• Поделиться

В Адыгее население по-прежнему недовольно необоснованно высокими тарифами на уборку и вывоз твёрдых коммунальных отходов (ТКО). Власть убеждает людей в обратном, правда, больше говоря об экологии, чем о карманах граждан. 

«В республике оплата за вывоз твёрдых бытовых отходов завышена в разы», - считает заслуженный работник коммунального хозяйства Алексей Долматов (имя и фамилия изменены).

Передовик по тарифам

– Адыгея вошла в число передовиков «мусорной реформы». Paragraphs рассказывал о том, как эту новость восприняли местные жители. Какие-то огрехи в самой уборке можно списать на начальный этап работы регоператора, но с чем связан такой рост тарифов? Похоже, что тут республика точно в передовиках.

– По сути ничего не изменилось – в процессе реализации реформаторских идей мусор в Адыгее поступает на ранее существовавшие свалки, качество его вывоза осталось прежним, а в отдельных районах даже ухудшилась, зато цена услуги существенно возросла. За неё раньше платили по договору, причём, тариф и объём вывоза отходов определялись его сторонами, к тому же замена понятия «вывоз ТКО» на «обращение с ТКО» не должно было привести к такому удорожанию.

Когда республиканское управление госрегулирования цен и тарифов провозгласило размер необходимой валовой выручки регионального оператора на 2019 год в объёме почти 600 млн рублей (9,2 млн дол.) и тариф на обращение с ТКО в сумме 608,04 рублей (9,3 дол.) за кубометр с учётом НДС для населения, оно «забыло» рассказать  самое главное – из чего складывается такой тариф. Думаю, что цель введённого режима секретности в том, чтобы обеспечить необоснованными доходами новоиспечённого региональной властью монополиста за счёт незаконных и завышенных предельных тарифов.

– Это можно как-то доказать?

– Доказать несложно даже в отсутствие детализации включённых в него расходов. Масса ТКО определяется на основании данных о фактическом объеме за последний год и данных о динамике образования ТКО за последние три года. Принятая регулятором масса отходов в количестве 142,04 тысячи тонн в два раза меньше указанной в конкурсной документации, где указали цифру 295,91 тысяч тонн, что само по себе является основанием для отмены результатов конкурса. Объём вывозимых отходов в конкурсной документации отсутствовал, тариф не был подтверждён ни схемой обращения с отходами, ни нормами накопления.

По версии регулятора, территориальная схема обращения с отходами в части сведений об их массе 142,04 тысячи тонн и объёме 1185,63 тысячи кубометров. Тариф изменили, а схему просто «подогнали» под данные, использованные при его расчёте. По инициативе главы Адыгеи плата за обращение с отходами для жителей сельской местности региона была снижена на 30 рублей. За селян, а их у нас около 200 тысяч, можно порадоваться. Но на самом деле плата была снижена для территорий, удалённых от мест накопления отходов, и сохранена в завышенном размере для Майкопа, в котором сосредоточено около 40% потребителей услуги регионального оператора. Любой первокурсник экономфака скажет вам, что это абсурдная экономика.

О чём не догадывается потребитель

– Куда же смотрит управление цен и тарифов?

– Если официально, то «делегирование» государственных полномочий по установлению нормативов и тарифов коммерческой структуре законом не предусмотрено. Неофициально – зачем же качать права, если в регионе работает монополист, отчисляющий в бюджет больше налогов?

Кстати, немногие знают, что в сумме 600 млн рублей необходимой валовой выручки регоператора 474 млн рублей (7,3 млн дол.), то есть 79%, приходится на сбор и транспортирование ТКО. Расчёты, обосновывающие эту сумму, подразумевают затраты на техосмотр мусоровозов до выхода на линию, их техобслуживание и ремонт, на погрузку, выгрузку и транспортировку ТКО, расчёт стоимости заездов к домам при сборе отходов и даже транспортного налога.

Но данными, необходимыми для выполнения подобных расчётов, на момент утверждения тарифов регулятор не обладал, мало того, он даже не знал, каким будет график вывоза ТКО – его утвердили позже. Да и достоверная информация о технических характеристиках используемой коммунальной техники отсутствовала.

Кроме того, существует постановление правительства РФ от 3 ноября 2016 года, которое гласит, что если в зоне деятельности регионального оператора образуется более 30% твёрдых коммунальных отходов, то цены на услуги по их транспортировке должны формироваться по результатам торгов. В зоне деятельности «ЭкоЦентра» в Адыгее – 100% ТКО, однако аукцион по отбору операторов по сбору и транспортированию отходов не проводился, хотя это прямое нарушение антимонопольного законодательства.

Но у нас умеют находить выход из таких ситуаций: региональный оператор делит территорию не менее чем на три лота, чтобы обеспечить законные зоны с 30% ТКО и сам определяет цену услуги по каждому из них. Участие и победа в аукционе «сторонних» операторов по сбору и транспортированию ТКО, неминуемо привели бы к снижению тарифа в целом. Так что сознательное и молчаливо одобренное органами власти уклонение от проведения аукциона было направлено на завышение цены.

Дополнительным фактором, повлиявшим на размер завышения тарифа, стало включение в состав расходов на сбор и транспортирование ТКО лизинга в сумме более 150 млн рублей (2,3 млн дол.), на который была куплена коммунальная техника. Получается, что республиканская власть оплатила коммерческой структуре средства производства деньгами потребителей, более 90% которых – население. Впрочем, на тот момент важнее было отчитаться перед Москвой о том, как в республике стартует «мусорная реформа».

А ведь проведение аукциона способствовало бы уменьшению валовой выручки на указанную сумму, потому что у его возможных участников уже могла быть необходимая техника. Так что можно было обойтись без лизинга, включённого теперь в тариф. Знают ли граждане об этом факте? Думаю, вряд ли.

– А как же предпринимательская прибыль? Региональный оператор – частная структура, он должен зарабатывать.

– Зарабатывать нужно честно. Тем более, что определён и размер предпринимательской прибыли – это 5% от затрат. Почему-то в других регионах могут работать честно. Приведу такой пример: В Москве предельная стоимость транспортирования отходов составляет 400 рублей (6 дол.) за кубометр ТКО при пробеге автомобилей около 60 километров. Причём, сюда же включено время простоя в пробках, зарплата персонала. А средняя стоимость сбора и транспортирования отходов для Майкопа при расстоянии 12 километров (в 5 раз меньше) составляет 200 рублей (3 дол.) за кубометр (меньше всего в 2 раза). К тому нет у нас пробок на дорогах, да и средняя зарплата коммунальщиков в разы ниже.

Регион маленький – уборка дорогая

– Вы можете рассказать, как обстоят дела в соседних регионах?

– Возьмём, к примеру, Калмыкию. Потому что условия оказания услуги примерно одинаковы: 40% населения проживает в столице, рядом с местом захоронения отходов, 60% – в районах республики, цены на ГСМ и материалы идентичны, для обоих регионов характерна низкая средняя зарплата. Правда, территория Калмыкии примерно в два раза больше, что, по идее, должно привести к завышению расходов по сравнению с Адыгеей. Но в степной республике утверждён предельный единый тариф на услугу регионального оператора по обращению с ТКО в размере 476,58 рублей за кубометр с учётом НДС для населения – это на 28% ниже установленного в Адыгее.

Цена услуги в многоквартирных домах – 62,82 рубля с человека в месяц в Элисте (примерно столько было в Майкопе до появления регионального оператора, а теперь стало 91,21 рубля), и 82,93 рубля – в районах Калмыкии, а в Адыгее изначально 113,5 рублей. Правда, для селян, как я уже говорил, тариф снизили на 30%, до 70 рублей.

В соседнем Краснодаре, признанным в прошлом году городом с миллионным населением, цена услуги в многоквартирном доме составляет 69,48 рублей с человека в месяц.

В целом же, в Краснодарском крае тариф за вывоз кубометра ТКО с учётом 20% НДС составляет от 439 рублей (6,7 дол.) до 872 рублей (13,4 дол.), а в Ростовской области – от 372 рублей (5,7 дол.) до 590 рублей (9 дол.). В Адыгее, напомню, более 608 рублей (9,3 дол.). И это при несравнимых масштабах территорий Адыгеи, Кубани и Дона.

Кстати, предписания о приведении тарифов на обращение с ТКО в соответствие федеральному законодательству выданы ФАС России регулирующим органам Курской, Ростовской, Челябинской, Астраханской областей. Примерно так должны выглядеть на данном этапе результаты госрегулирования в сфере обращения с ТКО и реакция надзорных органов в случае их завышения. Казалось бы, что в этом такого? Реформа только стартовала, могут быть ошибки. Признайте и исправьте. Но…

Когда деньги важнее закона

– Получается, что власти Адыгеи изначально знали, что проведение «мусорной реформы» будет проходить с нарушениями закона?

– В Адыгее реализация «мусорной реформы» состояла из нескольких этапов, незаконность которых ударила по карману населения и позволила регоператору и, нетрудно догадаться, кому ещё, класть в карман дополнительные барыши. Во-первых, это безальтернативный отбор регионального оператора, имя которого было известно ещё до размещения конкурсной документации об отборе.

Во-вторых, власти дали добро на утверждение значительно завышенных тарифов на услугу в отсутствие предусмотренных нормативными правовыми актами федерального уровня расчётов, обосновывающих их размер с очевидным нарушением принятого порядка ценообразования. Иначе как можно объяснить снижение региональным оператором без появления каких-либо нормативных актов, тарифов на вывоз ТКО для населения районов республики, исходя из принципа абсурдной экономики: выше себестоимость – ниже цена.

Но это было необходимо для яркой пиар-кампании руководства республики, которое «волевым решением в интересах народа» снизила цену услуги. При этом никто не говорил, что до прихода регионального оператора она по факту была вдвое ниже, а сейчас значительно превышает цену в других регионах. На самом деле, этот пиар – не более чем ложное и частичное «облагодетельствование» одних граждан за счёт других.

Ситуацию надо менять, начиная с «чистого» листа. Менять надо и нормативы, и тарифы, уменьшая размер сознательно созданного вопреки интересам населения очередного коммунального «общака».

– Какой выход вы видите из сложившейся ситуации?

– Добровольно принимать обоснованные и законные решения в коммунальной сфере в Адыгее не принято. Гриф секретности с тарифного дела, в ознакомлении с которым потребителю услуги отказано регулятором и надзорным ведомством, снимется только в судебного разбирательства. Вот тогда тариф не устоит. Но для этого нужна воля общественности, гражданского общества. Но в небольшой республике с этим не всё гладко. Воевать придётся с властью, которая стоит за беспределом «мусорной реформы». На это решаются немногие.

Руслан Романов

Справка

С 1 января 2019 года в России введена новая система обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО): каждый субъект был обязан выбрать одного или нескольких региональных операторов, на которых возлагаются обязанности по организации и координированию сферы обращения с ТКО.

В результате конкурсного отбора в Адыгее была выбрана компания - ООО «ЭкоЦентр» (группа компаний «Чистый город»). 24 апреля 2018 года министерство строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства РА заключило с компанией соглашение на 10 лет.

Новый оператор выступит в качестве инвестора строительства в республике экотехнопарка, который включает современный мусоросортировочный комплекс, полигон ТКО и площадку биокомпостирования. Планируется поэтапное внедрение раздельного сбора мусора.