• Поделиться

Сегодня в небольшой Адыгее, где традиции местного населения корнями уходят в язычество, а ислам появился лишь пару столетий назад, правоверные мусульмане не афишируют дозволенное религией право на четырех жен – общественное мнение наряду с законодательством на светской стороне этого вопроса. Почему же мужчины, вопреки местным обычаям, все чаще им пользуются, и кто из женщин соглашается на роль второй супруги? Об этом Paragraphs побеседовал с историком и исламским правоведом Алием Ибрагимовым (имя и фамилия изменены по его просьбе).

Тенденция на моду

– Адыги никогда не отличались приверженностью к многоженству. Откуда такая тенденция?

– По шариату каждый может иметь четырех жен, но немногие из адыгов пользуются этим правом – по коренному народному обычаю принято иметь одну. Так было всегда, и уклад жизни адыгов просто не предполагал, что мужчина будет жить на два дома. В Адыгее вообще сильны народные традиции, которые не всегда отвечают мусульманским законам – люди пьют, курят, ведут себя совсем не так, как должно мусульманину. Многие, как и в православии, лишь считают себя верующими. Они просто приверженцы религии. Скажем так, по традиции.

Что касается многоженства, я не скажу, что в республике много мужчин, у которых несколько жен, но крен в эту сторону очевиден. Печально другое – очень важное с точки зрения мусульманской ментальности правило общественного поведения и семейной жизни многие стали превращать в игру. Как это ни прискорбно, но иметь две жены стало модно. Многие считают, что это повышает их общественный статус, в том числе и в немусульманской среде.

Обман со скандалом

– Как на это смотрят первые жены?

– Негативно. Тем более что чаще всего такие поступки со стороны мужчин заканчиваются скандалами. Самое распространенное в этом – попытка обмануть первую жену. То есть, не поставить ее в известность о заключении брака с еще одной женщиной. Мужчина и женщина приходят к имаму и просят прочитать никах (мусульманский брак – прим. ред.). Очень часто мужчина скрывает, что его первая жена знает о втором браке мужа. Имам обязан его спросить об этом, и мужчина откровенно врет. Многие женщины жалуются в духовное управление мусульман. Хотя такие жалобы ни к чему не приводят.

По шариату мужчина должен сообщить первой супруге о никахе с другой женщиной, хотя если он этого не сделает, религиозный брак все равно будет считаться действительным. Другое дело, что есть нравственные принципы. Мы, в конце концов, живем в XXI веке. У нас совершенно другие устои, изменился образ жизни. Женщина не может разрешать или не разрешать мужу жениться второй раз, но нужно как минимум поставить ее в известность. К тому же все мы прекрасно понимаем, как на это реагирует женщина. По факту она может простить измену, может знать о любовницах мужа, но делить его с кем-то официально – это, как правило, непреодолимая пропасть.

– Коран запрещает изменять жене, какие могут быть любовницы у правоверного?

– У правоверного не могут быть. А у того, для кого религия стала просто увлечением, могут. Я знаю несколько случаев, когда мужчины брали в жены именно любовниц. Они не хотят нарушать законы ислама, потому что пришли к вере осознанно. Но есть и те, для кого вторая жена – это просто «узаконенная» любовница. Такие мужчины часто нарушают другой мусульманский закон – относиться ко всем женам в равной степени одинаково. Женившись, некоторые забывают не только о первой жене, но и о детях.

Я вам больше скажу, есть мужчины, пришедшие в ислам только по той простой причине, что им так выгодно. Разными способами они убедили в своей «правоверности» жен, которые приняли «нравственное перевоплощение» мужа, и стали с этим жить. А позже выясняется, что сделано это было только для того, чтобы на «законных основаниях» жить с другой женщиной. Чаще всего такое происходит на рубеже 35 лет. С небольшим плюсом-минусом. Как итог – развод. В ЗАГСе, в том числе.

Но подобных случаев с молодыми мужчинами лично я не встречал. А, кстати, многие из жен таких безответственных и псевдоверующих мужей становятся хорошими мусульманками, и детям прививают любовь к исламу.

А насчет выгоды – ислам не исключение, выгоду ищут и в православии, и в любой другой конфессии. Везде есть люди, прикрывающиеся верой, изменяющие женам и, по сути, обманывающие самих себя.

Замужество от безысходности?

– В Адыгее бытует мнение, что женщина, согласившаяся стать второй женой, просто не может по-другому устроить свою личную жизнь. Якобы часто среди них бывают и те, чья бурная молодость никогда не позволит им выйти замуж в общепринятом смысле.

– Как человек верующий, я скажу, что кем бы ни была раньше женщина, пришедшая в мечеть на никах, она вступает в новую жизнь. Это рубеж, за которым навсегда остается все, что было. Но как обыватель, могу сказать, что такое мнение не беспочвенно, учитывая, с какой скоростью разлетаются слухи по маленькой Адыгее. Особенно с учетом тысяч родственников, соседей по аулу и так далее. Достаточно один раз «наследить» в Майкопе, и об этом будет знать вся республика. И речь не только о бурной молодости. Хватит и увидеть с сигаретой. Сейчас, конечно, не так строго, но тем не менее.

Есть и другие случаи. Встречаются, например, парень с девушкой, собираются связать свою жизнь. А потом у парня меняются планы, парень уезжает и так далее. Ни одна девушка, естественно, не скажет, что между ними было или не было, но все будут строить догадки. В итоге замужество в Адыгее практически исключено.

Мой знакомый, кстати, взял вторую жену, о которой многие говорили именно как о девушке с нехорошим с точки зрения морали прошлым. Я не знаю, что там было на самом деле, но сейчас, глядя на них, могу сказать, что это счастливая и порядочная семья. Кстати, знакомый руководствовался еще одним мусульманским принципом – взять в жены женщину, нуждающуюся в моральной поддержке. И в основном вторые жены в Адыгее – это разведенные женщины в возрасте около 40 лет, чаще всего с детьми.

В свое время вторыми женами часто становились вдовы погибших в сражениях воинов. Таким образом, мусульманин реализовывал предоставленную ему возможность взять женщину под свое крыло и защиту. Но сейчас люди живут так, как им удобнее. В первую очередь, исходя из своих желаний.

– Если отойти от мусульманских канонов и обратиться только к морали, на ваш взгляд, многоженство приносит больше пользы или вреда?

– Если говорить об Адыгее, то вреда. Причем тем семьям, которые с этим сталкиваются. Сегодня женщина, даже если она носит хиджаб, имеет гораздо больше социальных прав, а живем мы не в Саудовской Аравии, а в очень демократичной с точки зрения общественных отношений Адыгее. Куда более демократичной, чем Чечня или Дагестан. Практически каждый второй брак мужчины-мусульманина приносит несчастье. Как правило, первой жене. Мир стал другим – не будет женщина, сидящая за рулем и успешно работающая, смиренно смотреть, как рушится ее семья, ее очаг.

Мир и в светском обществе стал другим. Где вы раньше видели, чтобы парень и девушка шли чуть ли не в обнимку? Первый же старший прилюдно бы пристыдил. Раньше вообще девушка с парнем без сопровождения своих братьев не встречалась. Кстати, хорошо, что в Адыгее этот обычай еще не забыт. Но рядом есть Краснодар – никакого контроля. Особенно для наших ребят, которые моральных принципов придерживаются редко. А от дурных привычек трудно отказываться. Повторю, что все зависит от воспитания. И любить нужно одного человека. Женился – нечего смотреть по сторонам. Если есть время засматриваться на красивых и молодых, значит, работать надо больше и в мечеть ходить.  

Мужское начало и женские права

– Бывали ли случаи, что вторыми женами становились русские девушки?

– Да, некоторые из них принимают ислам, чтобы выйти замуж за любимого человека. Сейчас вы спросите про их бурную молодость? Не знаю. С русских девушек в Адыгее не такой строгий спрос, как, впрочем, и в других северокавказских республиках. Кто-то приходит в ислам сознательно, и уже потом выходит замуж.

Другое дело, что смешанные в браки в Адыгее – по-прежнему редкость. В основном, из-за мнения старших адыгов. Русские к этому проще относятся. Был случай, когда русский парень принял ислам, чтобы жениться на адыгейке – ее родители настояли. Правда, смысла в этом не было – ни родители, ни молодые в мечеть не ходят. Отвечают, это же традиция. Лично я против формализма.

– Есть ли будущее у многоженства в Адыгее?

– Многоженства как института в республике нет. Поэтому и будущего нет. Что касается мужчин, то, повторю, для многих эта модная игра. Ислам дал им возможность заявлять о своем мужском начале и верховенстве перед женщиной, но многие извращают этот мусульманский порядок отношений, в которых женщина только на первый взгляд бесправна.

Исламские правоведы давно определили условия, при которых возможно заключение нового, повторного брака. Это бесплодие первой супруги или условия войны или послевоенного времени, когда число незамужних женщин и вдов превышает число мужчин. А у нас – «я влюбился», «я без нее не могу». Не к лицу такие речи мусульманину.

Руслан Романов