• Поделиться

В рамках проекта «Трезвая Россия» сформирован антинаркотический рейтинг регионов за 2018 год. Самые худшие показатели из северокавказских республик – у КЧР и Северной Осетии, расположившихся на 56-м и 60-м местах соответственно.

При этом аналитики обратили внимание на серьезное смещение вниз, а именно на 27 пунктов Северной Осетии. 

На 500 человек один наркоман, взятый с поличным

Секретарь Антинаркотической комиссии при главе РСО-Алания Луиза Лебедева выразила полное несогласие с результатами исследования «Трезвой России». По ее словам, наиболее объективным является мониторинг наркотической ситуации в каждом российском регионе, который проводится по методике Антинаркотического комитета РФ на протяжении последних 15 лет, то есть задолго до того, как появился проект «Трезвая Россия». 

«В Северной Осетии, как и во всех российских территориях, такой мониторинг входит в компетенцию региональных антинаркотических комиссий, и здесь осуществляется взаимодействие с двадцатью ведомствами. Детально изучается положение дел в каждом из восьми сельских районов и во Владикавказе. После того, как Северная Осетия наравне с другими регионами выводит оценку развития наркоситуации, именно эти данные и поступают в федеральный центр для подготовки итогового доклада. Если при составлении рейтинга проекта «Трезвой России» оперировали только пятью показателями, то рейтинг региональной антинаркотической комиссии основан на десяти показателях, а это серьезный фактор в плане объективности», – заявила она Paragraphs.

По словам Лебедевой, согласно требованиям Антинаркотического комитета РФ, введена пятибалльная система оценок развития наркотической ситуации в регионе, причем учитываются даже десятые доли. Если оценка составляет менее 1,5 балла, то наркотическую ситуацию в российском регионе принято считать «удовлетворительной». «Напряженная» ситуация бывает, когда оценка находится от 1,5 до 2,5 балла, а если оценка укладывается в параметры от 2,5 до 3,5 балла, то в регионе складывается «тяжелая» ситуация. «Предкризисной» считается ситуация, если полученная оценка составляет от 3,5 до 4,5 балла, и положение дел действительно считается «кризисным», когда оценка варьируется от 4,5 до 5 баллов.

«Полученные в ходе мониторинга результаты говорят о том, что в 2018 году в Северной Осетии наркотическая ситуация характеризовалась, как «напряженная», исходя из показателя, который составил 2,2 балла, а в 2017 году – 2,1 балла», – пояснила Лебедева.

Приведенный показатель, а это 2,2 балла, существенно отличается от того, что упоминается в антинаркотическом рейтинге регионов, где у Северной Осетии итоговый балл составил 35,43, и это говорит о серьезных отличиях в подходах. Но даже разница в методиках не снимает остроты проблемы, в чем убедился корреспондент Paragraphs после ознакомления с показателями, на основании которых и была оценена наркотическая ситуация в республике.

Обеспокоенность вызывает один из 10 показателей, а именно удельный вес наркопреступлений в общем количестве преступлений. Если в 2017 году преступления, связанные с незаконным распространением, транспортировкой и хранением наркотических средств и психотропных веществ, составляли 18,7% от общего количества преступлений, то в 2018 году – уже 19%. Всего в прошлом году североосетинской полицией зарегистрировано 7204 различных уголовных деяний, из которых 1375 – это наркотики. Таким образом, каждое пятое преступление именно с ними и связано.

Чем больше выявляется наркопреступлений, значит, тем лучше работает полиция – подобный вывод напрашивается, но эта одна сторона вопроса, больше импонирующая правоохранителям.  Однако есть и другая сторона, свидетельствующая о том, что все больше и больше жителей республики оказываются замешанными в наркобизнесе.

Следующий тревожный показатель – это удельный вес лиц, осужденных за совершение наркопреступлений. В прошлом году в Северной Осетии 3 522 человека были осуждены за различные уголовные деяния, из них 869 человек получили различные сроки лишения свободы за незаконные операции с наркотиками. То есть, из четырех человек, которых в прошлом году отправили в исправительные колонии, один был пойман с наркотиками.

Аптечная наркомания

В начале 90-х во Владикавказе действовало 29 аптек, затем их количество постепенно росло, и в настоящее время в североосетинской столице работает не менее 400 аптек. Казалось бы, большая конкуренция должна была привести к снижению цен на медицинские изделия и лекарственные препараты. Но существенного спада цен не произошло, зато получила распространение т.н. «аптечная наркомания», когда аптеками производился безрецептурный отпуск сильнодействующих лекарственных препаратов, вызывающих устойчивую зависимость. В их числе трамал, пагубно воздействующий на психику человека, особенно молодого. Трамал, как и любые опиаты, влияет на мозг, вызывает привыкание, и пик продаж этого препарата пришелся на 2008-2009 годы, когда, по оценкам специалистов, в Северной Осетии было продано три миллиона таблеток (!).

Владельцы аптек, безусловно, знали о его негативном воздействии на организм, но ради денег часть бизнесменов пошла на сделку с совестью, и это привело к тому, что в республику из Ставропольского края стали поступать крупные партии трамала.

Расчет прибыли был таким: закупочная цена одной пластины, состоящей из десяти таблеток трамала, составляла 160 рублей. Этот препарат уже после доставки во Владикавказ продавался по цене от 400 до 500 рублей за пластину. Общее вложение, которое состояло в приобретении трех миллионов таблеток трамала, составило около 50 млн рублей, и бизнесмены сумели выручить чистой прибыли на сумму от 70 до 100 млн рублей.  Видимо, ради этих денег стоило рисковать, причем на грани криминального фола.

Следует сказать, что правоохранителям если не сразу, то постепенно удалось организовать мощное наступление на аптечную наркоманию, и печально известный трамал ушел в прошлое. Однако на смену ему пришли другие сильнодействующие препараты под названием «залдиар» и «лирика». Несмотря на активную работу правоохранителей, «аптечная наркомания» в Северной Осетии по-прежнему существует, и инициатива исходит от владельцев аптек. 

Каналы трафика

Наркотическая ситуация в любом регионе находится в непосредственной зависимости от существующего трафика. Наркотические средства, а также сильнодействующие и психотропные вещества попадают в Северную Осетию извне, о чем на условиях анонимности рассказал один из действующих офицеров полиции. Из соображений оперативного характера он не стал раскрывать всех деталей, а лишь указал, что, в частности, метадон, который является синтетическим наркотиком длительного действия, поступает во Владикавказ из Москвы.

Гашиш и марихуана поступают в Северную Осетию из Краснодарского и Ставропольского краев, а также из Ростовской области – упомянутые наркотики являются производными от конопли, а эта культура, как известно, культивируется в агропромышленном секторе юга России, но контролировать весь урожай фактически невозможно – иначе не было бы поставок.

Если говорить о таком мощном наркотике синтетического производства, как героин, то в этих поставках преимущественно задействованы граждане из Таджикистана, которые по разным каналам доставляют его на Северный Кавказ. В последнее время, как уточнил собеседник агентства, в части поставок наркотиков в Северную Осетию активизировались граждане других стран.

Интернет-закладки наркотиков

Ветеран республиканского МВД Олег Хадаев, длительное время специализировавшийся на пресечении незаконного оборота наркотиков, считает, что наркобизнес, существовавший в Северной Осетии еще 20-25 лет назад, существенно отличается от нынешнего.

«Тогда в сфере незаконного оборота наркотиков действовали, условно говоря, три категории исполнителей. Был распространитель наркотиков, точнее, сбытчик, а на другом полюсе – их потребитель, он же наркоман. Чаще всего, для соблюдения конспирации между ними было еще одно звено, которого называли неказистым словом «берун». Он забирал деньги от наркомана, доносил их до сбытчика, и обратно возвращался с порцией ацетилированного опия или героина. Кстати, за свою услугу, «берун», в основном, довольствовался выделенной ему дозой», – пояснил собеседник.

По его словам, сегодня участники криминального промысла задействуют все возможности интернета, в том числе электронной почты и мессенджеров, наиболее популярным среди которых является WhatsApp.

На протяжении последних трех-четырех лет во взаимоотношениях между сбытчиком и потребителем наркотиков используется метод «закладки» – два участника преступного бизнеса договариваются о цене наркотика и обозначают место его временного хранения, будь то под камень возле частного дома или же под плитами возле заброшенного строения. При этом используется возможность переслать фотографию места закладки по WhatsApp, а что касается взаиморасчетов, они могут происходить посредством онлайн, используя электронные кошельки или же банковские карты.

«Все это делается ради того, чтобы избежать поимки и максимально затруднить сотрудникам полиции сбор доказательств в ходе следствия», – заключил собеседник.  

Согласно данным североосетинского МВД, в 2018 году перекрыто 18 каналов поступления наркотиков в республику из других регионов РФ. Как свидетельствует из отчета, «активно проводилась работа по пресечению сбыта наркотиков посредством сети интернет, с использованием метода «закладок», приобретшего популярность в последние годы. За 12 месяцев выявлено, внесено в реестр и заблокировано 115 интернет-сайтов, способствующих их распространению. Из незаконного оборота изъято более 52 кг наркотических средств и сильнодействующих веществ, в том числе более 6 кг синтетических наркотиков, 46 кг марихуаны».

В североосетинском сегменте социальных сетей периодически появляются посты о «закладках», часто размещаются фотографии и видеоматериалы о том, как наркоманы в ночной темноте с помощью фонариков мобильных телефонов ищут эти самые места временного хранения наркотиков.  Впрочем, не стоит думать, что использование интернета в данном виде криминального бизнеса является исключительно североосетинским «ноу-хау» – этот метод востребован во многих российских регионах.

Но все же есть одна очевидная вещь – как только в наркобизнесе прослеживается новая и обязательно зловещая тенденция, правоохранительная система начинает на нее реагировать, хотя нужно такие тенденции прогнозировать и предвидеть. Ведь по большому счету в жестком противостоянии с наркобизнесом выиграет тот, кто будет действовать на опережение и упреждение. Но пока с этим, как показывает антинаркотический рейтинг, действительно проблема.   

Андрей Гагиев