На фото: Поселок Сукко, Анапа
  • Поделиться

Минобороны РФ оставляет в наследство гражданским властям изношенную инфраструктуру, заброшенные земельные участки и массу вопросов, на решение которых потребуется не одна сотня миллионов бюджетных рублей.

Позабыв следить за землями и коммуникациями, которые преимущественно находятся в черте населенных пунктов, военные при первой же возможности заявляли на них свои права.

Отдают ненужное

Окружающей среде поселка Сукко курортного города Анапы причинен существенный вред. Как выяснила Азово-Черноморская межрайонная природоохранная прокуратура, в одноименную реку поселка годами стекались вредные вещества, что привело к загрязнению акватории водного объекта и биоресурсов.

Причина – в ненадлежащей работе очистных систем канализации. Специалисты обнаружили в воде химические вещества и микроэлементы в концентрациях, превышающих допустимые значения до 12 раз. Возбуждено уголовное дело,  правда, кто будет по нему ответчиком, неясно – как выяснилось, очистные сооружения долгие годы принадлежали Министерству обороны РФ.

Военное ведомство отрапортовало, что, во-первых, не получало от надзорных органов предписаний, касающихся обслуживания очистных сооружений в Анапе, а во-вторых, коммунальная инфраструктура ещё в январе 2019 года перестала быть подведомственной министерству.

«За время многолетнего использования эксплуатирующими организациями Минобороны России комплекса очистных сооружений, расположенного в селе Сукко города-курорта Анапы, представлений и предписаний надзорных органов, касающихся его содержания и работы, не выносилось. Указанные очистные сооружения с 15 февраля 2019 года находятся в ведении администрации города-курорта Анапа Краснодарского края и отношения к военному ведомству не имеют», - сообщили ТАСС в пресс-службе ведомства.

Как выяснили журналисты «Кубанских новостей», в феврале этого года, после длительных переговоров администрации Анапы с Министерством обороны, объекты водопроводно-канализационного хозяйства села Сукко были наконец-то переданы из государственной собственности в муниципальную. В ходе обследования технического состояния передаваемых объектов было установлено, что износ оборудования фактически составляет 90-95%.

«Позиция Минобороны до последнего времени напоминала собаку на сене. Заброшенные участки и практически изношенная коммунальная инфраструктура, которые долгие годы находились в ведении министерства в разных регионах ЮФО, и от которых во многом зависит благополучие не только Анапы, но и многих других городов округа, стали передавать гражданским властям только в последние год-два. До этого момента военное ведомство больше 10 лет просто не реагировало на обращения региональных и муниципальных властей», – рассказали Paragraphs в Общественной палате Краснодарского края.

В 2017 году в Краснодаре нашли шесть заброшенных домов, которые облюбовали незаконные мигранты и местный асоциальный элемент. Законные жильцы домов, расположенных по-соседству, неоднократно обращались в мэрию города, но местные власти им пока помочь не могут – дома принадлежат Минобороны РФ. Долг домов за коммунальные услуги к концу 2017 года составил более 50 млн руб. (770 тыс. дол.) Кроме того, из-за ведомственной принадлежности, власти города вынуждены отказывать жильцам в благоустройстве придомовых территорий, возведении спортивных и детских площадок и подключении к коммуникациям.

Ни себе, ни людям?

В сложных отношениях Минобороны и гражданских властей показателен пример Майкопа, земли восточной части которого практически полностью принадлежат военному ведомству (в Майкопе в своё время дислоцировалось крупнейшее воинское соединение – 9-я Краснодарская мотострелковая дивизия, впоследствии переименованная в 131-ю Майкопскую бригаду, а также авиаполк и артиллерийская бригада). Долгие годы сначала майкопские, а затем и республиканские власти пытались решить проблему передачи земель и коммунальной инфраструктуры в военном городке, который за последние 10-15 лет превратился в спальный район с населением почти 20 тысяч человек.

«Складывалась парадоксальная ситуация – люди, живущие в частном секторе, смогли приватизировать дома, но земли, на которых они были построены, по-прежнему принадлежали военным. Жители не имели права улучшать коммунальную инфраструктуру, подвести газ, не могли поставить гараж на участке, не говоря уже о том, чтобы продать дом. А ведь речь шла о практически пятой части населения города. Но все дебаты с Минобороны заканчивались бумажной волокитой и отписками со стороны военного ведомства», – рассказал Paragraphs бывший сотрудник отдела городского коммунхоза Аслан Меретуков.

В 2017 году в Майкопе должны были благоустроить 19 дворовых территорий. В список кандидатов на ремонт не вошёл двор нескольких домов всё в том же военном городке. 

«Жители сами посадили во дворе деревья, ухаживали за детской площадкой, сделали детям футбольное мини-поле. Но только в 2016 году выяснилось, что после нового межевания в 2008 году Министерству обороны РФ отошла вообще вся придомовая территория. У людей остались только дома и проезд к ним», – рассказала Paragraphs журналист Виктория Курская.

В Майкопе дело сдвинулось с мёртвой точки только после того, как глава республики Мурат Кумпилов в феврале этого года обсудил ситуацию с землями Минобороны с главой ведомства Сергеем Шойгу. Спустя 10 дней Минобороны передало Майкопу в муниципальную собственность два участка общей площадью 9,4 га, расположенных на территории военного городка.

На встрече с ветеранами-афганцами в феврале этого года глава Адыгеи заявил, что после передачи земель в городскую собственность в Майкопе благоустроят территорию памятника «Родник «Солдатский», который был установлен в память о погибших в Афганистане уроженцах республики. Власти республики рассчитывают, что министерство обороны отдаст городу и Дом офицеров, который город отремонтирует за счёт субсидий республиканского бюджета, и передаст под штаб Юнармии.

Именно гарнизонный Дом офицеров, расположенный в центре Майкопа, стал своеобразным памятником имущественного противостояния властей гражданских и властей военных. Уникальное историческое здание середины XIX века, которое после революции перешло под крыло Наркомата по военным делам, а затем к Минобороны, сейчас находится в полуразрушенном состоянии.

«Минобороны вряд ли будет препятствовать передаче здания под штаб юнармейского движения, которое родилось по инициативе Путина и курируется лично Шойгу. Тем более вряд ли в Доме офицеров можно разместить что-то кроме инфраструктуры дома культуры, каким он, по сути, и был», – считает краевед из Майкопа Александр Данильченко.

В процессе передачи

Постепенно решается вопрос с деприватизацией военного имущества и в Краснодарском крае. Летом 2017 года мэрия Армавира договорилась с Минобороны РФ о передаче в муниципальную собственность заброшенных участков земли под строительство многоквартирного дома.. Положительно решён вопрос и о передаче земельных участков Минобороны в муниципальную собственность города Ейска.

Ведутся переговоры о передаче зданий военных комиссариатов в крупных муниципалитетах края, которые будут использовать под социальные нужды. Кроме того, в процессе обсуждения находится и вопрос о передаче в собственность Краснодара земель под строительство школы или детского сада. То же самое хотят сделать в Майкопе – на переданном в муниципальную собственность земельном участке построят школу на 1100 мест.

В Ростове-на-Дону, где находится штаб войск Южного военного округа, вопрос с передачей земель и имущества Минобороны начали решать раньше – в 2013-2014 годах. После подписанного Шойгу и губернатором региона Василием Голубевым соглашения, в муниципальную собственность были переданы шесть зданий и движимое имущество детских садов в Ростове-на-Дону, Аксае, Морозовске, Миллерово, Зернограде и станице Егорлыкской, а также 31 объект жилого фонда и 380 «прочих объектов». Кроме того, передано 37 земельных участков общей площадью 970 га, в том числе четыре земельных участка под детскими садами. А земельные участки бывшего военного городка в областной столице будут использованы для нужд города.

Имущественный пирог

Впрочем, часть своего имущества Минобороны просто так отдавать не собирается. К примеру – имущество батайского АО «258-й Ремонтный завод» которое выставили на торги в рамках процедуры банкротства. Общая стоимость лотов составляет 35,9 млн рублей (552 тыс. дол.). Часть имущества купила местная компания «Спутник», принадлежащая депутату Заксобрания Ростовской области Сергею Шамшуре. Правда, военная прокуратура посчитала сделку незаконной из-за заниженной стоимости продаваемого объекта.

Откусить пирог распродаваемого военного имущества хотят многие. В начале 90-х предприятиями оборонки торговали направо и налево. В Майкопе, к примеру, был продан завод «Точрадиомаш» со всем оборудованием, в Пятигорске – завод «Импульс». Для муниципалитета имущество военных, которое передаётся бесплатно, также стало куском пирога.

«Регионам неоднократно предлагали передать ненужное имущество Минобороны, но либо у них не было средств на его содержание, либо какие-то другие причины. В адрес Минобороны обращаются только в случае крайней необходимости, мол, нужен участок под строительство соцобъекта. Нужен такой участок, как правило, чтобы отчитаться перед Москвой по исполнению майских указов президента – построить школу или детский сад. Иначе почему местные власти эта проблема не волновала раньше?» – говорит бывший военнослужащий финуправления одного из полков 9-й Краснодарской бригады, попросивший не называть его имени.

В пресс-службе ЮВО от комментариев на тему деприватизации отказались, однако заметили, что департамент имущественных отношений федерального ведомства не может «разово решить все имущественные проблемы, особенно связанные с кадастром, но ведомство готово к поступательной передаче высвобождающихся земель и имущества».

С учётом того, что Минобороны РФ активно предлагает взять военное имущество в аренду, можно предположить, что в муниципальную собственность военные отдают то имущество и земли, на которых, как правило, невозможно заработать.

Руслан Романов