Глава Чечни и спикеры парламентов Чечни и Дагестана на встрече в Грозном / https://vk.com/ramzan
  • Поделиться

На минувшем инвестиционном форуме «Сочи 2019» глава Дагестана признал, что в вопросе определения границы с чеченской стороной имеются проблемные участки, однако называть их отказался.

Пока власти обеих республик молчат, дагестанские общественники указывают на рост социального протеста в приграничных районах.

Проблемные участки

К концу этого года власти Чечни и Дагестана должны провести не менее 75% работ по определению границы между двумя республиками. Как сообщил Paragraphs вице-спикер Народного собрания Дагестана Камил Давдиев, «вдоль границы будет проведена аэрофотосъёмка, создана 3Д модель, которая будет перенесена на карту». С картой ознакомятся рабочие группы из пограничных сел обеих республик, а после того, как согласуют карту, аналогичная процедура будет вначале проведена на районном, а затем на межреспубликанском уровне. В свою очередь, представители власти приграничных районов Дагестана сообщили Paragraphs, что работы по определению границ в высокогорных районах двух республик отложены как минимум до конца мая, пока не сойдет снег и можно будет добраться до спорных земель и пастбищ.

Несмотря на заверения властей Дагестана и Чечни, что работы по установлению границы проходят в полном согласии и никаких разногласий у сторон нет, жители приграничных с Чечней дагестанских сел в разговоре с Paragraphs утверждают обратное.

В прошлом месяце сам глава Дагестана Владимир Васильев в интервью РБК признал, что в вопросе определения границы с Чечней имеются восемь проблемных участков.

«Я не буду сейчас их называть. Было семь, сейчас появился восьмой, будут еще появляться», – сказал Васильев.

Называть участки, по которым между двумя республиками есть разногласия, отказывается и чеченская сторона.

А дагестанский историк Марко Шахбанов, ссылаясь на данные открытых источников, считает, что речь идет, предположительно, о следующих проблемных территориях:

Первый участок расположен в Цумадинском районе Дагестана, в верховьях речки Чагири площадью около 1900 га.

Второй участок – Ансалтинский лес в Ботлихском районе Дагестана. Осенью прошлого года, на карте, опубликованной пресс-службой чеченского парламента, он  оказался полностью включенным в состав Чечни вместе с высокогорным озером Кезеной-Ам, однако после возмущения дагестанской общественности карта с сайта исчезла.

Третий участок площадью около 1200 га расположен севернее озера Кезеной-Ам и включает участок автодороги, ведущей к озеру из села Харачой.

Четвертый участок – территории летних пастбищ селений Анди и Гагатли Ботлихского района, общей площадью около 1000 га земли, расположенные на северном склоне Андийского хребта.

Пятый участок площадью 164 га расположен на границе Гумбетовского района. По словам Марко Шахбанова, это «первый открытый участок, о котором можно точно утверждать, что он спорный».

Шестой участок расположен в Казбековском районе Дагестана на границе с Ножай-Юртовским районом Чечни. Чеченская сторона предлагает обменять его на седьмой участок, который является чеченской землей и примыкает к дагестанскому Кизляру.

Восьмой участок – это территория в районе села Мехельта Гумбетовского района Дагестана.

Цумадинский район

По неофициальной информации чеченская сторона предъявляла свои претензии на участок в Цумадинском районе, расположенный за Снеговым хребтом и представляющий собой летнее пастбище. В разговоре с Paragraphs глава отдела внутренней политики администрации Цумадинского района Магомед Коратов эту информация категорически опроверг. По его словам, никаких проблем с Чечней по разграничению границы нет.

В то же время председатель культурно-исторического общества «Цумада» Шамхалдибир Исаев в интервью Paragraphs отметил, что «незначительные погрешности и с той и другой стороны допустимы», добавив, что делимитация была сделана на картах «карандашом». При этом у чеченцев официальных претензий нет, отметил Исаев.

Совершенно иную информацию на условиях анонимности предоставил Paragraphs сотрудник администрации Цумадинского района. По его утверждению, участок за Снеговым хребтом действительно является спорным и обсуждается на кулуарном уровне.

Шарунаби Агларх, представитель джамаата села Кеди, расположенного неподалеку от Снегового хребта, в разговоре с Paragraphs отметил, что спорный участок между Дагестаном и Чечней существует еще с 1867-1868 годов, когда определялись границы между чеченцами и аварцами. Именно тогда и возникла спорная территория площадью около 2000 га. Шарунаби Агларх говорит, что в недавнем телефонном разговоре с представителями чеченского парламента предложил им решить вопрос мирным путем, на что чеченская сторона дала свое согласие.

В свою очередь, жители села Кеди также имеют претензии по поводу приграничных территорий. В своем письме на имя парламентов двух республик кединцы просят вернуть земли, «отобранные у их предков в 40-х годах XIX века при имамате Шамиля».

«Речь идет о двух горах, называемых «Игадах», которая находится на территории Дагестана, и «Индух», которая на территории Чечни. Обе эти горы смежные и граничат с нашими общественными землями. Также мы хотим, чтобы вернули нам наши 500 га земли, переданные колхозу «Мир» с. Саситли после переселения нашего села в Чечню в 1944 году», – говорится в письме, электронная версия которого имеется в распоряжении Paragraphs.

Ботлихский район

Руководство Ботлихского района, подобно своим коллегам из Цумады, также категорически опровергает информацию о спорных участках земли в районе. Первый замглавы администрации Ботлихского района Ахмед Магомедов в разговоре с Paragraphs заявил, что никаких вопросов по границе с Чеченской Республикой «никогда не было и не будет». По его словам, все работы по определению границы закончены: «Все у нас готово и никаких вопросов нет».

Однако представители джамаата села Ансалта Ботлихского района сообщили Paragraphs, что вопросы по границе существуют. Жители приготовили возражение на имя главы Дагестана Владимира Васильева, в котором обозначены претензии в отношении земель, расположенных на прилегающей к Чечне территории (электронная копия документа имеется в распоряжении Paragraphs).

Гумбетовский район

Замглавы администрации Ножай-Юртовского района Чечни Саид Ларсанов подтвердил, что комиссия по определению границы приступила к работе в районе, заверив при этом, что работа ведется совместно, и «никто никакого давления оказывать не собирается».

«Разграничение пройдет по принципу добрососедства», – отметил чеченский чиновник в разговоре с обозревателем Paragraphs.

В свою очередь, замглавы администрации Гумбетовского района Малик Маликов сообщил Paragraphs, что существуют четыре карты района и по этим картам имеются разногласия с представителями Ножай-Юртовского района Чечни.

«По разным картам имеются разные расхождения, то в одну сторону (чеченскую), то в другую (дагестанскую)», – пояснил дагестанский чиновник.  

Речь идет о территории площадью 164 га летних пастбищных земель, которые в советское время принадлежали колхозу имени Тельмана дагестанского села Мехельта. По словам Маликова, в летнее время в районе спорного участка проживают чабаны.

«Они сказали, что с чеченской стороны, с чеченскими чабанами разногласий никогда не было. Этими землями пользовались только наши чабаны, пасли там отары овец», – пояснил Маликов.

В начале прошлого месяца жители села, узнавшие о начале работ по разграничению границы, провели съезд, на котором было заявлено, что джамаат Мехельты «настроен строго придерживаться существующих границ, и не имеет претензий к соседям». В то же время было отмечено, что жители села «не намерены уступать земли предков и будут предоставлять свои доводы по принадлежности участка».

Кизляр и Казбековский район

5 февраля на встрече с дагестанской делегацией в Грозном чеченская сторона в лице спикера парламента Магомеда Даудова предложила следующее: Чечня отдаст Дагестану приграничный участок чеченской земли, который с запада выходит на окраину дагестанского города Кизляр и пересекает автотрассу Махачкала – Кизляр – Астрахань. Руководитель Координационного совета некоммерческих организаций Дагестана Шамиль Хадулаев, присутствующий на встрече, рассказал «Кавказскому узлу», что речь идет о территории в 73 гектара.

Взамен Дагестан должен передать Чечне аналогичный по площади участок, отметил Хадулаев, не назвав, при этом, конкретный участок, который хочет получить Чечня. По информации Марко Шахбанова, речь идет о двух выступах к западу от горы Амир-Корт Казбековского района Дагестана и хуторе Мажгара, расположенном  к югу от горы.

Остальные приграничные районы

В Новолакском, Хасавюртовском и Бабаюртовском районах Дагестана спорных участков нет, поскольку там граница проходит по естественным рубежам – рекам Терек и Аксай. По информации Марко Шахбанова, в Тарумовском и Новолакском районах процесс разграничения уже закончен, что касается Сухокумского района, то она покрыта степями и полупустыней, и здесь спорных вопросов нет.

Интересы дагестанцев 

Представитель джамаата села Ансалта Ботлихского района Дагестана Магомедсаид Магомедмирзаев считает, что местные чиновники вряд ли будут учитывать интересы ансалтинцев при обсуждении спорных участков границы с чеченской стороной.

В интервью Paragraphs Магомедмирзаев рассказал, что еще до начала разграничения чеченцы повели себя «не по-добрососедски», построив полгода назад на спорных территориях родовую башню.

«Мы восприняли это строительство, как небратское отношение с их стороны», – сказал Магомедмирзаев, добавив, что молодежь Ансалты собиралась разрушить башню, но старшие их отговорили.

Когда ансалтинцам стало известно о начале работ на границе, актив села обратился к главе администрации района Магомеду Патхулаеву, попросив донести их возражения до членов дагестанской комиссии. Однако чиновник помочь отказался и ансалтинцы отправились на встречу с главой «Дагтехкадастра» Хизри Хизриевым.

Как рассказывает Магомедмирзаев, на той встрече присутствовал и представитель Чечни, выслушав ансалтинцев, чиновники удалились в совещательную комнату, а позже из администрации Ботлихского района был звонок, чтобы жители Ансалты «не мешали» работать комиссии.

«Чего они боятся? Если вам, чиновникам, страшно, отойдите в сторону. Мы поговорим с чеченцами. Мы чистые люди нам нечего терять», – говорит Магомедмирзаев.

Гласности нет

Дагестанская общественность упрекает местную власть в закрытости информации по установлению границы между Дагестаном и Чечней. Как поясняет Марко Шахбанов, ни дагестанская, ни чеченская стороны официально не признают существование спорных участков, и информация об этом стала достоянием гласности лишь благодаря общественному мониторингу.

«Закрытый характер этой информации, – говорит Шахбанов. – порождает ненужный ажиотаж».

О закрытом характере процесса согласования границ и отсутствии должной степени информационного освещения говорится и в обращении дагестанской общественной комиссии по согласованию границ на имя главы Дагестана и президента РФ.

Согласно обращению, власти и ответственные лица не желают комментировать происходящее, что «усиливает высокий уровень недоверия со стороны общества к власти и может привести к социальному взрыву».

«Независимые СМИ и представители общественности не допускаются на заседания или иные мероприятия, связанные с работой согласительной комиссии по границам; продолжается давление на общественников, организовывается травля на тех, кто выражает свою конструктивную позицию о желании участвовать в процессе обсуждения вопросов, связанных с рассмотрением границ в районе их проживания», – говорится в сообщении.

Представители общественных организаций Дагестана также указывают на рост «протестной активности в приграничных районах с Чеченской Республикой и в целом в дагестанском обществе». Однако глава Дагестана уверен: ингушского сценария «не будет».

Сергей Жарков