https://vk.com/ramzan Р.Кадыров на встрече с президентом Фонда развития Абу-Даби Мухаммадом Сейф аль-Сувайди
  • Поделиться

Рамзан Кадыров заявил, что один из крупнейших инвестиционных проектов на Северном Кавказе – строительство нового международного аэропорта в Грозном – будет финансироваться за счет ОАЭ. И это далеко не первый проект в кавказском регионе, в который вкладываются арабские державы, ожидаемо наращивая вместе с экономическим и политическое влияние.

Дары ОАЭ: аэропорты, отели, университеты…

18 февраля чеченский лидер Рамзан Кадыров на своей страничке «ВКонтакте»  рассказал об итогах визита в ОАЭ. По его словам, в Дубае он договорился с генеральным директором Фонда развития Абу-Даби Мохаммедом Саифом аль-Сувейди об инвестировании 50 миллионов долларов в строительство международного аэропорта в Грозном. Директор фонда заверил Кадырова, что в ближайшее время группа специалистов отправится в Грозный для подписания всех необходимых документов.

Обещанная арабской стороной сумма – лишь пятая часть от предполагаемой стоимости объекта, которую еще в мае 2018 года сам Кадыров оценивал в 16 миллиардов рублей (примерно 240 млн дол.): по словам чеченского лидера, новый аэропорт должен стать крупнейшим на Северном Кавказе – он будет обслуживать как внутренние, так и международные рейсы, в том числе в страны Ближнего Востока. Кстати, в апреле 2018 года началось регулярное авиасообщение между Грозным и ОАЭ: самолеты компании Al Arabia отправляются дважды в неделю в Шарджу. Таким образом чеченские власти намерены привлекать ближневосточных туристов, в том числе на горные курорты «Кезеной-Ам» и «Ведучи».

Строительство аэропорта – далеко не единственный мегапроект, который инвесторы из ОАЭ, связанные с правящей династией, реализуют в Чечне. Неоднократно бывал в Грозном один из самых известных финансистов в арабском мире Хусейн аль-Новэйс, возглавляющий несколько правительственных структур в эмирате Абу-Даби (в частности, инвестиционный фонд Khalifa). В июне 2016 года после визита аль-Новэйса в Грозном был открыт фонд, названный в честь президента ОАЭ шейха Халифы бин-Зайеда аль-Нахайяна: в него с арабской стороны вложено 50 млн долларов. Эти средства направляют на поддержку реальных инвестпроектов, а также на консультирование венчурных инвесторов из Чечни.

А в декабре 2018 года Рамзан Кадыров на встрече с наследным принцем ОАЭ шейхом Мухаммадом бин-Зайедом аль-Нахайяном заявил, что арабская страна инвестировала в чеченскую экономику $350 миллионов. Но упомянул лишь о двух конкретных проектах – строительстве нового Грозненского международного университета и пятизвездочного отеля The Local. Отель начали строить в октябре 2014 года, а открыли в марте 2018 года в преддверии чемпионата мира по футболу неподалеку от стадиона «Ахмат Арена»: в гостинице 120 номеров, несколько ресторанов, автостоянка на 500 автомобилей, фитнес-центр, теннисный корт, конференц-залы и торговый центр. Именно в этом отеле разместилась во время мундиаля сборная Египта во главе с Мохамедом Салахом – одним из самых известных на планете мусульман.

Во что вкладывается Саудовская Аравия?

О конкретных источниках средств, которые поступают в Чечню из арабских стран, можно лишь догадываться. Как и о том, в какие конкретно проекты они вкладываются, и о каких суммах идет речь. Так, в мае 2016 года во время визита в Грозный государственный министр Саудовской Аравии Ахмед аль-Хатиб заявил, что самые интересные проекты для его страны – это строительство горнолыжного курорта «Ведучи», многоцелевая башня «Ахмат-Тауэр» в Грозном, а также частный учебный центр спецназа в Центорое (Российский университет спецназа).

Но вложили ли саудовские инвесторы средства, широкой общественности неизвестно. А вот что касается «Ахмат-Тауэр», то еще в октябре 2014 года во время визита в Грозный группы инвесторов из ОАЭ было объявлено, что в строительство будут вкладываться деньги инвесткомпаний Emaar Properties и Royal Group, а также Фонда развития Абу-Даби. Сколько и кем конкретно вложено (из Саудовской Аравии и ОАЭ) также остается тайной.

В июне 2018 года сам Рамзан Кадыров на встрече с президентом Владимиром Путиным обмолвился, что инвесторы из Саудовской Аравии «пообещали инвестировать в развитие сельского хозяйства», но никакой конкретики не сообщил.

Представители чеченского истеблишмента – частые гости не только в ОАЭ и Саудовской Аравии, но и в Бахрейне (и наоборот, бахрейнские политики приезжают в Чечню). Так, в октябре 2018 года заместитель чеченского управления Росгвардии, бывший советник Кадырова Даниил Мартынов побывал в Манаме на III чемпионате мира по аэротрубным видам спорта. А спустя месяц в Грозный с ответным визитом прибыл принц Насер ибн-Хамад аль-Халифа, председатель Бахрейнского олимпийского комитета (он тоже в Чечне не впервые). Сам Кадыров также побывал на Международном авиасалоне BIAS-2018, проходившем в Манаме, и встретился с королем Хамадом бин-Иса аль-Халифой.

Экономика с политикой идут рука об руку

«Очевидно, что Кадыров является доверенным неофициальным эмиссаром Москвы по контактам с аравийскими монархиями и другими арабскими странами, – говорит в беседе с Paragraphs старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, профессор Михаил Рощин. – Имею в виду, например, деятельность в Ираке по вызволению из тюрем женщин и детей, оказавшихся там после разгрома «Исламского государства».

Впрочем, Кадыров отвечает за связи не со всем исламским миром: контакты с одной из богатейших монархий Персидского залива, Катаром, призван налаживать ингушский лидер Юнус-Бек Евкуров. Официальные делегации Катара за последние пять лет неоднократно бывали в Ингушетии, а в июле 2018 года Евкуров после встречи в Москве с эмиром Тамимом бин-Хамадом аль-Тани поручил создать республиканскую комиссию по взаимодействию с государством Катар. Однако в списке указов Евкурова документ о создании рабочей группы отсутствует, ничего не сообщалось в прессе и о ее деятельности.

Еще в июне 2014 года во время визита в Магас руководитель катарской госкомиссии по зарубежным проектам Халед Шахин аль-Ганем объявил о финансировании строительства Исламского центра (в него входят соборная мечеть, исламский университет и муфтият). Затем руководство Катарского фонда развития объявило о финансовой поддержке строительства Ингушского государственного университета в Магасе.

«Арабский мир очень большой. Какое-то политическое влияние на Северный Кавказ раньше могла оказывать Саудовская Аравия через свои религиозные учебные заведения и организацию Красного Полумесяца. Так было во время войн в Чечне, но все это уже в прошлом, считает профессор Михаил Рощин. Например, на Северном Кавказе выпускники исламских учебных заведений (в том числе Саудовской Аравии), мягко говоря, уже не приветствуются».

«Можно было говорить о специфике влияния на этнополитическую ситуацию на Кавказе в общем и на Северном Кавказе в частности в 90-х годах – начале двухтысячных: финансирование террористических структур, обучение боевиков, организация лечения и отдыха, информационное PR-обеспечение, снабжение оружием и подпитка террористических структур боевиками, идеологическая и религиозная обработка населения. Но это осталось в прошлом, рассуждает руководитель Северо-Кавказского филиала Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) профессор Геннадий Косов. А что мы имеем в настоящем? Интересы, скажем, Саудовской Аравии на Кавказе никуда не делись. Но реализуются они при помощи так называемой «мягкой» силы: совместные проекты в сфере бизнеса и экономики, расширение культурных связей, поддержание процесса исламизации населения».

Плотно работают с религиозными властями Саудовской Аравии исламские деятели всех республик Северного Кавказа, откуда ежегодно паломники отправляются в паломничество. Рекордное число верующих выезжает на хадж из Дагестана – в прошлом году в Мекку поехали 10 тысяч человек, в то время как, например, из Чечни – 2,5 тысячи, а из Кабардино-Балкарии – всего 200.

Частый гость в Саудовской Аравии – специальный представитель дагестанского муфтията в арабских странах Шихабуддин Гусейнов. В апреле 2018 года он по итогам очередного визита сообщил, что саудовская сторона готова инвестировать в обустройство Дагестанского гуманитарного института, а также о том, что имамов для Дагестана будут готовить в Институте подготовки имамов и проповедников Всемирной исламской лиги в Мекке.

Чеченский муфтий Салах Межиев в арабской стране бывал неоднократно, и даже на личной аудиенции у короля Салмана бин Абдель-Азиза аль-Сауди. Сейчас же чеченская и арабская стороны готовятся к проведению грандиозного мероприятия – международной конференции «Ислам – послание милости и мира», которая должна собрать мусульманских деятелей со всей планеты. Один из организаторов форума, который пройдет в Грозном и Москве – Всемирная исламская лига. Несмотря на примирительное название она отстаивает политические интересы прежде всего Саудовской Аравии, которая по-прежнему видит себя единоличным идеологическим столпом в исламском мире. Чеченские политики с их аналогичными амбициями тут и рядом не стояли.

Антон Чаблин