• Поделиться

Дагестанский еженедельник «Черновик» продолжает борьбу за освобождение своего журналиста Абдулмумина Гаджиева, задержанного минувшим летом по подозрению в финансировании терроризма. Коллегам Гаджиева уже более четырехсот раз отказали в проведении митинга в его поддержку, а в офисе самого издания прошел обыск.

«Фантастические» основания

В Дагестане продолжается нашумевшая история вокруг ареста редактора отдела «Религия» независимого издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева, задержанного 14 июня в Махачкале по подозрению в финансировании терроризма через благотворительный фонд дагестанского исламского проповедника Абу Умара Саситлинского, которому инкриминируют связи с запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство».

2 октября в офисе издания прошел обыск, инициированный Следственным управлением СК России по Дагестану. Когда в «Черновик» пришли следователи в сопровождении вооруженных людей, в редакции находились журналист издания Инна Хатукаева и ответственный секретарь Эльнара Агатова. Остальных сотрудников газеты, включая заместителя главного редактора Магомеда Магомедова (учредитель газеты Магди Камалов и главный редактор Маирбек Агаев в это время находились в Перми на всероссийском форуме региональных СМИ – прим. ред.), в здание не впустили.

Как выяснилось позже, следователи искали в редакции доказательства вины находящегося в СИЗО Абдулмумина Гаджиева. В результате обыска из офиса газеты изъяли компьютеры и сетевые хабы – выпуск очередного номера газеты, который должен был сдаваться в печать на следующий день, оказался под угрозой. Свою помощь коллективу «Черновика» предложили коллеги, читатели и компьютерные компании, что позволило коллективу издания выпустить полноценный номер.

5 октября в эфире радиостанции «Эхо Москвы» учредитель «Черновика» Магди Камалов заявил, что благодаря поддержке неравнодушных редакция работает в штатном режиме.

«Если у следователей было желание вогнать нас в страх, то не получилось», – сказал Камалов, при этом назвав абсурдным обыск, проведенный спустя 3,5 месяца после ареста Гаджиева, тем более что журналист не работал в офисе издания и не имел там рабочего места.

«Он писал на дому и скидывал нам материалы. Об этом следователь не знать не мог. Но, видимо, спустя 3,5 месяца он решил что-то найти в редакции. Если что-то и было бы, вы же понимаете, что это достаточное время, чтобы купить новую технику и все скрыть», – заявил учредитель издания.

Основания для задержания журналиста Камалов по-прежнему считает «фантастическими». Такой же позиции придерживается и главный редактор «Черновика» Маирбек Агаев.

«Мы часто повторяем слово «абсурд». Я попытаюсь объяснить, в чем абсурдность. Сначала следователь сказал, что он (Абдулмумин Гаджиев – прим. ред.) создал в социальной сети «ВКонтакте» какую-то группу, причем назвал эту группу собственным именем и, используя ее, финансировал запрещенную организацию. Теперь его обвиняют, что он написал какие-то материалы. Мы сейчас даже точно не знаем, о каких материалах идет речь. Интервью у него в этой теме может всплыть (интервью с Абу Умаром Саситлинским за 2011 год – прим. ред.). Якобы в этом интервью он побудил у читателей желание оказать помощь (благотворительному фонду Саситлинского – прим. ред.). Т.е. подозревали в одном, обвинили совершенно в другом, а судить его, наверное, хотят вообще за третье», – рассказал также в эфире «Эха» Агаев.

«Медленное давление» и другие версии

После обыска в «Черновике» от экспертов разных уровней звучали разные версии относительно того, кто и почему на самом деле его инициировал. Высказывались предположения, что прошедший обыск – это ответная реакция на массированную информационную кампанию, которую издание ведет, защищая своего журналиста. На сегодняшний день газета безрезультатно подала уже более 400 уведомлений о проведении митинга в поддержку Гаджиева. Есть мнение, что это могло быть расценено как откровенный троллинг со стороны издания.

Известный российский журналист, эксперт по Северному Кавказу Максим Шевченко причиной происходящего считает расследование дела убитых в Дагестане братьев Гасангусейновых. По его мнению, это реакция на то, что «Черновик» не бросает эту тему. Но Шевченко могут возразить, напомнив, что об этом деле писали и другие издания. Также этот вопрос Путину задала ведущая ГТРК «Дагестан» Елена Еськина на большой пресс-конференции в декабре 2018 года.

Главный редактор дагестанского еженедельника «Новое дело» Хаджимурад Сагитов считает, что обыск, прошедший в офисе «Черновика» – это попытка определенных сил в правоохранительном блоке оказать «медленное давление» на редакцию. Об этом главред независимого издания рассказал в комментарии Paragraphs.

«Обыск в «Черновике» связан с тем, что определенные силы в правоохранительном блоке не согласны с редакционной политикой газеты. Такими методами они пытаются оказать на нее давление. Как мне представляется, здесь речь не идет о полном закрытии газеты, т.к. эта процедура достаточно сложная. Просто подобными действиями они пытаются создать для издания сложные условия, при которых оно не могло бы развиваться дальше. Такой метод, на мой взгляд, они посчитали эффективным, т.к. другой – закрытие газеты – вызвал бы большой резонанс. Более того, его бы легко обошла редакция, просто открыв новое издание «Чистовик». Поэтому я бы сказал, что это такое медленное давление на редакцию», – отметил Сагитов.

«Бренд свободной журналистики», или Причем здесь Васильев?

Учредитель «Черновика» Магди Камалов связывает прошедший обыск с молчанием главы Дагестана Владимира Васильева по поводу ареста журналиста издания Абдулмумина Гаджиева.

««Черновик» – это не моя газета, это дагестанский бренд. Мне могут сказать: а с чего Васильеву на это реагировать, причем здесь он и почему он вообще должен в эту ситуацию вникать? Я считаю, что должен, потому что это дагестанский бренд, это бренд свободной журналистики, которая есть в Дагестане. И если он так легко относится к тому, что ее ломают…», – озвучил свою позицию в комментарии Paragraphs учредитель издания.

Примечательно, что 1 октября, накануне обыска, в «Черновике» состоялся круглый стол, посвященный второй годовщине работы Васильева в Дагестане. В нем приняли участие первый вице-премьер республиканского правительства Гаджимагомед Гусейнов, курирующий финансово-экономический блок, начальник Управления информационной политики администрации главы и правительства Дагестана Зубайру Зубайруев и другие члены команды нынешнего главы региона. Приход в редакцию «Черновика» высокопоставленных чиновников можно было бы расценить как готовность команды Васильева к диалогу с изданием, однако с такой точкой зрения Магди Камалов не согласен. При этом он уточнил, что проведение обыска в редакции сразу после этого круглого стола считает случайным совпадением.

«Власти продемонстрировала, что, в принципе, они готовы рассказать, что они сделали. Но насколько они «что-то сделали»? Я не вижу ничего, что сделано за два года. К концу года будем подробно рассказывать, по какой причине не израсходованы 20 млрд рублей, как сказал Билал Джахбаров (председатель Счетной палаты Дагестана – прим. ред.). Поэтому мы, как кость в горле, для нового состава кабинета министров», – считает Камалов.

По мнению учредителя издания, если бы готовность к диалогу была искренней, то издание приглашали бы на мероприятия, проводимые правительством, министерствами и ведомствами.

«Нас не приглашают ни на одно мероприятие. Мы обо всем узнаем от третьих лиц, либо от коллег журналистов, кто там присутствовал», – резюмировал Магди Камалов.

Что касается запретов на проведение митинга в защиту своего журналиста, то издание намерено продолжать борьбу за право его провести.

«Нам уже 428 раз Минюст РД незаконно отказал в проведении митинга. Возможно, на сегодняшний день эта цифра уже больше, т.к. мы подаем уведомления каждый день. Наш Минюст нарушает все возможные законы Российской Федерации. Также им потакает Верховный суд РД, который оставляет эти решения в силе. Ну, не знаю, дойдем, наверное, до тысячи. Мы подаем апелляцию и будем встречаться с ними в Верховном суде России», – рассказал Paragraphs учредитель «Черновика».

P.S. Газета «Черновик» выступила с обращением, в котором объявила о своем намерении каждую неделю выходить на одиночный пикет и продолжать борьбу.

Бэла Боярова