• Поделиться

Два региона юга России – Краснодарский край и Ростовская область – вошли в тройку «лидеров» по числу погибших в ДТП в 2018 году. Почему поездка на автомобиле по территории Краснодарского края, Адыгеи или Ростовской области, где одни из самых качественных дорог в стране, может обернуться трагедией, и что сможет сделать трассы южных регионов более безопасными?

Опасные дороги юга

Число аварий, произошедших в Краснодарском крае в 2018 году, сравнимо только с Москвой, где зарегистрировано немногим более 9 тысяч ДТП. На Кубани ДТП унесли жизни более тысячи человек. На втором месте Московская область (938 погибших), а затем Ростовская (554). Кроме того, Краснодарский край занял второе место в РФ по общему числу аварий – 8675.

Правда, жертв в столице на 588 меньше, чем на Кубани, то есть, почти вдвое. По числу погибших в авариях первопрестольную обогнала и Ростовская область. Практически вровень с многомиллионной Москвой стал Ставропольский край, где ДТП унесли жизни 439 человек.

Примечательно, что регионы, водители из которых традиционно считаются лихачами, показали прямо противоположную статистику. В Ингушетии, например, в 2018 году было зафиксировано всего 206 ДТП, в Чечне – 227. Это приблизительно в 2,5 раза меньше, чем в самом маленьком регионе юга РФ – Адыгее (543 ДТП), и почти в 15 раз меньше, чем на Ставрополье (3184 ДТП), следом за которым в рейтинге следует Дагестан, где произошло 1738 дорожных аварий и погибли 368 человек. Самой безопасной с точки зрения аварийности в ЮФО стала Калмыкия, где в 2018 году произошло 475 ДТП и погибли 83 человека.

Кубанский акцент

Проблеме высокой аварийности на Кубани не один год. Еще восемь лет назад тогдашний губернатор Александр Ткачев называл статистику ДТП в крае «сводками с фронта».

«По большому счёту с тех пор ничего не изменилось. Нынешний губернатор тоже проводит комиссии по безопасности дорожного движения, но толку мало. Как бы цинично это ни звучало, причина катастрофического положения дел с безопасностью – в традиционных для России бедах: дураках и дорогах. Причём, в том же порядке», – рассказал Paragraphs краснодарский автоэксперт Валерий Диденко.

По его словам, чаще всего причиной ДТП с жертвами становится выезд на полосу встречного движения. Превышение скоростного режима, которое по статистике является самым частым – на втором месте в рейтинге причин ДТП, уносящих жизни. Все они связаны исключительно с человеческим фактором.

Чаще всего плохую статистику по ДТП и тем более жертвам автокатастроф пытаются списать на автошколы. Безусловно, в автошколах есть проблемы, уровень подготовки далек от идеального, профессионализм инструкторов наверняка оставляет желать лучшего. Но ужесточение требований к автошколам вряд ли уменьшит число ДТП.

К примеру, только за один день, 10 апреля, на дорогах Краснодарского края было зафиксировано 17 722 нарушения правил дорожного движения, из которых 15 433 связаны с превышением скорости.

«Как бы автошколы ни учили – хорошо или плохо, экзамен принимает ГИБДД, и водительское удостоверение вручает Госавтоинспекция. То есть, именно она принимает решение, имеет ли право водитель садиться за руль. Есть масса людей, которым в силу психологистических особенностей не стоит садиться за руль, тут никакая автошкола не поможет», – рассказала Paragraphs директор майкопского филиала Центра контраварийного вождения Виктория Гриценко.

По ее словам, в ДТП со смертельным исходом чаще попадают не свежеиспеченные выпускники автошкол, а опытные водители, которые, казалось бы, ко всему должны быть готовы. При этом автошколы Кубани, в том числе и входящие в систему ДОСААФ, всегда ставились в пример другим регионам. Выходит, дело в людях?

«В южных регионах машину чаще водят агрессивно. Краснодарский край не исключение: многие, едущие на море из других регионов на машине, в следующий раз предпочитают ехать поездом, потому что культура вождения в целом на юге России практически отсутствует. Плюс южная ментальность, которая часто замешана на пустой браваде – все это не придает уверенности в безопасности», – поделился с Paragraphs психолог Сергей Петриенко.

Во всем виноваты дороги?

Федеральные дороги, проходящие по территориям Кубани, Ростовской области, Ставрополья и Адыгеи чаще всего становятся местом трагедий. Водители, постоянно колесящие по региону, знают эти аномальные участки, в основном сосредоточенные на федеральных трассах М-4 «Дон» и «Кавказ». Но аварии происходят и на региональных дорогах, где, казалось бы, нет такого интенсивного движения. Например, летом 2018 года на территории Белореченского района Краснодарского края автомобиль выехал на встречку в затяжном повороте и столкнулся с другой легковушкой. В ДТП погибли девять человек, в том числе и ребенок. Одна из машин была из Ставрополья, вторая – из Адыгеи.

В Ростовской области статистика числа ДТП, жертв и раненых вдвое ниже кубанской. Но, несмотря на третье место по числу погибших в автокатастрофах, областная ГИБДД отчиталась перед властями о снижении трёх основных показателей аварийности: число зарегистрированных ДТП сократилось на 15,3%, число погибших в ДТП – на 7,9%, число раненых – на 16,9%. А вот проблемными вопросами были названы профилактика детского дорожно-транспортного травматизма и обустройство площадок для отдыха водителей на трассе М-4 «Дон» вне населённых пунктов, где высокая аварийность отмечается летом, в пик пассажиропотока.

При этом губернатор Ростовской области Василий Голубев говорит, что аварийность на федеральных трассах стала более летальной в 2018 году – аварий стало меньше, но они стали «жестче».

«Число погибших в ДТП, произошедших на федеральных трассах, могло быть меньше, если бы была тщательно продумана система оказания медпомощи. Часто спасатели и бригады скорой помощи просто не могут быстро добраться к месту происшествия», – рассказали Paragraphs в Южном региональном центре медицины катастроф.

В этой связи показателен пример Адыгеи, где в этом году в горной части республики и на трассе М-4 «Дон» появятся медицинские пункты для оказания неотложной помощи пострадавшим в ДТП. Кстати, в самом маленьком регионе юга России ситуацию на дорогах тоже можно назвать критической – в 2018 году, несмотря на некоторое снижение числа ДТП, в автокатастрофах погибли 102 человека.

В Адыгее, как, впрочем, и в любом другом регионе, безопасность на дорогах власти связывают с качеством самих дорог и просят в федеральном центре немалые средства на их реконструкцию. В республике, к примеру, в 2019 году завершат строительство транспортной развязки на автодороге М-4 «Дон» возле аула Тугургой рядом с Краснодаром. На это понадобилось около 1 млрд рублей (15,3 млн долл.).

В Ростовской области до 2024 года на реконструкцию и капитальный ремонт дорог трех городских агломераций (Ростовской, Шахтинской и Таганрогской) планируется направить около 18 млрд рублей (277 млн долл.), за счет которых будут проведены работы на дорогах регионального и местного значения общей протяженностью около 870 км. Кроме того, в 2019 году планируется отремонтировать еще 120 участков дорог регионального значения протяженностью 334,2 км стоимостью 3,2 млрд рублей (49 млн долл.).

Краснодарский край в 2019 году получит более 3 млрд рублей (46,1 млн долл.) на ремонт, строительство и содержание дорог, в том числе средства направят Краснодарской, Сочинской и Новороссийской городским агломерациям.

По данным Межрегионального общественного центра «За безопасность российских дорог», Ростовская область, Краснодарский край и Ставрополье попали в «красную зону» высокой дорожной опасности.

«В эту же «красную зону» попала и Волгоградская область, но качество дорог на Кубани в разы выше, чем на Волге. А Краснодар и вовсе входит в десятку городов с лучшими дорогами в стране. Любой водитель расскажет, как гладко ехать по трассам Кубани, Адыгеи и Ставрополья, в отличие от ухаб Волгограда или Калмыкии, но, судя по аварийности, дело не только в дорогах», – отмечает Валерий Диденко.

По словам Диденко, региональным властям выгодно списывать ситуацию с ДТП на качество дорог – из многомиллиардных вливаний на реконструкцию трасс можно отрезать лакомый кусочек бюджетного пирога.

Коллективная ответственность

Еще один фактор, тесно связанный с ДТП с жертвами, – пьянство за рулем. По данным за 2017 год Краснодарский край занял второе место в рейтинге пьяных аварий. Административное наказание за управление автомобилем в нетрезвом виде – штраф 30 тысяч рублей (460 долл.) и лишение прав на срок от полутора до двух лет. Повторное нарушение грозит уголовной ответственностью. Но это пугает немногих.

Другой составляющей роста числа ДТП и, соответственно, жертв на дорогах, специалисты называют заметное увеличение количества автомобилей. На Кубани, к примеру, зарегистрировано 2,4 млн транспортных средств, 1,8 млн из них – легковые. Краснодарский край по уровню автомобилизации занимает третье место в России, уступая лишь Москве и Московской области. В Ростовской области зарегистрировано 1,3 млн машин – пятый результат по стране, на Ставрополье – 700 тысяч автомобилей. В небольшой Адыгее, как рассказали в республиканской ГИБДД, зарегистрировано более 165 тысяч легковых машин – получается, что автотранспорт есть у каждого второго взрослого жителя республики.

Специалисты бьют тревогу и по поводу профессионализма тех, для кого машина является работой. Ведь сегодня водить небольшой грузовичок, как и работать в такси, имеет право каждый, имеющий самую простую категорию – В. Их опыт и навыки, как правило, работодателей не интересуют.

«Если раньше таксист должен был отработать на всех видах транспорта и получал машину с шашечками лет в 35, то сейчас людей возят мальчишки, причем часто на машинах, которые давно пора утилизировать», – рассказал Paragraphs заведующий гаражом крупной транспортной компании из Краснодара Роман Дмитриев.

В борьбе с ростом числа ДТП и катастрофической статистикой жертв на дорогах, особенно южных, специалисты видят изменения в работе ГИБДД, которая по-прежнему следит не столько за порядком на дорогах, сколько за кривой графика показателей. Источник в Госавтоинспекции Адыгеи рассказал Paragraphs, что отсутствие нарушений в зоне ответственности того или иного инспектора будет считаться неудовлетворительной работой и, как следствие, снижением премиальных выплат. А профилактику аварийности ГИБДД предпочитает проводить не на дорогах, а на всевозможных встречах с общественностью, по сути, для галочки.

Но на первом месте в решении этой проблемы – сознательность и навыки водителей, которые плохо знают ПДД и игнорируют культуру поведения на дороге, что особенно ощутимо именно на юге страны.

«Люди старшего поколения помнят, как водители «моргали» друг другу, предупреждая о патруле или предлагая безопасный обгон. Сейчас этого практически нет, водители даже «спасибо» перестали «говорить» аварийным светом», – говорит Виктория Гриценко.

Тем временем за первые три месяца 2019 года на Кубани произошло 1365 ДТП, на дорогах погибли 186 человек. В Ростовской области случилось 618 ДТП и погибли 93 человека, в Адыгее – 106 ДТП и 23 погибших, на Ставрополье 586 ДТП и 66 унесенных жизней.

Руслан Романов