http://midag.ru/new/osman_khasbulatov_podozrevaetsya_v_khishcheniyakh_pri_osnashchenii_mfts_v_rd-30052/
  • Поделиться

18 мая Верховный суд Дагестана оставил в силе решение Кировского районного суда Махачкалы об аресте министра экономики и территориального развития республики Османа Хасбулатова и продлил ему срок содержания под стражей до 20 июня.

Арест чиновника из команды нового главы региона Владимира Васильева, назначенного президентом России Владимиром Путиным в Дагестан для борьбы с клановостью и коррупцией, удивил многих.

История назначения

Задержание Османа Хасбулатова, которому инкриминируют хищение более 20 млн рублей при оснащении сети многофункциональных центров оказания государственных и муниципальных услуг в Дагестане, стало неожиданностью, т.к. министра считали любимчиком главы республики Владимира Васильева.

Здесь нужно вспомнить о визите в Махачкалу президента Татарстана Рустама Минниханова в феврале прошлого года. Минниханов, пришедший в восторг от уровня организации дагестанского МФЦ, который тогда возглавлял Осман Хасбулатов, заявил, что Татарстан будет перенимать этот опыт. Примечательно, что в день приезда Минниханова в Дагестане произошли резонансные задержания высокопоставленных чиновников – председателя республиканского правительства Абдусамада Гамидова (дяди Османа Хасбулатова), его заместителей Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также экс-министра образования и науки Шахабаса Шахова, обвиняемых в мошенничестве и организации преступного сообщества.

Васильев также дает высокую оценку работе Хасбулатова на посту руководителя МФЦ и, несмотря на родство с арестованным премьером, которое могло стать для племянника Гамидова «черной меткой», спустя два дня после ареста дяди назначает его министром экономики и территориального развития. Дагестанская общественность тогда восприняла это назначение неоднозначно. Одни выражали сомнение, действительно ли начавшаяся в республике кампания имеет целью борьбу с клановостью, вторые засомневались в уровне компетентности Османа Хасбулатова, отмечая, что «поднять» МФЦ – это одно, а возглавлять чуть ли не главное министерство в республике – совсем другое. Тем не менее его назначение состоялось, и за все это время ни глава региона Владимир Васильев, ни премьер Артем Здунов ни разу (по крайней мере, публично) не критиковали Хасбулатова и работу его министерства. Так почему его арестовали?

Родственный изъян

По мнению политолога Ханжана Курбанова, родство с арестованным Гамидовым было единственным «изъяном» Османа Хасбулатова, однако, по мнению собеседника Paragraphs, его задержание с этим никак не связано.

«Сложно сказать, почему был арестован министр Хасбулатов, в адрес которого звучали самые лестные эпитеты со стороны власти. Он признавался одним из самых (если не самым) эффективных чиновников в дагестанской власти. Создание сети МФЦ вменялось ему в заслугу. Это началось еще с визита президента Татарстана Рустама Минниханова. Думаю, что внезапное для общественности задержание столь позитивного министра, обладающего серьезным ресурсом поддержки, было следствием продолжающейся раскрутки коррупционных узлов, завязанных еще в прошлый токсичный период. МФЦ было создано, но как и насколько целевым способом они распределялись – этими вопросами, скорее всего, в первую очередь начали задаваться следователи. Когда распутывают большую коррупционную сеть, как правило, попадаются даже самые честные. У Хасбулатова был один «родственный изъян»: он приходился родственником председателю правительства РД Абдусамаду Гамидову, но к его задержанию это не имеет ровным счетом никакого отношения. Теоретически это могло лишь облегчить реализацию схем, но так ли это – установит следствие», – считает Курбанов.

Арест Хасбулатова – событие не случайное, уверен политолог, публицист Эдуард Уразаев. Эксперт отмечает, что, с одной стороны, его задержание вроде бы укладывается в рамки антикоррупционной кампании, продолжающейся в республике, но с другой стороны, о претензиях Счетной палаты и правоохранительных органов к Осману Хасбулатову СМИ писали еще в феврале 2018-го, сразу после его назначения министром.

«Многие, и я в том числе, высказывали сомнение, считая, что Хасбулатов – это неподготовленная кандидатура. Сеть МФЦ – это организация, которая создавалась по определенному шаблону. Более того, Осман Хасбулатов как родственник Абдусамада Гамидова, естественно, получил полный карт-бланш и хорошее финансирование на создание МФЦ, функционирование которого серьезно отличается от специфики работы Министерства экономики и территориального развития Республики Дагестан.

Несмотря на это, Владимир Абдуалиевич его назначил и периодически даже похваливал, поэтому казалось, что над ним есть определенная «крыша», которая не даст в ближайший период его каким-то образом, скажем так, тревожить или предъявлять к нему претензии. Поэтому его арест в некотором смысле – это символически шаг», – обращает внимание Эдуард Уразаев.

Ищите Абдулатипова

Этой весной после временного затишья в Дагестане прошла череда громких арестов, которую уже окрестили новой волной антикоррупционной кампании. Политолог обращает внимание, что серия последних арестов противоречит заявлениям Владимира Васильева, которые он делал в конце предыдущего и начале текущего года, о том, что борьба с коррупцией в республике будет отходить от массовых задержаний в пользу профилактической работы. Возникает вопрос: с чем связана нынешняя активизация арестов? Собеседник Paragraphs считает, что причиной послужило публичное давление на правоохранительные органы со стороны сначала экс-главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, а затем защиты Абдусамада Гамидова и Раюдина Юсуфова.

«Я думаю, что это в определенной степени реакция на публичное давление на правоохранительные органы, которое оказывал экс-глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, делая всевозможные заявления о том, что ни члены его команды, ни его брат (председатель комитета по образованию, науке, культуре, делам молодежи, спорту и туризму Народного собрания Дагестана Раджаб Абдулатипов был задержан 26 сентября 2018 года в Махачкале по подозрению в превышении должностных полномочий. – прим. ред.) не виновны, что они – жертвы доносов, и одновременно намекал, что у каждого коррупционера в Дагестане есть свой «опекун» в Москве. Тем самым он шантажировал Москву, к тому же обвиняя ее в неправильной региональной политике. Это продолжалось с весны-лета 2018 года и даже приносило Абдулатипову определенный успех. После одного из его громких интервью он был назначен постоянным представителем России в Организации исламского сотрудничества», – напоминает Уразаев.

Второй этап публичного давления, более жесткий, который и стал последней каплей, по мнению эксперта, связан с активностью адвокатов находящихся в СИЗО Гамидова и Юсуфова.

«Абдусамад Гамидов и Раюдин Юсуфов не только не признали свою вину, но и всячески отрицали, а их адвокат Дагир Хасавов начал публичную деятельность: 15 апреля организовал пресс-конференцию в Махачкале, давал утечки письма Генпрокуратуры о том, что три члена правительства и пять депутатов во главе со спикером Народного собрания Дагестана могут оказать давление на суд в Дагестане, поэтому суд над ними нужно перенести в другой регион.

В результате это вылилось в публичное давление на правоохранительные органы и даже подтекстом шла попытка дискредитации предъявленных им обвинений и квалификации следователей и судебных органов за то, что они не обращают внимание на аргументы защиты.

Активность и Рамазана Абдулатипова, и Абдусамада Гамидова, непризнание вины – это, своего рода, контрнаступление. Я думаю, что дело дошло до высших руководителей правоохранительных органов страны, была задета честь мундира, поставлена под сомнение вся антикоррупционная кампания в Дагестане. И в этих условиях перед Владимиром Васильевым, видимо, был поставлен вопрос о продолжении антикоррупционной кампании и задержании в том числе Османа Хасбулатова.

Видимо, Васильев был вынужден согласиться. На одних весах стояла репутация правоохранительных органов и всей антикоррупционной кампании, на других – попытка сохранить какую-то команду и не демонстрировать то, что он совершил кадровую ошибку», – резюмировал Эдуард Уразаев.

Инструмент и мотивы

Помимо министра экономики и территориального развития, арестованного 30 апреля, в весеннюю волну антикоррупционной зачистки в Дагестане попали глава Дербентского района Магомед Джелилов, задержанный уже во второй раз по обвинению в  нарушении земельного законодательства, глава Докузпаринского района Абдурагим Алискеров, который, по версии следствия, приобрел свою должность за 23 млн рублей, а также исполняющий обязанности руководителя Управления Росреестра по Дагестану Шамиль Гаджиев и председатель Комитета по законодательству, законности, государственному строительству и местному самоуправлению Народного собрания Дагестана Фикрет Раджабов, арестованные в рамках уголовного дела о преступном сообществе, занимавшемся незаконным отчуждением земель. Примечательно, что Фикрету Раджабову предъявлены обвинения, касающиеся периода его работы начальником Правового управления администрации Махачкалы еще при мэре Саиде Амирове.

Несмотря на то, что аресты всех вышеперечисленных должностных лиц попали под одну волну, логика их задержаний разная. На это обращает внимание юрист, блогер Расул Кадиев.

«Очевидно, что государство в наведении порядка (который оно видит как определенный порядок) активно использует методы правоохранительных органов. В каждом конкретном деле нужно разбираться детально. Есть политическая логика, мотивы со своим инструментарием – правоохранительным. Правоохранительные органы – это просто инструмент, главное здесь – это цели и задачи.

Вот, например, видно, что у команды Владимира Васильева есть свои мотивы. Например, она хочет показать Москве высокую собираемость налогов – и власти обнаружили «золотую мину» Саида Амирова. Последние аресты связаны как раз со сбором налогов».

Что касается задержания главы Дербентского района Магомеда Джелилова, то речь шла немного о другом. Там строится федеральная дорога международного значения. В чью-то бытность эти земельные участки были переданы в частные руки. Главе администрации было дано время и поручение их вернуть. Он не справился. Сейчас получается – чтобы строить дорогу, нужно выплачивать компенсацию владельцам земли. Республиканский бюджет не хочет или по каким-то причинам еще не готов это делать, а Владимир Абдуалиевич хвалится тем, что он экономит бюджетные деньги», – отметил юрист в комментарии Paragraphs.

Что касается Османа Хасбулатова, то, по мнению Расула Кадиева, на фоне проблем с МФЦ и растущего доминирования приглашенного Васильевым из Москвы сотрудника Минфина России Гаджимагомеда Гусейнова, которому доверили курировать финансово-экономический блок в ранге первого вице-премьера республиканского правительства, ненужность Хасбулатова стала очевидной.

В дагестанском сегменте Instagram доброжелатели создали аккаунт @za_hasbulatova. Там неравнодушные, а в большинстве своем сотрудники МФЦ, рассказывают о нем, называя порядочным человеком, хорошим начальником и грамотным управленцем. В конце 2015-го, после снятия Османа Хасбулатова с должности директора МФЦ Рамазаном Абдулатиповым, волна негодования и поддержки его команды помогла Хасбулатову вернуться, но поможет ли она сейчас?

Бэла Боярова