• Поделиться

Согласно соцопросу, проведенному в прошлом месяце, Нальчик занял второе место среди самых коррумпированных городов России. Жители столицы КБР признались, что часто дают взятки как под прямым давлением, так и просто понимая, что иначе нет шансов решить свой вопрос.

Всё продаётся, всё покупается: повсеместные взятки

В январе этого года независимое агентство Zoom Market провело социологический опрос, в ходе которого респондентам задали три вопроса: Вам приходилось давать взятку представителям органов государственной или исполнительной власти? Как часто? И когда это было в последний раз?
По итогам опроса столица КБР попала в тройку лидеров, заняв второе место между Махачкалой и Владивостоком.

Проблема коррупции, наряду с низкими зарплатами и низким уровнем жизни, всегда остро стояла в республике, причем чаще всего с ней сталкиваются простые граждане, которым приходится платить бесконечные «поборы» во всех учреждениях, начиная с родильных домов, детских садов, заканчивая кабинетами чиновников, сотрудниками полиции и ГИБДД. Взяточничество начинается и с момента устройства практически на любую работу: за получение должности работодателю тоже нужно заплатить, иногда однократно при приёме на работу, а иногда и регулярно с каждой зарплаты.

Судить о масштабах коррупции в КБР можно и по факту уголовного дела, возбужденного в начале 2018 года: фигурантом стал «борец» с коррупцией в республике – руководитель отдела экономической безопасности и противодействия коррупции Урванского районного ОМВД. Как оказалось, он вымогал 3 миллиона рублей (45,5 тыс. долл.) у хозяйки фермерского хозяйства за прекращение проверок документации хозяйства.

По результатам работы Следственного комитета России по КБР, за первое полугодие 2018 года количество сообщений о преступлениях коррупционной направленности увеличилось на 18,3% по сравнению с предыдущим годом. Среди возбужденных дел преобладают дела о взяточничестве.

В начале декабря прошлого года прокурор КБР Олег Жариков заявил, что уровень коррупции в республике представляет одну из основных угроз национальной безопасности и стратегическим интересам страны. Наряду со взяточничеством одним из основных экономических преступлений в Кабардино-Балкарии в последние годы является мошенничество при получении государственных субсидий, а также незаконное предпринимательство. Прокурор также напомнил о существующих по сей день «прорехах в законодательстве», которые позволяют чиновникам уклоняться от декларирования своих доходов в полном объёме.

«Прокурорами выявлены 770 нарушений, связанных с неисполнением установленных антикоррупционным законодательством обязанностей, запретов и ограничений», – сообщается на официальном сайте прокуратуры КБР.

Впрочем, как заявил руководитель отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры КБР Артур Жамурзов, увеличение цифр по количеству коррупционных преступлений связано, скорее, с повышением эффективности деятельности правоохранительных органов и своевременным выявлением фактов подобных преступлений. По мнению Жамурзова, особенно активными в деле противостояния коррупции должны стать предприниматели, ведь именно они чаще всего вынуждены сталкиваться с подобными проблемами, но и они практически никогда не обращаются в прокуратуру.

Клановая коррупция

Клановость в КБР процветала давно. Ещё при Валерии Кокове, когда страна была на грани гражданской войны после развала СССР в 1991 году, ключевые сферы влияния в Кабардино-Балкарии были «распределены» тогдашним главой республики между определенными фамилиями, в том числе по этническому признаку. Такая же система управления республикой продолжилась и при следующем главе – Арсене Канокове, но влиятельные фамилии сменились «под нового главу». С приходом к власти в республике Юрия Кокова, кланам предшествующего главы Арсена Канокова также пришлось сдавать свои позиции.

В переделе власти Юрий Коков сделал ставку на кланы, не входившие в «каноковский круг», а главное - заручился поддержкой остававшихся «в каноковский период» в стороне балкарских фамилий. Юрий Коков был женат на представительнице влиятельного балкарского клана, к тому же она – дочь высокопоставленного офицера МВД. В итоге Юрий Коков получил мощную поддержку прежде всего со стороны балкарских фамилий. Считается, что во многом именно благодаря «балкарской поддержке» Юрий Коков пришёл к власти, за что потом он «благодарил» разнообразными уступками пожеланиям балкарских активистов и бизнесменов.

Разумеется, в этой атмосфере коррупция всё так же процветала, как это было ещё с 90-х. В 2016 году Юрий Коков призвал не гоняться за цифрами, а действительно бороться с коррупцией. Создавалось впечатление бурной деятельности, возбуждались тысячи уголовных дел коррупционной направленности, но до суда доходили лишь десятки. В тот период почти половина населения республики считала, что «результатов антикоррупционной деятельности в республике просто нет».

До 2017 года в республике нашумело, пожалуй, только одно «антикоррупционное дело», которое носило, скорее, показательный политический характер. Речь идёт о так называемом «Деле филармонии» 2012 года, когда под арест попали приближенные действующего на тот момент главы КБР Арсена Канокова, обвиненные в хищениях госимущества и мошенничестве.

В 2017 году дело бывшего министра финансов КБР Заура Лихова практически не освещалось в СМИ, а приговор был крайне мягким, поскольку речь шла о человеке из команды действующего тогда главы КБР Юрия Кокова. Хотя по масштабу преступления дело должно было стать громким: речь шла о хищениях на десятки миллионов рублей.

В марте 2018 года уголовное дело было заведено и в отношении бывшего министра природных ресурсов и экологии Хакима Биттиева, который подозревался в хищении 3,7 млн рублей (56 тыс. долл.), но на момент ареста в прессе предпочитали не упоминать его имя, и многие оценивали это как нежелание тогдашнего главы республики испортить этим делом свой политический имидж, а возможно, и отношения с балкарцами. Этим же объясняли и «упреждающие» перестановки и увольнения некоторых представителей администрации Юрия Кокова, рискующих попасть под прицел прокуратуры.

Зато активно освещалось дело о взятках за ЕГЭ: тогда бывшая глава центра ЕГЭ Фатима Сижажева и сотрудница министерства образования были осуждены на серьёзные сроки (8,5 и 8 лет) и многие жители республики сочли подобное наказание беспрецедентно жестким. По их мнению, «были куда более опасные для благополучия республики «кандидаты» на получение подобных сроков». Такую избирательность в антикоррупционных делах до 2018 года связывали и с фигурой Валерия Устова – главой республиканского управления Следственного комитета РФ. Считалось, что до прихода на пост главы КБР Казбека Кокова и последующей смены администрации, из центра шёл негласный ориентир на борьбу с экстремизмом, а дела коррупционной направленности не являлись приоритетными, либо не предавались огласке. При этом дела, связанные с борьбой с экстремизмом, также легко обрастали коррупционными «нюансами».

За коррупционеров действительно взялись?

С назначением Казбека Кокова врио главы КБР 26 сентября 2018 года, было возбуждено несколько коррупционных дел в отношении влиятельных бизнесменов и чиновников республики. Особенно громким был арест в октябре прошлого года бывшего главы «Бум-банка» Каншоби Ажахова (за мошенничество), державшего под своим контролем многих бизнесменов республики. В декабре состоялся суд над нефтяным магнатом Валерием Кардановым – «теневым хозяином» республики на протяжении многих лет, пока в 2013-м он не был объявлен в розыск по обвинению в мошенничестве, а в августе 2018-го – арестован.

В декабре 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего председателя совета директоров АО «Кабельный завод «Кавказкабель» по статье «Преднамеренное банкротство». За данное преступление предусматривается наказание сроком до 6 лет и штраф до 200 тыс. рублей (3,03 тыс. долл.) В начале года под прокурорские проверки попали сотрудники «Газпрома»: от рядовых работников, скручивавших показания счётчиков за взятку, до региональных отделений «Газпрома» и их руководства, осуществляющих услуги по газообеспечению без соответствующих лицензий.

Телеграм-канал «Станция Нальчик» комментирует эти «чистки» как «вполне эффективный ход», укрепляющий позиции Казбека Кокова перед выборами главы республики в сентябре этого года.

Дана Алова.