмента «Корпорации развития Северного Кавказа», были и весьма сомнительные операции. По данным «Московского комсомольца», одно из последних детищ корпорации – медицинский кластер, который должен был строиться в Ставропольском крае, но перекочевал в Карачаево-Черкесию. В августе 2017 года корпорация заключила договор об аренде на 49 лет земельных участков в КЧР. Там ничего не строится, но корпорация ежеквартально платит за аренду земли 5,2 млн рублей (80 тыс. дол.). И вроде как убедили губернатора Ставрополья Владимира Владимирова отказаться от проекта в пользу КЧР находящиеся сейчас под следствием «газовые короли» Северного Кавказа Арашуковы.

Впрочем, это лишь слухи, но в свете последних событий такие разговоры всё чаще принимают реальные очертания. Так что, в чём-то госпожа Матвиенко права, говоря об «аошках» с «рогами и копытами». В подтверждение можно вспомнить историю о том, как одна из фирм заключила контракт с заводом минеральных вод «АкваВайт» на право пользования зонтичным брендом «Аллея Источников» и тут же перепродала его АО «Кавминкурортресурсы», ежемесячно получая за это 400 тысяч рублей (6,2 тыс. дол.).

«Минералку на Кавминводах в 90-е не разливал только ленивый. И когда стало ясно, что это огромные прибыли, наступил передел рынка, – рассказал Paragraphs бывший менеджер одного крупнейших на Ставрополье завода по производству минеральной воды (бренд «Новотерская») Юрий Аксёнов. – Постепенно выдавили достаточно серьёзные и компании – «Старый источник», например, выпускающий «Славяновскую», или «АкваВайт». То, что происходит сейчас – это конфликт интересов. Не видеть его может только тот, кто заинтересован в такой монополии».

Кто захватит «Ессентуки»

По некоторым данным, производство минеральной воды «Ессентуки» действительно может перейти под контроль единой частно-государственной компании. Мощности государственного АО «Кавминкурортресурсы», ООО «Холод-Розлив» и ООО «Ессентукский завод минеральных вод» (ЕЗМВ), принадлежащего корпорации PepsiCo, могут быть консолидированы на базе компании ООО «Холдинг Аква». Примечательно, что 25% акций этой компании уже принадлежат «Кавминкурортресурсам», а «Холод-Розлив» фактически вошёл в периметр новой компании.

До октября 2017 года владельцем 99%-ной доли «Холод-Розлив» было ООО «Аквасистемы» – «дочка» АФК «Система» миллиардера Владимира Евтушенкова. Затем корпорация ее продала, а миноритарным акционером «Холод-Розлив» с долей 1% остался Никита Шашкин – зять бывшего полпреда президента РФ в СКФО Александра Хлопонина. О Шашкине также известно, что он работал в Нью-Йорке заместителем представителя «Внешэкономбанка» в США. А в 2013 году заместителем директора «Корпорации развития Северного Кавказа» работал отец Никиты – Артём Шашкин.

Однако есть негосударственный и, пожалуй, более искушённый в бизнесе игрок – компания PepsiCo. Компания купила Ессентукский завод минеральных вод у «Вимм-Билль-Данна» в 2010 году за 5,5 млн долларов. Сейчас этот завод производит половину всего объёма (52 млн литров в год) «Ессентуков». По данным РБК, в рамках объединения АО «Кавминкурортресурсы» намерено выкупить завод PepsiCo. Тем более что заводу требуются инвестиции для дальнейшего развития. И если PepsiCo продаст завод в Ессентуках, тогда производство одноимённой минеральной воды действительно станет монополией.

Хотят ли этого в Совфеде? Похоже, что сенаторов пока вполне удовлетворяет лишение лицензий и видимость наведения порядка.

«Поддельных «Ессентуков» больше не будет, теперь компании, не имеющие отношения к бренду, не смогут торговать известной минералкой. Подобное решение - это планомерная работа по борьбе с недобросовестными производителями»,заявила сенатор Ирина Гехт.

О том, кто станет монополистом в производстве тех же «Ессентуков», в верхней палате парламента пока что не задумываются: главное сохранить бренд и качество. С «аошками» разберутся потом, а подпольными цехами по розливу минеральных вод займётся полиция.

В 2018 году «Роспатент» заявил о том, что в Гражданский кодекс вводится новое понятие «географическое указание», благодаря которому потребители смогут быть уверены, что костромской сыр был произведён в Костроме, а башкирский мёд – в Башкирии. Одним из первых регионов, который воспользовался таким правом и добился исключительных прав на производство брендового продукта, стала Республика Адыгея.

«Нам пришлось добраться до Верховного суда РФ, чтобы отстоять свою правоту уже после того, как мы получили решение «Роспатента» о том, что сычужный сыр под брендом «Сыр адыгейский» может производиться только на молзаводах Адыгеи», – рассказали Paragraphs в Союзе производителей адыгейского сыра.

Но крупные российские предприятия не только настойчиво обивают пороги ведомств, поставивших подпись под запретом, но и продолжают выпускать тот самый якобы адыгейский сыр в промышленных масштабах, называя его «Сыр из Адыгеи» или «Адыгейский сыр». Не получится ли так же с минеральной водой «Ессентуки»?

«Думаю, от такой марки никто не откажется, и «Ессентуки» будут разливать:­ где-то подпольно, где-то вполне официально без НМПТ – окупятся любые штрафы. Порядок в этой сфере надо наводить, но не через десяток АО и ООО, якобы контролируемых государством. А ситуация с монополией на «Ессентуки» может стать прецедентом, тогда начнётся очередной передел минерально-газированной собственности – брендов на Северном Кавказе много», – считает Аксёнов.

Объем российского рынка минеральной воды в 2017 году оценивался в 3 млрд литров. Ставропольский край – второй крупнейший регион-производитель минеральной воды после Карачаево-Черкесии. В 2017 году в крае было произведено 288 млн литров минеральных вод – это 9,7% от общероссийского объёма производства. По оценкам специалистов, доля контрафакта минеральной воды в России может достигать 80%.

Руслан Романов