• Поделиться

В течение последних двух лет внимание прессы приковано к войсковой части в кубанском хуторе Молькино. Что происходит на полигоне, где готовят спецназовцев Главного разведывательного управления (ГРУ) Минобороны РФ, и правда ли, что здесь отрабатывают навыки ведения боя наёмники из частных военных компаний (ЧВК)?

На эти и другие вопросы Paragraphs ответил ветеран боевых действий Сергей Власов (имя и фамилия изменены по соображениям безопасности).

Удобный полигон

– Насколько достоверны сведения о том, что в Молькино готовят бойцов частной военной компании «Вагнер»?

– В Молькино дислоцируется 10-я отдельная бригада специального назначения ГРУ. Это не является секретной информацией – в интернете можно найти даже номер этой войсковой части, сюда приглашают служить по контракту. Полигон в Молькино – идеальное место для подготовки бойцов ЧВК. Причём, любой, не только Вагнера. Даже рядовые военнослужащие не поймут, что за группа переброшена, какие люди прибыли, откуда. А уж население тем более – спецназ и точка. Кстати, раньше основной базой подготовки ЧВК был полигон 22-й бригады ГРУ в Батайске Ростовской области. Но затем её перебросили в Молькино.

ЧВК всегда были под прикрытием ГРУ и спецслужб. Так что связь с полигоном в Молькино очевидна. Это десятилетиями отработанная система решения локальных проблем с помощью максимально подготовленных профессионалов, официально никак не связанных ни с министерством обороны, ни с каким бы то ни было другим ведомством, которое может выступать в роли заказчика от лица государства.

Можно провести параллель с партизанами времён Второй мировой войны. Отрядами ополченцев всегда руководили кадровые офицеры, часто под прикрытием. Без квалифицированной подготовки командиров о сопротивлении частям регулярной армии вермахта не могло быть и речи. К тому же с партизанами всегда была налажена оперативная связь. Кто это мог сделать, кроме тогдашнего СМЕРШа, к примеру? Поэтому у ГРУ и спецслужб всегда есть так называемый нелинейный кадровый запас. Это может быть ЧВК, может быть условное частное охранное предприятие и так далее. 

Кстати, в России «партизанами» называют военнообязанных запаса, которых время от времени призывают на военные сборы. Такие «партизаны» тоже могут быть бойцами ЧВК. Привезли мужиков, переодели, повезли на стрельбище, увезли. Никаких вопросов.  

Заказ на деятельность ЧВК был всегда. Сегодня – особенно. Когда столько конфликтов вокруг, без ЧВК просто не обойтись.

– Вы говорите о ЧВК Вагнера?

– В случае с Молькино, и с участием вооружённых добровольных формирований в конфликтах в Украине и Сирии, да.

Разрешить нельзя запретить

– Но ведь деятельность ЧВК в России запрещена.

– Законодательно в России деятельность ЧВК никак не регламентирована, поэтому априори никаких ЧВК не существует, тем более что наёмничество у нас карается законом. Получается, что и запрещать некого. И юридически никакой ЧВК Вагнера нет. Зато есть «добровольцы», «патриоты» и так далее – как нам сообщают в новостях федеральных телеканалов.

Но все мы хорошо понимаем, что даже прошедшие армейскую школу суровые шахтёры не смогут оказать сопротивление регулярным войскам. Поэтому среди ополченцев всегда есть профессионалы высочайшего класса – бывшие спецназовцы ГРУ, например. Не исключаю, что кто-то из бойцов ЧВК действительно работает в той же Украине по убеждению. Но таких точно немного.

Что касается ЧВК Вагнера, то существует реальный человек, подполковник российской армии, спецназовец Дмитрий Уткин с позывным «Вагнер» – он очень любит «Полёт валькирий» и вообще, говорят, помешан на музыке немецкого композитора. Есть много легенд о том, как появилась ЧВК Вагнера, что её корни уходят в Moran Security Group – международную компанию, которая занимается комплексом услуг в области безопасности, консалтинга, транспортных перевозок и медицинского обеспечения. По сути, это та же ЧВК – «чавка», как мы говорим. В своё время, на Донбасс из России зашло несколько военизированных групп. Одну из них возглавлял Уткин. Термин ЧВК приклеился к его команде именно на Донбассе.

– Вы встречались с Уткиным?

– Как выяснилось, да. Только я этого момента не помню. Это случилось во Вторую чеченскую кампанию, он общался с нашим командиром, и спустя много лет, когда Уткин стал у всех на слуху, мне рассказали эту историю. У моего командира впечатление от общения осталось не лучшее. Как он сказал, «много понтов». На тот момент мы все официально были российскими военнослужащими.

– А после окончания службы вам не предлагали поработать в ЧВК?

– В ЧВК Вагнера – нет. Я работал в других компаниях. Это были структуры, которые бизнес нанимал для решения проблем своих инфраструктурных подразделений. В том числе и за границей.

Обида за Пальмиру

– Давайте поговорим о Сирии. ЧВК Вагнера действительно принимала участие в боях на стороне правительственных войск?

– Конечно. Об этом и в прессе писали. Правда, с одной оговоркой, мол, в освобождении Пальмиры принимали участие бойцы контингента российской армии и добровольцы из частных военных компаний. На самом деле никаких российских бойцов там не было – Пальмиру зачищали только бойцы ЧВК Вагнера.

Знаете, почему боевики спустя некоторое время снова заняли город? Вагнеровцы ушли оттуда, а противостоять формированиям игиловцев, как оказалось, было по силам только им.

– Почему они ушли?

– Когда Пальмира была взята, командование группировки российских войск поспешило отчитаться перед главнокомандующим (президент РФ Владимир Путин. – Прим. ред.) об успешном завершении операции. Говорят, докладывал лично министр обороны Сергей Шойгу. О ЧВК – ни слова. Ребят это очень обидело, и они ушли из Пальмиры. Кстати, военное руководство России обвинило в вынужденном отступлении сирийских войск из Пальмиры их же разведку: надо же было как-то объяснить такой провал после блестяще проведённой операции.

– Но ЧВК сделала своё дело, какие обиды могут быть у профессиональных наёмных бойцов?

– С военной точки зрения, то, что вагнеровцы сделали в Пальмире, заслуживает самых высоких наград.  И многие рассчитывали, скажем так, на премиальные. Представьте, что вы получаете заказ, оговариваете сумму, делаете часть работы, и вам заявляют, что больше в вас не нуждаются. ЧВК Вагнера выступает как частная структура, она приехала в Сирию зарабатывать. В том числе зарабатывать престиж. Но кадровым военным чужие успехи не нравятся. Потому что, если кто-то делает работу лучше тебя, зачем ты нужен? Если ты хорошо отработал, ты можешь рассчитывать на новый заказ государства. А будет ли государство платить 10 условных миллионов, если можно заплатить втрое меньше ЧВК за решение той же задачи?

Я это знаю, потому что так было и во времена чеченских кампаний. К примеру, существует полк. Что-то делает, чего-то добивается. Приезжает взвод ЧВК и делает то же самое, но быстрее и эффективнее. Наверху начинают думать – зачем в этом месте полк, если достаточно взвода? А ведь это сокращение должностей, довольствия и прочего. И командирская должность уже не полковничья, а в лучшем случае капитанская.

– Конфликт армейских начальников с ЧВК в Сирии как-то решился?

– Мне рассказывали, что вагнеровцы стали напрямую договариваться с сирийским командованием. То есть, предлагали свои услуги без посредников в лице российских атташе и консультантов и продолжали работать. С точки зрения мировой практики работы ЧВК, невозможно даже представить, чтобы военизированное формирование на территории другого государства откровенно «шабашило». Но у нас всё возможно, и я в такую версию верю.

Как ресторатор стал спонсором ЧВК

– Вы можете рассказать о гонорарах бойцов ЧВК?

– Суммы могут варьироваться от нескольких десятков до сотен тысяч рублей в зависимости от поставленной задачи. В среднем же зарплата больше, чем у обычного контрактника, но не заоблачные цифры. Месячный оклад в период нахождения на базе может составлять до 100 тысяч рублей (1500 дол.). Суммы, получаемые во время проведения операции, оговариваются отдельно.

– Сумма 240 тысяч, которая фигурировала в СМИ, реальна?

– Вполне. «Узкий» специалист может получать ещё больше. Всё зависит от уровня подготовки.

– ЧВК хорошо финансируются, не так ли? Вы же слышали о «поваре Путина»?

– Так называют предпринимателя Евгения Пригожина – это тоже общеизвестный факт. Я читал на сайте Фонда борьбы с коррупцией, что Пригожина обвинили в картельном получении государственных рублей. (Речь идёт о 354 млн долларов. В 2016 году Пригожин был внесён в санкционный список США как «спонсор и агент высших должностных лиц России». –  Прим. ред.). В своё время известному ресторатору, который стал миллиардером на госзаказах от Кремля и Минобороны, поручили профинансировать ЧВК Вагнера. А может быть, не только её. Какое-то время всё шло гладко, пока в дело не вмешались военные. Чиновники Минобороны неплохо кормились от выигранных Пригожиным госзаказов, и вдруг финансовые потоки стали уходить в какую-то ЧВК. Кому понравится, что огромные суммы проплывают мимо них? Речь идёт, опять-таки, по данным СМИ, о 15 млрд рублей (По данным издания republic.ru, на содержание ЧВК Вагнера (3 тысячи бойцов) ушло более 17 млрд рублей (262 млн дол.). – Прим. ред.)

Кто-то нашептал по этому поводу министру обороны, а тот уже передал это Путину, и в какой-то момент с финансированием ЧВК Вагнера стало туго. Но на другой чаше весов тоже есть генералы, которые не прочь подзаработать на финансировании ЧВК. И опять кто-то шепчет на ухо главнокомандующему, и ситуация меняется в обратную сторону.

– Откуда такая информация?

– В нашем кругу вести доходят быстро. Во-вторых, достаточно увидеть «добровольца» даже по телевизору, чтобы по его обмундированию и вооружению определить, как финансируется его ЧВК.

– На прошедшей в декабре прошлого года большой пресс-конференции Путин, отвечая на вопрос о ЧВК и Пригожине, заявил: «Все мои повара – сотрудники ФСО. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки – это их дело, такая вот политическая возня». Он добавил, что, если группа Вагнера что-то нарушает, их действиям должна дать оценку Генпрокуратура. Если ЧВК не нарушает российское законодательство, то она «вправе продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты». Можете прокомментировать?

– Главный дал добро (смеётся). А что тут комментировать? Путин лишний раз подтвердил, что ЧВК Вагнера существует, а ЧВК в целом – это коммерческие структуры. Да и «в любой точке планеты» – тоже верно. Не знаю, как насчёт «вправе», но могут добраться куда угодно и работать в любых условиях. 

Кто служит в ЧВК

– Кого набирают в такую коммерческую структуру и по какому принципу?

– В ЧВК Вагнера есть не только россияне, но и ребята из Белоруссии, Украины, Казахстана, других стран СНГ. Национальный состав пёстрый. Принцип подбора один – профессионализм. Учить здесь не будут. Ты вливаешься в команду со строгим выполнением определённых функций.

– Почему не использовать кадровых спецназовцев, которые тоже могут работать под прикрытием?

– Как вы себе представляете заброс на территорию другого государства диверсионной группы в мирное время? Зачем рисковать, когда проще исключить возможности провала операции с участием кадровых военных? К тому же погибший при исполнении служебного долга кадровый спецназовец и погибший «доброволец» – это совершенно разный общественный резонанс. Погибших в Сирии кадровиков показывают по телевизору, командование приезжает хоронить их на малую родину, а сколько погибших бойцов ЧВК мы знаем?

Далеко не все спецназовцы соответствуют требованиям выполнения задания в нужный момент: кто-то недавно пришёл служить по контракту, кого-то нужно подтянуть в стрельбе или, скажем, горной подготовке. Собирать из контрактников команду для решения конкретной задачи долго и не всегда эффективно. А в ЧВК собраны люди, готовые в минимально сжатые сроки подготовки выполнить конкретное задание. Плюс дисциплина – у опытных бойцов она на порядок выше.

– Можете нарисовать портрет среднестатистического бойца ЧВК?

– От 30 до 40 лет, за плечами горячие точки, чаще это бывшие офицеры или сержанты, служившие по контракту, в том числе и по линии МВД. Внешне – совсем не «машина для убийств», как показывают в кино. Как правило, вполне образованные ребята. Знаю многих, кто просто не нашёл себя на «гражданке», у кого-то есть нелады с законом, третьих в ЧВК загоняют долги, а ничего другого делать они не умеют. Но встречаются и совсем молодые ребята, и люди в возрасте.

Награда для солдата удачи

– Многие из командиров ЧВК попадают на приёмы в Кремль, их награждают государственными наградами. Вы считаете это нормальным?

– С точки зрения солдата – да. Если ты достойно выполнил задачу, представлявшую государственный интерес, почему нет? К тому же тебя никто не заставляет это делать – ты подписываешь контракт, а не даёшь присягу.

Руководители ЧВК, как правило, известные в армейском мире личности. Есть Герои России, а это звание осталось одним из немногих, которые не дают просто так. У всех большое армейское прошлое, опыт. Я уже говорил, что ЧВК – общемировая практика. Это не французский «иностранный легион», это структуры, в основном выполняющие боевые задачи в мирное время в коммерческих целях. И если бы не Украина с неоднозначным отношением к происходящему там, никто бы и не поднимал тему ЧВК.

– На ваш взгляд, много ли в ЧВК тех, кто всё ещё верен присяге?

– Вы имеете в виду наличие кадровых офицеров? Наверняка кто-то работает под прикрытием – в ГРУ умеют контролировать процесс и делать предложения, от которых сложно отказаться. С другой стороны, если тебя как командира контролирует спецслужба, неважно, кадровый ты офицер или работаешь под расписку.

– Ваш прогноз на перспективы развития деятельности ЧВК. Не только Вагнера.

– Они были, есть и будут. И чем больше в мире будет сложных политических конфликтов, тем активнее будут использовать ЧВК. И какими бы коммерческими не назывались эти структуры, за ними всегда будет стоять политика. Потому что ЧВК нужны политикам.

Руслан Романов

Справка

В марте 2018 года правительство РФ прислало в Госдуму отрицательный отзыв на законопроект о деятельности частных военных компаний (ЧВК). Положения законопроекта, определяющие деятельность частных военных и военно-охранных организаций, противоречит части 5 статьи 13 Конституции РФ, согласно которой запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооружённых формирований, говорится в отзыве.

Не поддержали проект закона в Минобороны, в Минфине, в МИД, а также в ряде других силовых ведомств, в частности в Росгвардии, в ФСБ, СВР, ФСО. В Генпрокуратуре и Минюсте РФ также высказались против.