• Поделиться

В ноябре 2017-го в Дагестане открылся приют для женщин и детей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации. Квартира, арендованная в одной из многоэтажек Махачкалы, стала пристанищем для тех, кому некуда идти. За это время «Теплый дом на горе» помог 26 семьям и 35 детям.

Но работа благотворительного центра не ограничивается приютом. Сюда обращаются люди, нуждающиеся в гуманитарной, юридической и психологической помощи. В общей сложности через «Теплый дом» прошло уже около двухсот семей.

Внебрачная беременность как не приговор

«Мы открылись на средства президентского гранта и сейчас реализуем проект «Подпольные мамы», цель которого – помощь женщинам, забеременевшим вне брака, рассказывает куратор центра Евгения Величкина. – В России внебрачная беременность не считается проблемой. Но для Кавказа это очень сложная тема. Здесь женщина, попав в такую ситуацию, сталкивается с осуждением и даже угрозами убийства, часто родственники вынуждают ее отказаться от этого материнства, избавиться от ребенка или отдать его в другую семью».

Евгения с 2012 года работала в кризисном центре для женщин в Воронеже, куда нередко обращались дагестанки с попытками криминальных абортов на больших сроках. И она решила открыть в республике кризисный центр для поддержки таких женщин. «Я поняла, что проблема здесь есть, и она немного другая, чем в России. А приезжая в Дагестан, организаций, занимающихся конкретно этой темой, я здесь не нашла», – говорит она.

Евгения рассказывает, что к ним обращаются не только девушки с внебрачной беременностью, но и женщины, страдающие от домашнего насилия. Также органы опеки направляют сюда мам с детьми, живущих в неблагополучных условиях. Все они получают необходимую помощь, проходят реабилитацию и уходят уже в самостоятельную жизнь. В приюте можно находиться три месяца, при необходимости этот срок продлевается до полугода. За это время сотрудники помогают подопечным в оформлении документов, поиске работы и жилья, устройстве детей в детский сад или школу. Бывает так, что сюда попадают на больших сроках беременности. В таких случаях работники центра оформляют женщин в роддом, выписывают оттуда. Иногда удается помочь им наладить отношения с родственниками.

Истории женщин и девушек, прошедших через «Теплый дом», кажется, смогли бы стать сюжетами вечерних ток-шоу на федеральных каналах, с одной лишь разницей – здесь нет вымысла.

Девушка из Азербайджана, проживавшая в Екатеринбурге, забеременела от мигранта из Средней Азии, с которым у нее были отношения. Скрывала свою беременность от близких до самых родов. Мать узнала о положении дочери, когда та начала рожать, и чтобы скрыть ее внебрачного ребенка договорилась в роддоме о его передаче. Но девушка в последний момент решила не отказываться от ребенка и обратилась в кризисный центр «Аистенок». Оставаться в Екатеринбурге было опасно – родственники узнали, что она родила вне брака, угрожали убийством. Поэтому было решено отправить ее в Дагестан, скрывая местоположение. Сейчас девушка выпустилась из приюта, пытается наладить жизнь. Нашла мужчину, согласившегося в глазах родственников быть ее бывшим мужем и отцом ребенка. Это – единственный способ восстановить отношения с родителями.

Еще одна история, героиня которой – девушка из Дагестана – потрясает еще больше. Она встречалась с парнем, который впоследствии ее изнасиловал. Уехала в Москву, устроилась работать няней в дагестанской семье. Впоследствии узнала о своей беременности. Родственники от нее отказались, а семья, в которой она жила, склоняла отдать ребенка бездетной грузинской семье. Девушка металась, была совершенно сломлена. В итоге у нее обманным путем отняли девочку. С тех пор прошло пять лет, и она до сих пор ищет своего ребенка. К слову, спустя время она вышла замуж за своего насильника, и они начали искать ребенка вместе. Лишь после этого родственники девушки стали ее поддерживать и способствовать поискам.

Жертвы «стокгольмского синдрома»

Отдельная тема – насилие в семье, когда женщин систематически избивают мужья, а в желании развестись их не поддерживают родственники.

«Очень часто после развода женщину не принимает семья. Говорят, что она им больше не дочь, потому что развод – это позор. Как раз для помощи таким женщинам мы и создавали приют, чтобы быть для них поддержкой, если от них отвернулись родные», – говорит Евгения.

Удается ли им найти себя, устроиться в жизни? Бывают ли истории с хэппи эндом?

Истории заканчиваются по-разному, рассказывает собеседница Paragraphs: – Ситуации индивидуальны, поэтому вместе с каждой из подопечных мы выстраиваем план: как из нее выбраться. Мы всегда настроены на то, чтобы она нашла работу, устроила ребенка в детский сад, школу или нашла няню, поработала какое-то время, сняла себе комнату. Если у нее есть право на материнский капитал, мы помогаем его реализовать, чтобы она могла купить хотя бы комнату в общежитии.

Бывает, выпускаются попарно. Две мамы находят общий язык, решают вместе работать, вместе снимать жилье и по очереди смотреть за детьми.

Занятия с психологом у нас обязательны. Любая женщина, которая к нам поступает, обязательно проходит курс психологической реабилитации.

Женщины терпят годами и решаются уйти только тогда, когда терпение доходит до крайней точки. И очень часто у нас бывают случаи, что они еще и возвращаются. «Стокгольмский синдром». Со временем женщина, поддавшись уговорам, сдается, решает вернуться к насильнику, дать ему еще один шанс, надеется, что он изменится. Но, как показывает практика, ничего не меняется. Все так же продолжается по кругу.

Мы предупреждаем, убеждаем, уговариваем хотя бы подумать, но у таких женщин формируется зависимость, от которой сложно избавиться.

Недавно к нам приехала женщина из Чечни, беременная, с ребенком. И через несколько дней она сама позвонила мужу, сообщила адрес. Говорила, что не может без него жить. Он приехал, и она с ним ушла, несмотря на то что с ней беседовал психолог, мы просили ее подумать. Сказала, что он обещал измениться.

Спустя некоторое время она снова нам звонит и плачет, что он ее бьет. Сейчас мы готовим ее для отправки в другой город, потому что наш адрес ее муж уже знает.

На таких примерах мы пытаемся извлечь уроки. Поэтому придумали четкий алгоритм работы с жертвами домашнего насилия. Мы понимаем, что в каждой такой женщине «стокгольмский синдром» может сработать в любое время».

Но случается и так, что мужья, избивавшие своих жен, пытаются вернуть их из приюта не силой убеждения, а угрозами физической расправы. С такой ситуацией сотрудники центра столкнулись в начале мая. К ним обратилась 26-летняя жительница Хивского района республики. Молодая женщина с тремя детьми сбежала от домашнего насилия. Ее избивал муж, который к тому же взял себе еще и вторую жену. Обратиться было не к кому. Родители отказались ее принять, сказали: «Терпи. Если ты вернешься домой, мы тебе коврик постелем в углу, и твое слово не будет иметь никакого значения». Она обратилась в приют, где ее приняли. Муж нашел кризисную квартиру, выломал дверь, забрал двоих детей и ушел. Жену с младшей дочерью не нашел – сотрудница спрятала их в комнате. После инцидента муж, страдающий психическими расстройствами, вернулся во второй раз, угрожая женщине, что либо она пойдет с ним, либо он ее убьет, закопает… Женщину с ребенком пришлось спрятать в другом месте, а мужчина начал звонить сотрудникам приюта, угрожая, что «придет и раскрошит морду».

Несмотря на заявление в полицию, наличие записей с камеры видеонаблюдения и телефонных звонков, по словам Евгении Величкиной, правоохранительные органы не проявили активность в принятии мер. И только после обращения журналистов в пресс-службу республиканского МВД дело сдвинулось с мертвой точки. Однако работников «Теплого дома на горе» сразу предупредили: мужчина – законный представитель детей, дело не уголовное, поэтому задерживать его не будут.

Сейчас приют живет со сломанной дверью, собирая в соцсетях средства на покупку новой.

Начать новую жизнь

В офис благотворительного центра защиты материнства и детства «Теплый дом на горе» неравнодушные приносят одежду и игрушки. Евгения уверена, что женщины, несмотря ни на что, могут построить свою новую жизнь. Они работают, находят жилье, кто-то даже выходит замуж.

Еще одно направление, которым сотрудники центра планируют заняться – работа с женщинами, пострадавшими от секс-торговли.

«Часто женщины оказываются жертвами сексуальной эксплуатации. Не секрет, что девушек вербуют для работы в Арабские Эмираты, Турцию. Мы хотим, чтобы такие женщины знали, что мы есть и они могут к нам обратиться, – признается Евгения.Хотим помочь им начать нормальную жизнь и больше к прошлому не возвращаться».

Бэла Боярова