• Поделиться

Майские праздники и последующий за ними летний сезон – это очевидное напряжение на многостороннем автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Верхний Ларс», что на границе России и Грузии.

Пункт пропуска, расположенный на территории Северной Осетии, работает на пределе своих возможностей – непросто справляться с огромным потоком, и в этом плане надежды возлагаются на внедрение системы под названием «электронная очередь».

Но насколько она безупречна, и можно ли говорить о том, что данная система – самая настоящая панацея от транспортных заторов на границе, доставляющих массу хлопот гражданам разных стран?

Пункт пропуска: полтора месяца в режиме закрытия

2018 год оказался самым напряженным и одновременно рекордным в плане прохождения граждан, автомобилей и грузов на многостороннем автомобильном пункте пропуска (МАПП) «Верхний Ларс», что на границе России и Грузии. Госграницу пересекли 2,8 миллиона человек, что, к примеру, почти в девять раз превышает население Владикавказа.

Именно через спальный район североосетинской столицы и передвигается весь транспорт – большегрузы, легковые автомобили и автобусы ввиду того, что объездная дорога пока еще в планах, и к ее строительству не приступили. Такая магистраль действительно нужна, если учесть, что через государственную границу проследовали 900 тысяч транспортных средств, в среднем – около 2,5 тысячи автомобилей в день. 

Согласно данным североосетинской таможни, в прошлом году по сравнению с 2017-м количество транспортных средств международной перевозки возросло на 38 тысяч единиц. Пристального взгляда на государственные номера большегрузных автомобилей, которые транзитом проезжают через республику, достаточно для того, чтобы понять, насколько обширными являются современные торгово-экономические связи – фактически здесь представлены все республики бывшего СССР, в том числе и прибалтийские страны.

Дорогой, которая соединяет Россию с Грузией, Арменией, Азербайджаном, Турцией и Ираном, пользуются перевозчики из европейских стран, в их числе Польша, Германия, Голландия, Франция. Поэтому не стоит удивляться, что за весь прошлый год суммарный объем грузов составил 2,7 млн тонн.

Прогноз возможного сокращения транспортного потока в 2019 году окажется напрочь несостоятельным, и войдет в полное противоречие с данными североосетинской таможенной службы, свидетельствующими о том, что за период с 2015 по 2018 год, количество всех видов автотранспорта и пассажиров в среднем увеличивается на 15-20% ежегодно.

В итоге это привело к тому, что фактическая пропускная способность МАПП превысила проектную в несколько раз, а именно: по грузовому автотранспорту – в 3 раза, по легковым автомобилям – в 10 раз и по физическим лицам – в 2,5 раза.

 Горнолыжные курорты в Грузии, особенно Гудуари, до которого от «Верхнего Ларса» не более одного часа езды, приобрели большую популярность среди россиян. Сезон катания на заснеженных склонах и на удобных, к тому же многочисленных, трассах различной сложности, стартует в ноябре и заканчивается, обычно, в конце марта. Наибольшее количество отдыхающих наблюдается с середины декабря до середины января, что объясняется новогодними праздничными и выходными днями.

С каждым годом все больше и больше жителей из различных российских регионов устремляются и на курорты Черноморского побережья Грузии.

Но для таможенников и пограничников, несущих службу на «Верхнем Ларсе», самым напряженным является период с июля по сентябрь, когда сезон отпусков совпадает с сезоном перевозки свежей сельскохозяйственной продукции из Грузии, Армении, Азербайджана и Турции в Россию. Кстати, в обратном направлении в минувшем году значительно увеличились объемы перевозок пшеницы. Это и есть пиковая нагрузка. И если в обычные дни движение автотранспорта через «Верхний Ларс» осуществляется по 15 полосам, из которых восемь на выезд и семь на въезд в Россию, то в самый напряженный период открываются еще три полосы движения - на выезд из России. Усредненный показатель прошлого года говорит о том, что ежедневно более 8700 граждан пересекали границу, и через контрольно-пропускной пункт проследовали 667 грузовиков, около 2100 легковых автомобилей и 60 автобусов.   

Электронная очередь инфраструктура и идея

Вышеприведенные цифры отражают ситуацию, которая имеет место в пункте пропуска, но, к сожалению, проблемы многочасовых и массовых очередей в полной мере не решают. (А как цифры могут решать проблемы? Мне кажется, этот абзац можно вообще убрать. Текст от этого не пострадает.)

На протяжении последних двух-трех лет «Верхний Ларс» чаще всего ассоциируется с вереницами автомобилей, надолго застрявших вместе с людьми в Дарьяльском ущелье. Если посредством негативного влияния человеческого фактора очередь, в итоге, и создается, то ей нужно противопоставить беспристрастную технику – именно таким подходом руководствуются те, кто выдвинул идею электронной очереди.

Нельзя сказать, что она (идея) появилась на пустом месте – действительно, за последние два-три года на данном участке российско-грузинской границы сформирована вся необходимая инфраструктура. За счет средств инвестора в лице ООО СМП «Тур» построен таможенно-логистический терминал (ТЛТ) в непосредственной близости от пункта пропуска.

По словам руководителя организации Нугзара Санакоева, терминал включает в себя автостоянку для большегрузных автомобилей, внутри здания обустроены рабочие помещения для проведения операций по обработке и оформлению грузов, также есть бытовой комплекс, состоящий из магазина, кафе, душевых и санузлов, комнаты матери и ребенка. Важной составной частью данного объекта является склад временного хранения, внесенный в специальный реестр Федеральной таможенной службы (ФТС) России.    

«Водителю большегрузного автомобиля, который въезжает в Россию со стороны Грузии, предоставляется возможность припарковать транспортное средство на стоянке. После этого он спокойно занимается оформлением документов на проезд через границу, и как только этот процесс заканчивается, он выезжает со стоянки.  При существовании электронной очереди водитель мог бы заблаговременно уведомить пункт пропуска о своем прибытии, и за счет очередности, установленной компьютерной программой, можно было ускорить процессы оформления и свести до минимума потери времени», – рассказал Санакоев.       

Для внедрения электронной очереди готов и второй комплекс, построенный другим инвестором в лице ООО «Южные ворота». Как рассказал директор предприятия Георгий Акоев, в его состав входит склад временного хранения, объект придорожного сервиса, который включает в себя паркинг, кафе, санузлы на 15 кабин и столько же душевых кабин, и прачечную. На базе модульных, мобильных конструкций могут устанавливаться так называемые «шоурумы» – временные торговые точки. Как и на первом комплексе, здесь также обустроен внушительный паркинг, занимающий площадь 1,9 гектара, согласно расчетам, предусмотрено одномоментное нахождение около 500 большегрузных автомобилей или более 1500 легковых автомобилей. Одним словом, терминал к работе в системе электронной очереди готов, и более того, специалисты в области логистики разработали порядок прибытия, разрешения и убытия транспортных средств.

«При въезде на территорию терминала на лобовое стекло каждого транспортного средства наклеивается стикер с порядковым номером. Кстати, стикер защищен от подделки, и по нему транспортное средство паркуется на строго обозначенном месте, но при этом полностью исключены какие-либо маневры автомобиля внутри стоянки до самого выезда. После того как поступает информация с пункта пропуска «Верхний Ларс» о том, что освободилось место для проведения мероприятий в зоне таможенно-пограничного контроля, транспортное средство незамедлительно выезжает», – рассказал Акоев.

Окончательная доработка проекта заключается в том, чтобы приобрести антивандальные автоматические шлагбаумы, которые будут открываться с помощью специальных карт со встроенным микрочипом. Такие заградительно-контрольные устройства будут установлены перед буферной зоной, на месте въезда в пограничный пункт перехода, и миновать шлагбаум сможет только тот, кто находился в электронной очереди. 

Новация и переплетение многих факторов

Предлагаемый вариант электронной очереди высвечивает одну проблему, претендующей на статус главенствующей, а именно – добровольный характер действий. Ведь никто не имеет права заставить человека принудительно стать участником электронной очереди. И крайне сложно, исходя из норм права, заставить российского путешественника, следующего на курорт в Грузию, получить тот самый стикер, заехать на парковку и терпеливо ждать своего часа на пересечение границы.

Понятно, что он может перекусить в кафе, приобрести сувениры в шоуруме, но гражданин не пойдет в эту электронную очередь, если увидит рядом обычную живую очередь, которая почему-то двигается быстрее, чем электронная.

Право выбора должно быть, но как с точки зрения законодательства могут сосуществовать две системы – пока большой вопрос.

Наряду с действующей обычной очередью электронную систему пересечения границы все же можно внедрить в порядке эксперимента, но данная новация немыслима без соответствующих изменений в действующем законодательстве о государственной границе, что является прерогативой Госдумы РФ.

Существенные коррективы нужно вносить и в федеральный закон о государственной границе – возможно, следует придать особый статус МАПП «Верхний Ларс». Свое слово, как это водится, скажут и эксперты после изучения передового опыта зарубежных стран в части пересечения границы с применением новых технологий.

Действие электронной очереди и все, что с ней связано, не может географически охватывать исключительно небольшой участок Дарьяльского ущелья Северной Осетии, где, собственно, и расположен МАПП «Верхний Ларс». Очередь должна предполагать и бронирование, к примеру, за 90 дней до прибытия на границе и не позднее трех-четырех часов, и для такой процедуры следует создать специальный онлайн-сервис. 

Но здесь возникнет проблема, заключающаяся в том, что пользователь такого сервиса должен указать время прибытия с точностью до одного часа – иначе теряет смысл электронная очередь. Но в дороге может случиться непредвиденная ситуация, и, вообще, непросто рассчитать точное время в пути, к примеру, от Волгограда до Владикавказа. Не каждый автолюбитель имеет навыки профессионального водителя автобуса, который четко выдерживает график междугородних рейсов, и если такой человек опоздал на терминал «Верхнего Ларса», то как ему быть?

Проводить аналогии с авиапассажиром, не успевшим на регистрацию рейса, нелогично – самолет может и без такого недисциплинированного гражданина улететь, а здесь граница, которая буквально в нескольких километрах, но ввиду аннулированной брони человек выпадет из электронной очереди, и, возможно, не на один час. 

При нынешнем развитии информационно-коммуникационных технологий есть все возможности для создания качественного онлайн-сервиса бронирования, в том числе и мобильного приложения, благодаря которому владельцу смартфона можно будет произвести любые операции. Но здесь поджидает серьезный аспект, связанный с языковым барьером: насколько этим сервисом смогут пользоваться граждане из государств Закавказья, стран Ближнего Востока, бывших республик СССР, для которых русский язык не является родным?

Понятно, что граница – это, прежде всего, неукоснительное соблюдение требований пограничного и таможенного режима, но в то же время не должно быть границ между людьми, которые посредством указанной новации этот режим и соблюдают.

Отсюда вывод – электронная очередь, которая вряд ли будет внедрена в этом году, должна учитывать интересы как участников внешнеэкономической деятельности, так и жителей государств, пользующихся Военно-Грузинской дорогой и пересекающих границу так часто, как им нужно.

Андрей Гагиев