• Поделиться

Больше десяти лет прошло с тех пор, когда с верхнего эшелона власти впервые зазвучал призыв о том, что нужно прекращать «кошмарить» малый бизнес. Призыв был обращен к правоохранительным и контрольным органам, деятельность которых фактически не позволяла предпринимателям встать на ноги, душила предпринимательскую активность.

За истекшее время внесены изменения в нормативно-правовые акты и законодательство, но пока рано говорить о том, что полностью ликвидированы бюрократические препоны и на бизнес перестали давить многочисленными проверками, порой немотивированными и оттого – безрезультативными.  

Бизнесмены за … «гильотину». Регуляторную

Административное давление – это первое, что приходит на ум, когда речь идет о бизнесе. Предприниматель оказывается в поле зрения контрольных и надзорных органов, и ему непросто выдерживать вал проверок, исходя из большого количества контрольных и надзорных органов. 

К примеру, в Северной Осетии к бизнесмену  с проверками могут прийти инспектора Службы государственного пожарного надзора, оперативники подразделения по борьбе с экономическими преступлениями, специалисты госинспекции труда, республиканского управления Роспотребнадзора, их коллеги из антимонопольной службы, территориального подразделения Федеральной службы госрегистрации, кадастра и картографии, Росприроднадзора.

Если бизнесмен для продвижения продукции использует интернет и сумел освоить принципы электронной торговли, то он вызовет интерес регионального филиала Роскомнадзора.

Любая жалоба граждан, что производственная деятельность негативно влияет на состояние коммуникаций, повлечет проверку специалистов министерства ЖКХ, а также инспекторов госслужбы жилищного надзора. 

Одним словом, контролеров и проверяющих хватает.

По мнению председателя североосетинского регионального отделения общественной организации «Деловая Россия» Романа Абиева, нужна так называемая регуляторная «гильотина» – суть ее в том, чтобы прекратить действие именно тех внутриведомственных документов, которые ранее были приняты различными контрольными и надзорными структурами в отношении бизнеса, но со временем потеряли актуальность. С помощью такой устаревшей базы невозможно регламентировать эффективный контакт власти и предпринимательского сообщества.   

«Показателем работы надзорных и контрольных органов должно быть отсутствие нарушений у предпринимателей, а не количество проверок. В настоящее время внедряется риско-ориентированный подход, но, как правило, это сводится лишь к сокращению количества проверок. К примеру, было 1000 проверок, а стало 500, и, как следствие, нарушений стало меньше. На самом деле, если фиксируется много нарушений, то значит, надзорный орган плохо работает», – говорит Абиев.

По его словам, в настоящее время государство меняет формат взаимоотношения с бизнесом и определенные надежды возлагаются на то, что в течение 2019 года будет сформирована новая цифровая платформа, единая для всех российских регионов. Разработкой концепции занимаются четыре крупные общественные организации, которые отражают интересы предпринимательского сообщества – помимо упомянутой «Деловой России», это «ОПОРА России», Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Торгово-промышленная палата (ТПП) РФ. Замысел в том, чтобы размещать на новой цифровой платформе не только график проверок того или иного предпринимателя, но и предоставить бизнесмену возможность непосредственно общаться с властью и контрольно-надзорными структурами по широкому кругу вопросов.

«Сейчас отсутствует обратная связь, и у предпринимателя нет возможности в электронном виде связаться с самой организацией и высказать свое мнение о целесообразности той или иной проверки. Если диалог не складывается, то бизнесмен уже начнет говорить об этой проблеме с властью. Полагаю, что это будет действенный способ снижения административного давления на бизнес», – говорит Роман Абиев.

Молчание бизнесмена – «золото»

Предприниматели из Северной Осетии, с которыми пообщался корреспондент Paragraphs, рассказывают, что по возможности избегают общения с представителями местных СМИ, особенно когда нужно рассказать не только о своих достижениях, но и о проблемах.

Один из жителей Кировского района, попросивший не называть его имени, давно занимается выращиванием тепличных помидоров и огурцов, которые поставляет в соседнюю Кабардино-Балкарию. Сельчанину легче и выгодней доставить свою продукцию в торговые точки, расположенные в 15-20 километрах от места их происхождения, нежели отвозить во Владикавказ, для чего нужно преодолеть 60 километров.

«Несколько раз приезжали корреспонденты из различных газет, которые хотели написать о моем хозяйстве, но я им категорически отказывал. В лучшем случае разрешал фотографировать огурцы, помидоры, систему полива, но никогда не рассказывал о своем хозяйстве. Не понаслышке знаю, что если расскажу об объемах проданных овощей и оптовых ценах, то на следующий день обязательно придут представители налоговой службы и будут несколько дней все проверять», – пояснил предприниматель.

Другой собеседник Paragraphs также занимается тепличным выращиванием овощей и зелени в Моздокском районе. В семейный бизнес вовлечены его супруга и двое детей, которые получили высшее юридическое образование, но найти работу по специальности не смогли. По словам собеседника, к нему периодически приходят представители газовой службы и сверяют показания прибора учета потребленного ресурса. Кроме того, сотрудники газовой компании придирчиво выясняют, есть ли отклонения от проекта, дотошно изучают каждую трубу, поясняя, что цель их проверки – безопасная работа оборудования.

«Мы платили за проект, и за счет заработанных денег расширили площадь теплицы. Но ведь я сам заинтересован в том, чтобы не было никакой опасности для нашей семьи, которая здесь работает, и потому не вижу необходимости в столь частых проверках, которые только отвлекают от дел», – говорит предприниматель.

О результатах своего бизнеса предпочитает не распространяться и жительница Владикавказа, которая более десяти лет возглавляет малое предприятие по пошиву рабочей одежды. Четыре года назад она попыталась на конкурсной основе получить государственную субсидию в размере двух миллионов рублей (30 377 дол.) для расширения производства.

«Так получилось, что наше малое предприятие не попало в число победителей конкурса на получение этого гранта. Конкуренция была большой, и не скрою, что комиссия выявила недочеты в составленном нами бизнес-плане. Но не это главное – через месяц после проведения конкурса с неожиданной проверкой пришли сотрудники налоговой инспекции, заявившие, что хотели бы знать, откуда у меня вдруг появились деньги на расширение производства», – говорит предприниматель.

«Приземленные» проблемы

В непростой обстановке приходится действовать и начинающим предпринимателям – зачастую они сталкиваются с проблемами, которые носят «приземленный» характер в прямом смысле этого слова.

Начинающий предприниматель Зураб Цаголов и его компаньоны выращивают ремонтантную малину в г.Дигора, вложив в проект собственные средства и взяв банковскую ссуду. Сейчас в их распоряжении только два гектара земли, хотя для эффективного развития бизнеса нужно еще три. Цаголов получил госсубсидию в размере 150 тысяч рублей и планировал получить грант в размере 1,5 млн рублей (22,8 тыс. дол.), выдаваемый предпринимателям, которые занимаются высадкой культур на открытом грунте.

«Наличие земельного участка, необходимого для полной реализации проекта, является важным критерием при получении столь внушительной помощи. Именно в этом и кроется серьезное препятствие – нам нужен дополнительный земельный участок, расположенный в непосредственной близости от реки или мелиоративного канала. Для выращивания высокоурожайных сортов малины создана система капельного орошения значит, нужен участок с постоянным источником водоснабжения, но свободные земли отсутствуют как в окрестностях Дигоры, так и в ближайших селениях. Все потому, что поля неизменно засеиваются традиционной для нашей республики кукурузой», – сказал предприниматель.

Земельная проблема, правда, в меньших масштабах, волнует и Эльбруса Агаева, начинающего предпринимателя из Беслана. Он хотел заняться производством консервированной продукции, но сразу же столкнулся с отсутствием места для торговли.

«Обращался в администрацию, но места так и не получил. Мне говорили, что разрабатывается единая схема дислокации торговых точек, но этого документа как не было, так и нет. Начинающим бизнесменам нужна лишь маленькая площадка для размещения сборно-разборной конструкции или торгового павильона на колесах – иначе трудно продать свою продукцию», – сказал он.

По словам Агаева, аренда помещения в действующих торговых точках города связана с неподъемными для него расходами – для успешной реализации товара нужно от 10 до 15 квадратных метров, а стоимость аренды одного квадратного метра в городском магазине составляет не менее одной тысячи рублей (15,2 дол.), и за год придется отдать от 120 до 180 тысяч рублей (1 823 долл. – 2 734 дол.).

Эльбрус Агаев обратил внимание на то, что после учета в налоговой службе в качестве индивидуального предпринимателя, ему ежеквартально нужно выплачивать 12 тысяч рублей (182 долл.) во внебюджетные фонды – пенсионный фонд, фонд социального страхования и фонд обязательного медицинского страхования. В итоге получается, что, еще не приступив к производственной деятельности, начинающему бизнесмену нужно иметь около 200 тысяч рублей (3 000 дол.) свободных денег для оплаты аренды и взносов, и это, не считая расходов на приобретения сырья и оборудования для производственного процесса.

О недорогой торгово-выставочной площади в наиболее «проходимых» местах во Владикавказе мечтает молодой предприниматель Герман Караев. В расположенном в промышленной зоне Владикавказа цехе он изготавливает мебель по индивидуальным заказам – столы, столешницы, панно и другие декоративные элементы из дерева. По его словам, потенциальные заказчики часто спрашивают, где можно ознакомиться с производимой продукцией, но узнав точное место, приезжают далеко не всегда.

По мнению Караева, оптимальным вариантом стала бы торгово-выставочная площадь от 30 до 40 квадратных метров, но цена аренды должна быть щадящей. К примеру, платить от двух до трех тысяч рублей за один квадратный метр изготовитель мебели не готов – за год получается около 1,5 млн рублей (22,8 тыс. дол.), а такую сумму он выделить не может ввиду отсутствия больших денежных оборотов.

«Несмотря на трудности, бизнесом можно и нужно заниматься. Если делать все прозрачно, вовремя оплачивать налоги и как следует оформлять людей на работу, то никаких проблем с проверяющими не будет», – говорит бизнесмен.

Государственная поддержка, оказываемая предпринимательскому сообществу Северной Осетии, нацелена на наращивание объемов производимой продукции, создание новых рабочих мест и увеличение налоговых отчислений.

В 2018 году общая сумма госсубсидий, выделенных малому бизнесу, составила 930,4 млн рублей (14,1 млн дол.) за счет средств федерального и республиканского бюджетов. Более половины суммы была направлена на поддержку производителей сельскохозяйственной продукции.

В 2019 году грантовая поддержка малого бизнеса возрастет до 1,56 млрд рублей (23,65 млн дол.), большая половина средств уйдет на помощь республиканским аграриям.

Исходя из цифр, понятно, что в приоритете у властей республики сельское хозяйство и наполнение собственного рынка продовольствия, и здесь вся надежда на малый бизнес.         

Андрей Гагиев