На фото: Сборы кадетов казачьих корпусов / http://slavakubani.ru
  • Поделиться

Три региона юга России готовы вложить в местное казачество несколько миллиардов рублей. На Кубани, Дону и Ставрополье утвердили госпрограммы, в рамках которых бюджетные средства потекут в реестровые казачьи войска – Кубанское, Всевеликое Донское и Терское.

Зачем государство вкладывает в казачество такие суммы, и как их будут отрабатывать удалые молодцы в черкесках, которых в народе часто именуют «ряжеными»?

Госпрограммы на миллиарды

Власти Краснодарского края планируют в 2019-2021 годах выделить на реализацию программы «Казачество Кубани» около 3 млрд рублей (46,1 млн дол.). В 2018 году господдержка Кубанского казачества обошлась региональному бюджету в 1,1 млрд рублей (17 млн дол.). На Дону пошли ещё дальше – правительство Ростовской области приняло госпрограмму «Поддержка казачьих обществ» до 2030 года. Начиная с 2019 года, донские казаки ежегодно будут получать около 800 млн рублей (12,3 млн дол.), таким образом, бюджет Ростовской области потратит на казаков 9,3 млрд рублей (143 млн дол.), ещё 300 млн рублей (4,6 млн дол.) привлекут из внебюджетных источников. Не остаётся в стороне и Ставропольский край – в регионе утверждена госпрограмма «Межнациональные отношения, профилактика терроризма и поддержка казачества» на 2019-2024 годы, на реализацию которой из краевого бюджета выделят 1,3 млрд рублей (20 млн дол.). Средства выделяются войсковым казачьим обществам, то есть, речь идёт о реестровых казаках, присягнувших на служение России.

Будут ли делать из казаков гвардию?

На какие цели направляются астрономические по нынешним временам суммы? В Ростовской области, например, выделяемая сумма делится на две основные статьи. Первая – это «создание условий для привлечения членов казачьих обществ к несению госслужбы» с объёмом финансирования 4,1 млрд рублей (63 млн дол.). Вторая статья – развитие в Ростовской области кадетского казачьего образования, на что потратят 5,2 млрд рублей (80 млн дол.). Оставшиеся деньги направят на развитие творческой самодеятельности. Как говорится в документе, средства нужны «для сохранения и актуализации казачьей культуры, реализации идеалов и ценностей донского казачества в системе социально-экономического и духовно-культурного развития Ростовской области». Те же задачи стоят перед казачеством и на Кубани, и на Ставрополье.

Напрашивается вопрос: действительно ли из казачьих реестровых обществ планируют сделать новый род войск, для чего так усиленно развивают институт кадетских казачьих корпусов? Косвенный ответ был получен в ноябре 2018 года, когда в Москве было учреждено Всероссийское казачье общество.

«При объединении всех реестровых войсковых казачьих обществ  мы получим всероссийское казачье войско численностью около 200 тысяч человек»,заявил тогда руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов.

Приветственную телеграмму участникам всероссийского казачьего круга направил президент РФ Владимир Путин, отметивший, что «учреждение Всероссийского казачьего общества будет способствовать дальнейшему развитию казачества и его объединению вокруг вековых традиций преданного служения Отечеству».

«Идею создания военизированной структуры, которую нельзя было бы причислить к силовым ведомствам, обсуждали давно. Учитывая опыт казачьих дружин на Кубани, которые помогают полиции в наведении общественного порядка, можно предположить, что казаки-дружинники при правильном подходе и подготовке могли бы выполнять ряд задач, возложенных сейчас на Росгвардию или частные военные компании», – рассказал Paragraphs военный эксперт, публицист Сергей Долгов.

Об этом, кстати, ещё в 2014 году говорил первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков: «Решение вопроса территориальной обороны страны может быть достигнуто созданием специального компонента в Вооружённых Силах РФ – территориальных войск, формируемых на милиционной основе, то есть путём реального воссоздания казачества как военно-служилого сословия».

Сивков также отметил, что «одной из главных задач территориальной обороны, особенно актуальной в военное время и, как показал опыт Украины, в условиях возникновения социально-политической нестабильности в стране – это противодействие в пределах зоны ответственности и на её границах тем силам, которые могут нанести ущерб защищаемым объектам. В первую очередь это борьба с десантами, диверсионно-разведывательными группами, террористическими группировками и бандформированиями».

От закона до беспредела

Насчёт нестабильности и участия в этом процессе казаков СМИ писали в мае 2018 года в Москве, когда казаки приняли участие в разгоне протестной акции «Он нам не царь». Правда, в Центральном казачьем войске поспешили откреститься от участия казаков в столкновениях, официально заявив, что казаки лишь высказали свою гражданскую позицию, направленную на недопущение насильственного захвата власти, но в каких-либо противоправных действиях не участвовали.

На Кубани казаки не раз «воспитывали асоциальный элемент» нагайками. Например, в феврале 2014 году они сорвали выступление панк-группы Pussy Riot – солисток отхлестали нагайками и оттаскали за волосы. Летом того же года казачий патруль способствовал задержанию четверых жителей Кабардино-Балкарии, которые решили станцевать лезгинку в Геленджике. Случившееся в разгар курортного сезона происшествие получило широкий общественный резонанс.

Примеру создания казачьих патрулей хотели последовать славянские общественники в Адыгее, однако черкесские организации выступили против такой инициативы, несмотря на предложение ввести в состав патрулей черкесов. На Ставрополье казачьи патрули появились в 2013 году. Им отвели роль «послов мира» при полиции, назначив зарплату в 15 тысяч рублей (230 дол.). Сегодня окружная казачья дружина в Ставропольском крае превышает 240 человек. Казаки, наряду с полицией, патрулируют места массовых скоплений граждан, помогают в охране во время проведения крупных мероприятий, к примеру, в период проведения Чемпионата мира по футболу в 2018 году они работали на тренировочной базе в Ессентуках, где располагалась сборная Нигерии.

По договору между мэрией Ростова-на-Дону и Всевеликим войском Донским улицы города должны патрулировать 62 казака – 42 пеших и 20 конников. Но в состав дружины входили 21 пеший казак и 17 дружинников конного взвода (в 2017 году конные патрули были ликвидированы - Прим. ред.). Связано это было с низкой заработной платой казаков – 10 тысяч рублей (153 дол.), хотя в целом численность народной дружины Ростова оценивается в 2 тысячи человек. Сейчас казаки привлекаются к охране разных по статусу мероприятий, включая большие праздники и домашние матчи ФК «Ростов».

Кадеты в казачьей форме

Тем не менее, многие специалисты рассматривают казачество, как реальную силу, способную на большее, чем частные охранные предприятия. Не случайно на смену появившимся во многих регионах казачьим классам в общеобразовательных школах, прочат рост числа кадетских казачьих корпусов. Сейчас в России 27 таких учреждений. Больше всего на юге страны – 15. Шесть корпусов находятся в Ростовской области, на Кубани – 5, три казачьих кадетских корпуса расположены в Волгоградской области, ещё один – в Ставропольском крае.

По сути, это суворовские училища для юных казаков. В этой связи можно вспомнить слова Константина Сивкова, говорившего, что в перспективе речь идёт о воссоздании казачества как реальной вооружённой опоры государства вместо современной его имитации. По его словам, жизнь казачьих поселений будет целиком связана с военной службой, которая станет смыслом их существования. В результате возникнет особое сословие, неразрывно связанное с военной службой государству, как это было в царской России.

«Не знаю, сколько лет должно пройти, чтобы к казачеству вернулось его историческое лицо воина и пахаря. Уклад жизни сильно изменился, для многих казачество остаётся способом набирать политические очки, для других это не более чем игра. Как общественную структуру, способную оказать гуманитарную помощь, казаков можно рассматривать, но как военную – пока что нет», – рассказал Paragraphs краевед Александр Данильченко.

Сейчас выпускники кадетских казачьих корпусов не становятся под ружьё. Но судя по вливанию средств в казачество, вряд ли можно утверждать, что аграрные и прочие науки в будущем не потеснят усиленные занятия начальной военной подготовкой.  

Казачий люд на юге

Всероссийская перепись населения за 2010 год выявила интересный факт: в России живёт всего 67,5 тысяч казаков, 80% которых – в Южном федеральном округе. Но это более чем вдвое меньше, чем членов только одного Кубанского казачьего войска. Судя по переписи, в Краснодарском крае казаками называют себя лишь 5,2 тысячи человек – это меньше, чем курдов, немцев, турок или цыган, не говоря уже о русских, армянах и украинцах. Больше всего казаков живёт в Ростовской области (29,6 тысяч казаков или почти 44%), и в Волгоградской области – 18,4 тысячи, (27,3%). Краснодарский край только на третьем месте, на Ставрополье казаками себя назвали всего 3,9 тысяч человек.

«Дело в том, что в переписи речь шла о национальности. Многие, в том числе и реестровые казаки, в переписи назвали себя либо русскими, либо украинцами, оттого и получилось такое соотношение. Но перепись – официальный документ, поэтому получается, что лишь каждый 24-й казак, состоящий в Кубанском казачьем войске, считает, что он принадлежит к казачеству как к народу», – пояснил Александр Данильченко.

К казакам на юге отношение двоякое. И не только со стороны коренного населения. Несмотря на широту души, которую казаки вкладывают в свои песни, их считают едва ли не самым прижимистым народом с особым норовом, который часто становится причиной межнациональных конфликтов. Это особенно заметно на Кубани, которую казаки считают своей землёй, не принимая во внимание времена Великой Черкесии и не считаясь с интересами живущих здесь несколько столетий греков и армян.

Парадокс ситуации ещё и в том, что казаки, утверждающие, что со времён Гражданской войны начала XX века это «сословие» всегда выступало против советской власти, сегодня активно поддерживают исторические завоевания той самой власти, в борьбе с которой открыто переходили на сторону фашисткой Германии. В станице Даховской, что в предгорной части Адыгеи, ежегодно проходят поминовения по расстрелянным красноармейцами в 1920 году казакам. При этом ещё одна страница истории, когда в 1942 году в той же Даховской солдат вермахта встречали хлебом-солью, почему-то оказывается забытой – сейчас просто говорят об оккупации станицы 207-м егерским полком и моторизированными частями полка СС «Вестланд» из дивизии «Викинг» и героическом её освобождении.

«Я знаю нескольких моих коллег, которые раскопали в архивах массу интересных документов из истории казачества тех лет. Но публиковать их никто не будет – слишком нелицеприятные эти страницы. С другой стороны, была и пластунская дивизия, воевавшая на стороне Красной Армии», – рассказывает Александр Данильченко.

Сегодня казачество всячески поддерживает начинания власти, в том числе и в регионах. Кубанские казаки, например, всегда были за пазухой регионального руководства – как во времена правления Николая Кондратенко и Александра Ткачёва, так и нынешнего главы края Вениамина Кондратьева. То же происходит и на Дону, и в Ставропольском крае.

Подтверждается это приближённостью казачьих атаманов к руководству регионов: атаман кубанского казачьего войска Николай Долуда – вице-губернатор Краснодарского края, атаман Всевеликого войска Донского Виктор Гончаров – вице-губернатор Ростовской области, а атаман Терского казачьего войска Александр Журавский – помощник губернатора Ставропольского края.

«Казачество, на мой взгляд, становится одним из звеньев вертикали власти. Во всяком случае, региональному казачеству сейчас вполне официально можно отдавать приказы по линии исполнительной власти», – говорит Александр Данильченко.

После того, как Путин свозил с собой на свадьбу главы МИДа Австрии Карин Кнайсль Кубанский казачий хор, электората из числа казачьего люда у нынешней власти точно прибавилось. Впрочем, голосовать казаки обязаны так, как решит Казачий круг, то есть, по приказу.

Руслан Романов

Справка

Самым большим казачьим войском в России из 11 существующих, является Кубанское, объединяющее казаков на территории Краснодарского края, Карачаево-Черкесии и Адыгеи. В его состав входит 146 тысяч человек. Второе по численности – Всевеликое Донское казачье войско (126 тысяч реестровых казаков, живущих в Ростовской, Волгоградской, Астраханской областях, а также в Калмыкии). Терское казачье войско пятое по численности, в его составе около 30 тысяч казаков, живущих во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа (в основном, в Ставропольском крае), за исключением КЧР.