https://fmskam.ru
  • Поделиться

Три региона Южного федерального округа – Краснодарский край, Ростовская область и Адыгея – продолжают оставаться территориями, куда северяне едут за «тёплой старостью» и натуральными продуктами, а пенсионеры из Поволжья – за мечтой о фруктовом саде.

Среди мигрантов есть и те, кому прописали южный воздух, и те, кто готов за гроши вкалывать на местных стройках. Миграция компенсирует демографические проблемы, но становится корнем межэтнических конфликтов на юге РФ.

Кто едет на юг

По данным Краснодарстата, в январе-ноябре 2018 года положительное сальдо миграции наблюдалось со всеми странами СНГ: 41% миграционного прироста пришлось на Украину, 20,1% – на Армению и 14,7% – на Казахстан. Всего же в край приехало 185 451 человек, уехало – 140 930 человек. Причём 112 624 человека приехали на Кубань из других регионов РФ, из стран дальнего зарубежья – немногим более 2 тысяч, из стран СНГ – 18 139 человек. В Ростовскую область в 2017 году приехало 110 545 человек, покинуло территорию региона 108 638. На Дон из других регионов России прибыло 42 536 человек, из стран СНГ и Балтии – 11 473 человека, из стран дальнего зарубежья – 868 человек.

Многие из приехавших в Ростовскую область из других стран не прочь здесь обосноваться. Чаще всего сюда на постоянное место жительства (ПМЖ) приезжают украинцы (почти 20 тыс.), казахи (10,2 тыс.), таджики (7,7 тыс.), армяне (6,2 тыс.), узбеки (4,9 тыс.), молдоване (3,7 тыс.), азербайджанцы (2,5 тыс.), киргизы (2,2 тыс.) и беларусы (более тыс. чел.).

В Адыгею в 2018 году чаще всего ехали из Украины – 174 человека и Армении – 117 человек (эти страны в течение нескольких лет в лидерах по приезжающим в республику). Из других зарубежных стран в региональной службе статистики выделили Сирию с миграционным приростом 73 человека и Абхазию с миграционным приростом 27 человек.

«На протяжении последних лет уровень миграционных потоков в Адыгее остаётся довольно стабильным. Серьёзных колебаний как внутренней, так и внешней миграции здесь не наблюдается. Республику выбирают как в качестве постоянного места жительства, так и для работы. Последнее касается, в основном, граждан стран СНГ», – рассказали Paragraphs в Отделе федеральной миграционной службы (ОФМС) РФ по Республике Адыгея.

Не секрет, что ситуация с демографией в этих регионах не самая лучшая и население продолжает увеличиваться за счёт миграционного прироста. В Краснодарском крае, например, на 1 ноября 2018 года число жителей составило 5,64 млн человек, при том что в целом по региону за 10 месяцев 2018 года число умерших превысило число родившихся на 6,6%. Аналогичная демографическая ситуация и в Ростовской области, и в Адыгее – погрешность этого показателя не превышает одного процента. В Ростовской области сегодня живёт 4,2 млн человек, в Адыгее – 450 тысяч.

Конфликты: межэтнические или бытовые?

Несмотря на влияние миграции на рост народонаселения, именно внутрирегиональное перераспределение людских масс стало приводить к конфликтам. В первую очередь, межэтническим. Особенно остро эта проблема стояла в середине 2010-х годов, когда приехавшие в 90-х первые мигранты из северокавказских республик и стран Центральной и Средней Азии не просто обжились на новых землях, но и пустили здесь корни.

Юго-восточная половина Ростовской области сегодня в значительной мере заселена выходцами с Кавказа. В целом их численность, по данным за 2015 год, достигает 300 тысяч человек. Приезжие привозят с собой свою культуру, обычаи, нравы, которые порой вызывают недовольство у коренных жителей.

«Проблем с мигрантами много. Большинство из них просто не хочет вживаться в принятые здесь рамки, им чужды местные традиции, добрососедство в том виде, в каком мы его воспринимаем. Многие из них привыкли выживать, и любое замечание на свой счёт они воспринимают как угрозу. Но в том, что их не пытались ввести в сообщество, есть вина государства», – рассказал Paragraphs этнограф, доктор социологии Азмет Паранук

Стычки между местными и мигрантами зафиксированы и на Дону, и на Кубани, и в Адыгее. Власти, как правило, трактуют их как «бытовые конфликты», не имеющие под собой национальной подоплеки. Тем не менее в 2012 году в селе Ремонтом Ростовской области дело дошло до открытого противостояния. Местные жители подняли настоящий бунт против приезжих дагестанцев и в село пришлось срочно вводить отряд СОБРа.

25 июня 2006 года в городе Сальске ссора из-за девушки переросла в массовую драку местных жителей с выходцами из Дагестана. Один житель был застрелен. Шесть дагестанцев, обвиняемых в организации драки и убийстве, были оправданы присяжными.

В Адыгее, где в Красногвардейском районе компактно живут курды, до открытых столкновений не доходило, но массовые драки с участием местных (русских и адыгов) и курдов в начале 2000-х были регулярными. Всё это тоже трактовалось как «бытовые конфликты». В ряде сёл Красногвардейского района практически не осталось коренного населения, поскольку приезжие вытеснили их с плодородных земель.

В Краснодарском крае, где испокон века живут армяне и греки, численность которых заметно выросла с учётом миграции, а также адыги, для которых это историческая родина, конфликтов на межнациональной почве было больше всего. Один из самых громких произошёл в 2013 году, когда в одном из кафе Новороссийска случилась поножовщина между казаками и армянами, а спустя сутки после драки 150-200 казаков съехались на автобусах к кафе и устроили там погром. Говорят, что дело дошло до приёмной Путина.

В июле 2010 года в оздоровительном лагере «Дон» в Краснодарском крае произошла драка между отдыхающими из Чечни и местными жителями, в которой участвовало около 150 человек. Причиной послужил конфликт между чеченскими подростками и заместителем директора лагеря. В марте 2012 года шесть участников драки получили по два года условно.

Один из последних конфликтов случился в станице Ладожской в 2018 году – тройное убийство в большинстве СМИ было подано, как бытовое тяжкое преступление, однако в сетях появилась информация, что представители цыганской общины 31 декабря прилюдно изнасиловали девушку, за что и были убиты.

Самым громким делом последних лет стало массовое побоище в одном из кафе Краснодара, в результате которого погиб житель Адыгеи. Около 300 молодых людей в Теучежском районе республики вышли на митинг, и разговаривать с разъярённой толпой пришлось первым лицам Адыгеи, в том числе начальнику МВД и прокурору.

Синдром отторжения

Но не только мигранты провоцируют межнациональные конфликты, и показательна в этом плане именно Кубань. В 2002 году в сеть попал фрагмент выступления тогдашнего губернатора Кубани Александра Ткачёва, который заявил, что «определять, законный мигрант или незаконный, можно по фамилии, точнее по её окончанию. Фамилии, оканчивающиеся на «ян», «дзе», «швили», «оглы» незаконные, так же, как и их носители».

Спустя год в городе Абинске, на том самом месте, где губернатор давал пресс-конференцию, правозащитники поставили «живой памятник» цитате Ткачёва. «Памятник» представлял собой группу детей турок-месхетинцев, державших в руках изображение подошвы от милицейского сапога в рост человека, на которой выбиты слова из знаменитой губернаторской цитаты. Абинские чиновники вызвали наряд милиции и казачий патруль, который разогнал участников акции.

«Точку зрения бывшего губернатора Кубани, кстати, разделяют многие жители края. Потому что кроме показательных заседаний всевозможных «лиг мира» и прочих формально-отчётных мероприятий «единения народов» не делается ничего. Казаки при этом всячески показывают, кто в доме хозяин, часто просто нагнетая обстановку. С другой стороны, благодаря им многие станицы на Кубани не превратились в аулы», – рассказал Paragraphs краснодарский журналист Игорь Земцов.

В сравнении с Краснодарским краем, Адыгея и Ростовская область выглядят куда спокойнее. Особенно в последнее время. В Адыгее, к примеру, это связано с серьёзной работой национально-культурных автономий. В азербайджанском землячестве Адыгеи Paragraphs рассказали, что за последние 15 лет азербайджанцы не совершили на территории республики ни одного правонарушения.

Сейчас специалисты говорят о другой возможной проблеме – тотальном расселении по региону выходцев из Средней Азии, которые не просто едут сюда на заработки, но и остаются. В той же Адыгее сейчас учится более 400 студентов из Туркмении. Говорят, что туркмены пытаются подмять под себя рынок такси и активно развивают ресторанный бизнес. Примерно такая же ситуация и в Ростовской области, где тема «казачьей полиции» официально не поднималась, но разговоры об этом ходят. Даже в небольшой Адыгее были попытки создать дружины, в которые бы вошли казаки и черкесы. Правда, этому воспротивилось местное МВД.

«Мы часто утрируем ситуацию на Северном Кавказе – межнациональные конфликты между местными и мигрантами происходят повсеместно: и на Урале, и в Сибири, и в Москве. И даже за рубежом. Другое дело, что костяк местного населения, скажем, в странах Закавказья, не позволит мигрантам того, что они позволяют себе в славянских регионах. Сегодня на государственном уровне нужно признать, что драка между условным русским и условным чеченцем – это межнациональный конфликт, а не «бытовуха». И по каждому такому случаю надо проводить тщательное и открытое расследование», – говорит Азмет Паранук.

В 2014 году учёные кафедры социологии Кубанского госуниверситета выяснили в ходе опроса, что 40% респондентов считают причиной межнациональных конфликтов нежелание приезжих соблюдать местные порядки и обычаи. В том же году Краснодарский край попал в список регионов с высокой степенью межнациональной напряжённости. По данным Центра изучения национальных конфликтов и федеральной экспертной сети «Клуб регионов», основные проблемы края – это изменение этнического баланса в пользу выходцев с Кавказа и Средней Азии, этническая преступность, интернет-экстремизм, рост ксенофобных настроений среди молодёжи и эксплуатация темы «геноцида черкесов».

Руслан Романов

Справка

В результате межокружных миграций в 2008-2016 годах три федеральных округа (Центральный, Северо-Западный и Южный) приобрели, а остальные лишились сотен тысяч жителей. Прибывающие в три федеральных округа мигранты концентрировались в значительной мере в отдельных субъектах РФ. В 2016 году 49% внутренних мигрантов, переселившихся в Центральный федеральный округ, прибыли в Москву и Московскую область. В Санкт-Петербурге обосновались 39,5% внутренних мигрантов, прибывших в Северо-Западный федеральный округ, в Краснодарский край – 43,3% прибывших в Южный федеральный округ.