• Поделиться

Оканчивая школу, молодые ребята задумываются о своём будущем, и прежде всего, где продолжить своё образование, какую выбрать профессию. Большинство выпускников школ КБР продолжают обучение в учебных заведениях родной Кабардино-Балкарии или России.

Однако некоторые решились на большой шаг и отправились на учёбу за границу. Каким они видят своё будущее и как меняется мировоззрение после жизни за рубежом?

Высшее образование в КБР

Большинство школьников в Кабардино-Балкарии предпочитают доучиться до последнего 11-го класса, сдать ЕГЭ и поступить в ВУЗ: это около 70% от общего числа учащихся. Только из государственных ВУЗов, а таких в КБР три, и колледжей, ежегодно выпускается около 27 000 человек. Практически каждый из них планирует сразу после получения диплома заняться карьерой. Однако здесь молодые ребята рискуют столкнуться с рядом проблем, о которых ранее писал Paragraphs: высокой конкуренцией на местном рынке труда, нехваткой рабочих мест, низкой оплатой труда новичков, слабо развитой системой поддержки молодежного бизнеса.

При этом у жителей республики есть некоторые особенности при выборе учебного заведения: например, большое значение имеет такой критерий, как «престижность» факультета. Годами пальму первенства в этом плане держали три факультета: юридический, экономический и медицинский, в результате чего случился переизбыток выпускников с этими дипломами без возможности трудоустроиться, по крайней мере, у себя на родине.

Но есть и ещё некоторые другие особенности в подходе к образованию и жизни в целом в Кабардино-Балкарии, которые подтолкнули некоторых ребят республики к более решительным шагам, а именно, получить высшее образование за пределами родной страны.

В гостях хорошо, а дома не лучше?

«Я родился в КБР в семье медиков и с детства увлекался медициной, так что своё будущее с раннего возраста связывал с медициной, планировал поступать на медфак. Но все изменилось, когда мне исполнилось 16 лет, – рассказывает 22-летний Алихан Казиев. – Тогда я приехал в Италию на летние каникулы к отцу, который живёт здесь уже 20 лет. На тот момент я закончил только 9-й класс и изначально не планировал оставаться, но сравнив жизнь здесь и там, принял решение остаться в Италии, завершить школьное образование и поступить в итальянский университет»

Сравнивая подход к учёбе в России и Италии, Алихан отмечает, что в итальянских школах не практикуется «дотягивание» учеников до выпускных классов любой ценой, что характерно для школ в Кабардино-Балкарии: «Никто здесь не дарит и не продает оценки, ученик легко может остаться на второй год».

А вот система подачи учебного материала показалась более легкой в Италии, нежели в России: «Что касается выпускных экзаменов, то они похожи на российский ЕГЭ, однако никто не переживает такой стресс, как у нас, поскольку результаты ЕГЭ никак не влияют на поступление в университет (школьные экзамены необходимы только для получения аттестата, зачисление в ВУЗ происходит без экзаменовприм. ред.)».

Алихан отмечает, что обучение в итальянском ВУЗе дешевле, чем в России: «Ежегодная оплата рассчитывается, исходя из зарплаты родителей. Например, есть возможность платить 400 евро в год (28 тыс. рублей), а это, согласитесь, совсем небольшая сумма, – говорит Алихан. – Но самое важное, что не нужно беспокоиться о несданных вовремя экзаменах: ты можешь переходить на следующий курс с «хвостами», просто, если через три года экзамены так и не будут сданы – придется платить за учёбу в 4-5 раз больше. Но здесь и речи нет о взятках, а тем более вымогательстве со стороны преподавателей: за этим строго следят, так что выпускников с «купленными» оценками здесь просто не бывает».

В отличие от стран Западной Европы, в КБР, так же, как и по всей России, активно практикуется коррупция в системе образования: и высокие баллы по ЕГЭ, и экзаменационные оценки в ВУЗах нередко попросту «покупаются». Тем самым рядовой преподаватель поправляет своё материальное положение, поскольку его заработная плата обычно весьма скромная (около 17-20 тыс. рублей, или 265-312 долларов), а студент «повышает» проходные баллы за деньги, когда не хватает знаний или попросту лень тратить время на учёбу.

Зачастую высшее образование превращается и в соревнование амбиций родителей: они «устраивают» ребёнка на престижный факультет, потом тянут его до выпуска. Существует даже такое выражение, как «красивый диплом»: диплом об окончании обучения на престижном факультете, где стоят хорошие отметки, полученные вовсе не за усердие в изучении наук.

Заграничный диплом: возвращаются ли с ним домой?

В 2008 году в КБР был запущен проект бизнес-образования, инициатором которого стал тогдашний глава республики Арсен Каноков. Президентская программа должна была подготовить высококвалифицированных специалистов, прежде всего в сфере экономики, и сформировать молодую «бизнес-элиту» республики. Молодых людей из КБР посылали в университеты Великобритании на повышение квалификации и углубленное изучение английского языка. Но после того, как Каноков покинул пост главы КБР, проект был свёрнут.

Многие молодые люди в КБР и сегодня мечтают уехать на учёбу за границу, имеют вполне серьёзные планы на будущее, но их останавливает ряд факторов: отсутствие финансовых возможностей, отсутствие привычки надолго разлучаться с родителями (во многих семьях отдельная жизнь тинэйджеров без родительского присмотра считается опасной либо предосудительной и такие варианты даже не рассматриваются). Однако некоторым всё же удаётся воплотить мечту.

«Учиться за границей мне хотелось очень давно, но не было материальной возможности, – рассказывает 30-летняя Амина Хажметова. – Когда я услышала о Чивнинг (программа правительства Великобритании, дающая возможность бесплатно учиться год в магистратуре британских вузов – прим. ред.), то решила ухватиться за этот вариант, хотя шансы были невысокие: только 2-3% от всех заявителей проходят отбор. Но мне повезло».

Амина Хажметова – директор и соучредитель Dipse.net – черкесской социальной сети, которая включает в себя также открытый англо-русский словарь, автором которого является она сама. Окончив учебу в магистратуре Университета Рединга по специальности «международные отношения», Амина собирается работать на родине: «По возвращении домой я намерена развивать свой проект, так как считаю, что этнические проекты необходимы для поддержания самосознания, культуры народа».

Однако не все хотят возвращаться. По словам Алихана Казиева, в Кабардино-Балкарии для него нет перспектив: «Мне хотелось бы работать на крупные авиакомпании, иметь возможность совмещать путешествия с работой или же работать в посольстве. Возвращаться на родину я не планирую. Возможности в Европе совсем другие. У нас в республике если есть знакомства, то есть и работа, и учеба, а тут, к счастью, совсем не так: можно чего-то добиться своим умом, а не своими связями. Поэтому я сделал такой выбор».

23-летняя нальчанка Дана Кунашева сейчас учится в магистратуре Университетского колледжа Лондона, окончив до этого Финансовый университет при правительстве РФ в Москве. Возвращаться на родину она также не стремится, впереди – учёба в Париже: «В 12 лет у меня появилась мечта поехать учиться в Англию. Через 11 лет я решила: почему бы не попробовать и осуществить эту мечту? Я подала документы в три университета и во все поступила! Я очень сомневалась, но меня поддерживали мои родители. Хотя мы прежде никогда не разлучались, они дали добро отправиться в самостоятельную жизнь, за что я им очень благодарна». 

Сейчас в планах у Даны сфокусироваться на диссертации, которую на годичной магистратуре обычно пишут в летний период. Она также собирается выучить французский язык для Летней школы в Париже: «Это ещё одна дверь, которая открылась благодаря иностранному образованию, и это будет полезно для моего профессионального становления. К сожалению, в КБР рабочих позиций не так много, так что я хочу найти работу за границей».

Взгляд с противоположной стороны

19-летняя Жанна Жамбеева родилась и выросла в Ирландии. На каникулы регулярно приезжает на родину своих предков и отмечает особенности жизни молодых людей: «В КБР ценности молодёжи очень отличаются от таковых в Англии, где я сейчас живу. В КБР заранее знают, как хотят построить свою жизнь: как правило, «получить диплом, потом создать семью». Вообще, вся жизнь сосредоточена вокруг семьи. Мои друзья из Ирландии и Англии совсем другие: им интересно исследовать новые горизонты, проводить свободное время не в кругу семьи, а в клубах и на вечеринках. Университетская жизнь в КБР гораздо менее напряженная: в моём университете, например, студенты могут просиживать в библиотеке до самого утра. В КБР очень ценят своё свободное время, которое посвящают общению с родными и друзьями, и мне это очень нравится».

В отличие от своих соплеменников, уехавших за рубеж насовсем, Жанна мечтает вернуться на историческую родину: «Я хотела бы жить в КБР, ведь я даже не знаю, что такое жить в окружении большой любящей семьи, а этого так хочется. Большинство моих родных живут в КБР, и наш менталитет мне нравится больше. Я была воспитана согласно правилам Адыгэ Хабзэ (адыгский этикет - прим. ред.), и хотелось бы жить именно в такой среде, а здесь, на родине, эти вещи всё ещё имеют значение. Нужно это сохранить».

Жанна признаётся, что в экономическом плане устроить свою жизнь в КБР непросто, и именно это пока удерживает ее от возвращения на родину: «Молодым людям нужно путешествовать, иметь возможность познавать иную культуру, иной уклад жизни. Жаль, что для большинства ребят из Кабардино-Балкарии такая возможность пока что недоступна. Отсюда и некоторая косность, осуждение инакомыслия, страх поступить по-своему: все боятся чужого мнения. А ведь мы маленькая нация и должны заботиться друг о друге и развиваться».

Дана Алова