http://mrg.gazprom.ru
  • Поделиться

Задержание гендиректора компании «Газпром межрегионгаз Махачкала» Владимира Анастасова в Санкт-Петербурге в декабре 2018 года оказалось не последним в дагестанской «дочке» «Газпрома». Как прокурорская проверка потребления энергоресурсов в Дагестане стала ещё одним звеном в деле «газовых королей» Северного Кавказа?

В «деле Арашуковых» новые фигуранты

11 февраля был задержан заместитель Владимира Анастасова Даниялбек Багаутдинов, а спустя четыре дня полиция задержала ещё одного высокопоставленного сотрудника компании – начальника Единого центра газификации и работы с потребителями «Газпром газораспределение Махачкала» Курахму Магомедова. Анастасова задержали в одном из медицинских учреждений Санкт-Петербурга и этапировали в Москву, Багаутдинова – в Дагестане, а Магомедова, по некоторым данным, на Ставрополье.

Следственные действия в компании «Газпром межрегионгаз Махачкала» проводились ещё в ноябре, они были связаны с незаконными начислениями абонентам долгов, ущерб от которых составил 11 млн рублей (170 тыс. долл.), после чего был задержан гендиректор компании, которого подозревают в краже газа на 1 млрд рублей (15,3 млн долл.). Вторая волна оперативной проверки пришлась на февраль 2019 года, под неё попали двое его подчинённых.

Кроме трёх чиновников дагестанского подразделения «Газпром межрегионгаз» по «делу Арашуковых» проходят ещё четыре человека: гендиректор ООО «Газпром межрегионгаз Ставрополь» Игорь Травинов, заместитель гендиректора АО «Газпром газораспределение Ставрополь» Николай Романов, директор филиала ООО «Газпром межрегионгаз Ставрополь» Гузер Хашукаев и гендиректор АО «Газпром газораспределение Астрахань» и ООО «Газпром межрегионгаз Астрахань» Руслан Арашуков, который является двоюродным братом задержанного сенатора Рауфа Арашукова и в своё время возглавлял «дочки» «Газпрома» в Пятигорске и Майкопе.

«Дело Арашуковых и проверки газовых «дочек» «Газпрома» стали звеньями одной цепи только после ареста сенатора (Рауфа Арашукова. – Прим. ред.). В Дагестане проверки газовых компаний начались ещё в начале декабря, то есть за месяц до ареста Арашуковых», - рассказал Paragraphs журналист Камил Гаджимуратов.

Команда «фас» от президента

Инициатором проверок стал президент России – 30 ноября Владимир Путин поручил принять незамедлительные меры по пресечению фактов хищения нефти и газа, а также несанкционированного подключения к распределительным сетям в Дагестане. 3 декабря Генпрокуратура РФ начала проверку по фактам безучётного потребления энергоресурсов, незаконных врезок, бесхозных объектов инфраструктуры топливно-энергетического комплекса республики.

В ходе этой проверки выяснилось, что только за 10 месяцев 2018 года в Дагестане похитили газ почти на 1,5 млрд рублей (2,3 млн дол.). За этот период в правоохранительные органы было подано 4 321 заявление, в том числе 529 – в отношении юридических лиц. Между тем глава Дагестана Владимир Васильев, находясь в феврале на инвестиционном форуме в Сочи, заявил, что задолженность республики за газ при Анастасове выросла на 8 млрд рублей (123 млн дол.), то есть по 4 млрд рублей за год (61,5 млн дол.). А общая задолженность за поставленный газ в республику к началу 2019 году составила более 12 млрд рублей (185 млн дол.).

«Нарушения есть как среди населения, так и среди газовиков, которые ради сокращения долга идут на непопулярные меры – прекращают подачу газа злостным должникам», – рассказал Paragraphs работник «Газпром газораспределение Махачкала», попросивший не называть его имя.

На вопрос, бывали ли в Дагестане случаи взлома пломб на газовых счётчиках, что делается для того, чтобы повесить на абонента штраф в размере 30 тысяч рублей (460 дол.), респондент ответил, что подобные случаи были, и делалось это под давлением руководства компании.

В республиканской прокуратуре подтвердили, что жалобы на противоправные действия газовиков были, по всем проводятся соответствующие проверки, но информацией по поводу того, сколько подобных штрафов было уплачено, ведомство не располагает.

«Существует несколько версий, в том числе и та, что расследование ситуации с бытовыми хищениями газа в Дагестане выявило масштаб махинаций со стороны головной региональной компании – «Газпром межрегионгаз Ставрополь», и было переквалифицировано из административного дела в уголовное. По другой версии, газ – всего лишь зацепка для расправы над кланом Арашуковых», – считает ставропольский политолог Константин Рыбальченко.

Чеченский след?

Существует ещё одна версия, скорее, конспирологическая. В ней особое место отводят главе Чечни Рамзану Кадырову, без которого не обходится ни одно заметное событие на Кавказе.

Эксперт в области социально-экономического развития регионов, профессор МГУ Наталья Зубаревич заявила, что арест отца сенатора Рауфа Арашукова – Рауля Арашукова, который являлся советником главы «Газпром межрегионгаза» Кирилла Селезнёва, и попытка списания с жителей Чечни долгов за газ могут быть взаимосвязаны.

21 января 2019 года суд в Грозном удовлетворил иск чеченской прокуратуры к «Газпром межрегионгазу» и обязал оператора списать «газовые» долги. Однако уже на следующий день Генпрокуратура РФ назвала вмешательство прокуратуры Чечни в оперативно-хозяйственную деятельность газовой компании недопустимым. В итоге 9,3 млрд рублей (143 млн дол.), которые население республики должно за газ, так и не были списаны.

Против решения суда выступила и чеченская «дочка» «Газпрома» – «Газпром межрегионгаз Грозный». Заместитель генерального директора по реализации газа компании Рустам Амерханов отметил, что компания не намерена отзывать апелляционную жалобу на решение суда о списании долга.

«Раулю Арашукову вменяются хищения газа путём манипуляций с договорами. Скорее всего, это дело и процесс по списанию долга Чечне связаны. Федералам нечего ответить на требование Чечни простить долг. Это – косвенная акция с целью показать, мол, «мы боремся с теми, кто ворует в газовой отрасли»,сказала Зубаревич.

Впрочем, ряд экспертов говорит об обратном – поскольку следствие заинтересовалось деятельностью Рауля Арашукова раньше, чем возник вопрос о списании долгов Чечни за газ, то и связывать эти два события не следует. К слову, сам Кадыров разговоры о списании долга с жителей Чечни назвал беспочвенными.

Особенности дагестанской газификации

Однако вернёмся к Дагестану, который остаётся одним из главных должников за газ на Северном Кавказе (12 млрд рублей или 185 млн дол.). 31 января в СМИ появились сообщения о том, что в республике выявлен факт незаконного подключения к газовой трубе, откуда похитили газ, по предварительным подсчётам, на сумму более 79,9 млн рублей (1,2 млн дол.). Выяснилось, что врезка от общей системы газоснабжения республики вела к газопроводу, принадлежащему компании «Дагнефтегаз», которая аффилирована с «Роснефтью». Сейчас эту ситуацию изучают правоохранительные органы.

«В Дагестане незаконные врезки обнаруживают часто. В газопроводы врезаются и частные лица. Только по известным фактам в 2017 году ущерб от таких действий составил более 40 млн рублей (615 тыс. долл.). Следствие должно разобраться, не «крышевали» ли местные «газпромовские» чиновники криминальные трубопроводы», – говорит Камил Гаджимуратов.

«Газпром» вкладывал в Дагестан немалые средства. В 2007-2012 годах компания инвестировала в газификацию республики порядка 6,4 млрд рублей (около 100 млн дол.). Но в июле 2017 года глава «Газпрома» Алексей Миллер открыто заявил на встрече с Путиным, что Дагестан – худший в России регион в части газификации населённых пунктов и оплаты за потреблённый газ. Тогда же Миллер заявил, что компания будет перенаправлять инвестиции в более благополучные регионы.

О проблемах с платёжной дисциплиной в Дагестане премьер-министр Дмитрий Медведев говорил ещё в 2016 году в ходе заседания правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО. На тот момент задолженность за газ составляла более 70 млрд рублей (более 1 млрд дол.) – эта сумма превышала половину всех долгов, накопленных остальными субъектами РФ. Но, несмотря на это, газ в республике продолжал уходить «налево» и не без ведома газовиков, что подтвердил тогдашний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, заявивший, что «большинство долгов у нас из-за того, что деньги у населения собирали наличными и вывозили неизвестно куда».

«В такой ситуации проданный налево газ в размере, скажем, 2-3 млн долларов мог «затеряться» в общей долговой яме. Такие схемы работали по всему Северному Кавказу, потому что похитить 5 млрд кубометров газа (объём, соответствующий сумме 30 млрд рублей, которая фигурирует в деле Рауля Арашукова. – Прим. ред.) в одном только Дагестане невозможно», – рассказал Paragraphs сотрудник кафедры экономики и менеджмента Пятигорского госуниверситета Алексей Заварзин.

И всё-таки стержень обвинения бывшего главы «Газпром межрегионгаз Ставрополь» Рауля Арашукова строится вокруг Дагестана. В качестве подтверждения можно привести судебное заседание 11 февраля 2019 года, где Арашуков заявил, что за время его работы в Дагестане республика потратила газ на 13 млрд рублей (200 млн долл.), а следствие вменяет ему 31 млрд рублей (477 млн долл.). То есть речь, так или иначе, идёт о Дагестане.

Подтверждается эта версия и другими фактами. Известно, что махинации с газом при Арашукове начались ещё в 2003 году, когда был умышленно обанкрочен «Дагестанрегионгаз», чтобы не возвращать долги за газ в размере 2 млрд рублей (30 млн долл.). Вместо него тут же создали одноимённое ЗАО, которое обанкротили уже с долгом в 3 млрд рублей (46 млн долл.). После нехитрых формальностей появился оператор «Кавказрегионгаз», который затем превратился в «Газпром межрегионгаз Пятигорск», накопивший долгов уже на 25 млрд рублей (365 млн долл.).

По мнению некоторых экспертов, зачистка Дагестана, которую начали в феврале 2018 года, проводится для того, чтобы прекратить финансирование экстремистского подполья за счёт теневых доходов, в том числе и газовых.

«В ходе чистки, вероятно, вскрылись каналы поступления средств экстремистам. Такая версия имеет право на жизнь, но тогда возникает ещё один вопрос, на который мы вряд ли получим ответ – не стоят ли за «газовыми королями» на Северном Кавказе внешние силы – иностранные спецслужбы или близкие к экстремистским организации?» – говорит Гаджимуратов.

Кто живёт на народном достоянии?

Более реальна другая версия, касающаяся непосредственно «Газпрома». Долг компании в 2018 году вырос до беспрецедентных 2,4 трлн рублей (37,5 млрд долл.). Падение капитализации компании специалисты оценивают в 6 раз – с 300 млрд долл. до 50 млрд долл., хотя глава «Газпрома» Алексей Миллер ещё 10 лет назад прогнозировал капитализацию компании до 1 трлн долл. к 2018 году.

«Пока госкорпорация увязает в долгах и генерирует убытки, у её руководства с материальным благополучием всё складывается как раз неплохо. Только за первое полугодие этого года премии правлению «Газпрома» были увеличены на четверть – на каждого из 16 топ-менеджеров было потрачено 78,5 млн рублей (1,2 млн долл.)», – пишет издание «Версия».

Сам Миллер зарабатывает 82,6 млн рублей (1,27 млн долл.) в месяц. На этом фоне было наивно предполагать, что менеджеры на местах не стремились бы поправить своё финансовое положение за счёт народного достояния. При этом в «дочках» «Газпрома», как рассказали Paragrahs в одном из региональных филиалов «Межрегионгаза», отменены премии и ряд социальных доплат для рядовых сотрудников. Средняя заработная плата в региональном «Межрегионгазе» сейчас составляет от 17 до 25 тысяч рублей (260-385 долл.).

Когда на фоне не самого лучшего положения «Газпрома» на свет появляются «дела Арашуковых», можно предположить о начале уголовно-финансового аудита не только «дочки» газового гиганта, но и о подготовке к кадровой ротации в самом «Газпроме».

Руслан Романов

Справка

32-летнего Рауфа Арашукова задержали в зале заседаний Совета федерации 30 января. Сенатору вменяют особо тяжкие преступления: участие в преступной группировке, убийство двух человек и давление на свидетеля. По данному делу был арестован его отец, советник главы «Газпром межрегионгаз» Рауль Арашуков. Следствие считает его создателем ОПГ и участником хищения 30 миллиардов рублей у «Газпрома». К настоящему моменту под стражу взяты семь фигурантов: оба Арашукова, их родственники и друзья, занимающие высокие посты в газовых предприятиях Северного Кавказа. Несколько человек объявлены в розыск.