• Поделиться

Официальная делегация Адыгеи посетила Турцию с деловым визитом. На обсуждение развития торгово-экономических и культурно-образовательных связей, а также перспективы отношений с адыгской диаспорой ушло четыре дня. 

Сможет ли взаимодействие небольшой северокавказской республики со страной-членом НАТО, в которой черкесов почти в 10 раз больше, чем на исторической родине в России, повлиять на перспективу российско-турецких отношений?

Бизнес на презентации

Как для Адыгеи, так и для Турции подобный визит стал первым в истории – такая представительная делегация субъекта РФ никогда не высаживалась на турецком берегу. И хотя во всероссийском масштабе деловая поездка адыгейского истеблишмента осталась на уровне региональной повестки дня, в самой Адыгее от итогов визита ждут больших перспектив – как во взаимоотношениях с бизнесом, так и во взаимодействии с черкесской диаспорой в Турции, которая является самой представительной в адыгском мире.

«Визит не носил презентационный характер, поэтому была составлена интенсивная деловая программа, которая включала в себя серию мероприятий и переговоров. В частности, встречи с министром торговли Турции, руководством Анкары, Стамбула и Дюздже, а также членами Великого Национального собрания Турции с участием депутатов из числа представителей черкесской диаспоры», – рассказали Paragraphs в пресс-службе главы Адыгеи.

Без презентационности не обошлось – в Промышленной палате Анкары глава Адыгеи Мурат Кумпилов рассказал турецкому бизнес-сообществу о присутствии в республике крупных компаний, что характеризует регион, как инвестиционно привлекательный. К примеру, компания ИКЕА реализует на территории республики инвестпроект на сумму 307 млн долл., а госкорпорация «Росатом» строит самую мощную в России ветроэлектростанцию. По итогам 2018 года объем инвестиций в республику составил более 500 млн долл. – рост составил 142,5% к 2017 году. Партнерами предприятий и организаций Адыгеи во внешней торговле сейчас являются более 30 стран мира, в их числе и Турецкая Республика.

«Думаю, у нас много точек соприкосновения для дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Со своей стороны, мы будем способствовать запуску новых совместных проектов в различных отраслях экономики»,заявил Кумпилов.

Турки, многие из которых ведут бизнес, в том числе и в южных регионах РФ, прекрасно осведомлены о происходящем в республике. Тем не менее презентация принесла определенную пользу: Красногвардейский молокозавод и турецкая компания Innova Bedding заключили контракт на поставку в Турцию адыгейского сыра. На этом (во всяком случае, пока) практическая часть торгово-экономических взаимоотношений закончилась. В теоретической перспективе – развитие туризма, взаимовыгодное использование богатых рекреационных ресурсов и т.д.

Ставка на диаспору

Другой заявленной целью визита официальной делегации Адыгеи стало развитие отношений с адыгской диаспорой. Главным событием этой части поездки стала встреча с представителями общественных организаций KAFFED, KAFDAV, KAFSAM, KAFİAD, DOSTLUK KLÜBÜ, которые объединяют многомиллионную адыгскую диаспору Турции.

«Именно на представителей диаспоры, некоторые представители которой заседают в турецком парламенте, делают ставку власти Адыгеи. Одно дело – помощь российских властей в лице представителей посольства, консульства и торгпредства, другое – возможность «повлиять» на нужных людей изнутри. Это, на мой взгляд, правильный политический подход», – рассказал Paragraphs бизнесмен, репатриант из Турции Ахмад Цику.

Впрочем, адыгейские власти такого подхода и не скрывают. На встрече с генеральным консулом РФ в Турции Андреем Подъелышевым глава Адыгеи заявил, что одним из мостов в налаживании новых деловых контактов и проводником проектов по укреплению межнационального согласия является именно черкесская диаспора.

«Она ориентирована на сотрудничество с исторической родиной – Адыгеей, и заинтересована в развитии российско-турецких связей»,отметил Кумпилов.

Подъелышев, в свою очередь, заметил, что на фоне укрепления российско-турецких отношений открываются перспективы дополнения их региональной повесткой. Консульство, по его словам, приветствует расширение связей и будет поддерживать предметный диалог. Но для этого важно серьезно готовиться к переговорам и выводить их на конкретные проекты.

«Для Адыгеи эффективным каналом в этом вопросе может стать организация KAFFED (Федерация кавказских обществ Турции – Прим. ред.), которая способна формировать конструктивную повестку по широкому спектру отношений», – подчеркнул генконсул.

Подъелышев, естественно, находится «в теме» происходящего и знает, что лидеры KAFFED внимательно отслеживают полемику Путина с Эрдоганом. Сейчас ветер перемен подул в паруса корабля федерации попутным ветром. Неслучайно на встрече с делегацией Адыгеи президент KAFFED Йылдыз Шекерджи заявила, что в рамках организации «растет понимание того, что необходимо установить тесную связь с исторической родиной и диаспорами во всех странах».

Не секрет, что долгие годы в Турции нельзя было говорить на адыгском языке, было официально запрещено использование национальных символов. Таким образом, еще со времен Ататюрка в стране шло отуречивание национальных меньшинств. Около 15 лет назад турецкие власти решили ослабить «поводок» проводимой в стране национальной политики. И если раньше об автономии в Турции не могло быть и речи, то сегодня общественным движениям дали зеленый свет. Одной из наиболее активных общественных организаций стала KAFFED. Во многом это связано с тем, что за годы откровенных притеснений по национальному признаку именно адыгская диаспора в большинстве своем сумела сохранить язык и обычаи.

«В Турции поэтапно отказались от политики ассимиляции и преследования нацменьшинств. В результате созданы правовые и политические условия для реализации нацменьшинством различных проектов в области культуры. В университете турецкого города Дюздже, к примеру, сейчас официально преподается черкесский язык», – рассказал Paragraphs председатель общественной организации «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.

Сегодня большинство черкесских организаций Турции выступают за расширение связей с исторической родиной. Для многих это не только моральная сторона вопроса, но и финансовая – турецкие адыги не прочь расширить границы своего бизнеса. Поэтому они заинтересованы в укреплении российско-турецких отношений, поскольку бизнес требует политической стабильности, и готовы оказывать Адыгее содействие в реализации совместных проектов.

Другой вопрос – многие ли представители черкесской диаспоры хотят не просто завязать отношения с исторической родиной, но и вернуться в Россию на постоянное место жительства?

«Есть в Турции адыги, которые мечтают вернуться на историческую родину. Поэтому нам пришлось часто разъяснять российское законодательство в этом вопросе», – рассказал Paragraphs председатель общественного движения «Адыгэ Хасэ – Черкесский парламент» Рамазан Тлемешок, который вошел в состав официальной делегации Адыгеи.

Черкесский взгляд с турецкого берега

Впрочем, многие представители черкесской диаспоры прочно осели в Турции и вряд ли помышляют о возвращении на историческую родину. Часть из них, несмотря на сохранение языка и традиций, вряд ли мыслит свое проживание где-то кроме Турции, другая часть связана с османскими землями бизнесом, третья занимает государственные посты и тем более не думает менять элитный образ жизни.

С представителями такой элиты делегация Адыгеи тоже встречалась. В Великом Национальном собрании Турции депутаты, представляющие черкесскую диаспору, заявили о готовности оказать поддержку Адыгее в налаживании контактов – как в официальных структурах, так и на уровне гражданского общества. 

Спикер турецкого парламента Мурат Байбатур подчеркнул, что черкесы традиционно представлены в системе органов государственной власти Турции и принимают активное участие в созидательных проектах страны. Подробности встречи с депутатами-черкесами не сообщались, но можно предположить, что в кулуарах шел разговор о лоббировании определенных интересов, причем не только в интересах республики, но и федерального центра.

Известно, что в Турции сначала хорошо встречают, а затем уже договариваются. Дипломатический принцип «может быть» щедро подпитывается пафосными встречами, богатыми столами и теплым радушием, с каким обычно встречает туристов портье из анталийского отеля.

«Восток – дело тонкое. Чтобы договориться с турками нужно немало времени. Всем известно, как рыночные торговцы обижаются, если с ними не торгуются. Ментальность большого рынка из средневековья перешла и в современный бизнес и политику. Я думаю, что официальный Майкоп поступает правильно, рассчитывая на помощь диаспоры. Турков надо заинтересовать изнутри, а турецкие черкесы вполне могут стать гарантами каких-либо проектов», – говорит ученый-тюрколог Малгобек Эйвазов.

В Адыгее итоги поездки назвали продуктивными. Федеральные ведомства по поводу визита регионального уровня отмолчались. Исключение составил Минпромторг, который упомянул о соглашении с экспортом адыгейского сыра. Вот, собственно, и все.

Чего ждет черкесская диаспора?

Для живущих в Турции черкесов это событие стало политическим не в части российско-турецких отношений, а в возможности поздороваться с исторической родиной за руку.

«Несмотря на то, что многие поколения адыгов уже родились здесь (в Турции ­– Прим. ред.), Адыгея всегда для нас будет родиной. Там наши корни, о которых мы никогда не забываем, и мы бережно храним национальную культуру, язык, традиции. И сегодняшняя встреча ярко демонстрирует наши крепкие и нерушимые связи. Уверены, за ней последует укрепление наших связей с исторической родиной», - сказала Йылдыз Шекерджи.

Символично, что приезд официальной делегации совпал с Днём Государственного флага Республики Адыгея, который широко отмечает и диаспора в Турции. И хотя в администрации главы и кабмина республики говорят, что сделано это было не специально, можно предположить, что знаменательная для всех адыгов дата сыграла свою роль в календаре официальных визитов руководства Адыгеи.

В Дюздже, где живет около 40 тысяч черкесов, делегацию из Адыгеи встречали так, как не встречают самых дорогих гостей. Здесь уже не было высоких чинов, депутатов и представителей крупного бизнеса. Простых людей, живущих, в основном, в аулах неподалеку, больше интересовало, чем живет историческая родина.

Самым логичным ответом могло бы стать «приезжайте, посмотрите, оставайтесь». Но может ли сейчас республика принять соотечественников? По данным адыгейского комитета по делам национальностей, программы по переселению в республике пока что нет. И региональные власти делают акцент на сохранение культурного пласта среди турецких черкесов, в том числе активно пропагандируют изучение адыгского языка в Турции, выпуская методические пособия и учебники.

О том, что выиграет от прошедшего визита Россия в целом, говорить рано. Вероятно, это лишь паззл где-то на краю собираемой картины новых российско-турецких отношений.  

«Надо объективно смотреть на вещи. Турция и Россия стали активно взаимодействовать в торгово-экономической сфере, но нельзя забывать, что наши страны относятся к разным военно-политическим блокам, а в наших обществах существует до сих пор непреодолимое отчуждение. Многое будет зависеть от того, как власти смогут реализовывать те или иные проекты, в том числе и экономические, вне политической плоскости», – считает Аскер Сохт.

Руслан Романов

Справка

В Турции проживает свыше 3,5 млн черкесов. Это наиболее значительная и многочисленная адыгская (черкесская) диаспора за рубежом. Районами компактного проживания адыгов (черкесов) являются области Кахраман-Мараш, Болу, города Адана, Анкара, Бурса, Измир, Кайсери, Самсун, Эрзрум и ряд других.