https://06.мвд.рф / Архив
  • Поделиться

В  начале октября в Сунже районный отдел полиции объявил забастовку. Таким образом стражи порядка выразили протест против назначения на должность начальника межмуниципального отдела полиции «Сунженский» ставропольского коллеги.

«Нас наш начальник устраивает»

Узнав о новом назначении, сотрудники Сунженского РОВД отказались выходить на работу и выполнять приказы Вадима Середина, до этого служившего начальником Управления МВД по Ставрополю. Часть полицейских собралась перед административным зданием полиции с требованием отменить решение о назначении.

«Им не понравилось, что вместо отстраненного от должности начальника отдела Рустама Гандалоева прислали нового – из Ставрополя, – рассказали Paragraphs в редакции республиканской газеты «Ингушетия». – Не было никакого шума, со стороны вообще казалось, что полицейские вышли на строевой сбор – их было много, кое-кто даже с оружием».

Первые сообщения об инциденте попали в соцсети. Там же была опубликована запись разговора Вадима Середина с одним из местных офицеров полиции. Вот ее фрагмент:

«Просто эти люди не хотят с вами работать, они так говорят», – говорит капитан полиции новому начальнику, вышедшему к бунтующим подчиненным.

  А в чем причина?

  Нас наш начальник устраивает.

В итоге в Сунжу приехал глава МВД по Ингушетии Михаил Коробкин. Он поговорил с полицейскими, после чего ситуация стабилизировалась, и сотрудники вернулись на рабочие места. Чуть позже стало известно, что временно исполняющим обязанности  начальника Сунженского РОВД назначили Амирхана Костоева, занимавшего аналогичный пост в Малгобекском районе Ингушетии.

Источник Paragraphs в издании «Ингушетия», комментируя произошедшее, заметил, что полицейские взбунтовались не столько против отстранения бывшего начальника, сколько против того, что глава республиканского МВД подтягивает в руководство полиции республики своих людей: 45-летний генерал-майор Михаил Коробкин до назначения министром внутренних дел Ингушетии занимал пост заместителя руководителя главка МВД по Ставропольскому краю.

Подсудное дело

Несколько бывших полицейских, служивших в разных южнороссийских регионах, рассказали Paragraphs, что «бунты» против тех или иных решений руководства происходили и раньше, правда, никогда не допускалось, чтобы, к примеру, не работала дежурная часть, а личный состав с автоматами наперевес «перекуривал» на территории у здания полиции.

«Даже с гражданской точки зрения, произошедшее в Сунже – это как минимум увольнение зачинщиков и строгие выговоры участникам бойкота. Но когда речь идет о людях, которые давали присягу – это как минимум суд», – считает полковник милиции в отставке, в прошлом один из руководителей райотдела милиции на территории Ставропольского края Сергей Бекетов.

По его словам, то, что произошло в Сунженском РОВД, недопустимо и требует самой тщательной проверки со всеми вытекающими последствиями.

«Где это видано, чтобы приказы обсуждались? Не нравится начальник или что-то еще – пиши рапорт и до свидания. Но до тех пор, пока ты не уволен, изволь выполнять свои обязанности – на то она и служба, и быть «под погонами» – это не клерком работать», – добавил Бекетов.

Журналист Ислам Алиев, который вырос в Ингушетии, но большую часть жизни живет в Санкт-Петербурге, о ситуации высказывается в более умеренном тоне.

«Местным просто надоели варяги в силовых структурах. Среди ингушей немало военачальников, неужели среди местных нет кадров, которым по силам руководить райотделом полиции? Это полицейских и возмутило», – говорит он.

«Любой назначенный в регион министр, причем не только МВД, будет подтягивать свои кадры, – сказал Paragraphs источник в полпредстве президента РФ в СКФО. –Вполне возможно, Сунжа стала бы перевалочным пунктом для Середина, который с его опытом руководства полицией краевого центра наверняка служил бы в главке, а не руководил райотделом».

По словам источника, официально полпредство ситуацию в Сунженском РОВД никак не комментирует, поэтому нет никаких подтверждений тому, что свое слово в этом вопросе сказал полпред Александр Матовников.

«Боевой генерал Матовников, с моей точки зрения, должен был разнести такую полицию в пух и прах, но не сделал этого. Значит, были причины. Бунт райотдела – это, прежде всего, удар по престижу регионального министра. Но Коробкина не сняли. Не знаю, о чем он договаривался с полицейскими, но в мое время неисполнение твоего приказа было поводом уйти в отставку. С тобой либо считаются, либо нет. Тем более в Ингушетии, где заслужить уважение местных крайне сложно», – говорит Бекетов.

Кстати, у истоков бунта в Сунженском РОВД стоят сами же сотрудники этого отдела, которые «подставили» отстраненного от исполнения обязанностей Рустама Гандалоева. 2 октября из ингушского СИЗО-1 в Назрановский районный суд был доставлен арестованный по уголовному делу, который на обратном пути умудрился сбежать. Он, кстати, проходил по делу об участии в преступной группе, занимавшейся вымогательством и шантажом замужних женщин. Именно побег послужил причиной отстранения от исполнения обязанностей начальника Сунженского РОВД.

«После рассмотрения ходатайства в суде, сотрудники полиции начали конвоирование обвиняемого к месту содержания под стражей в служебном автомобиле, оставив его при этом без присмотра и охраны», – говорится в сообщении регионального Следкома.

Особенности национальной полиции

Практически все, так или иначе связанные со службой в полиции люди, с которыми удалось поговорить Paragraphs, в один голос утверждают, что ингушская полиция, как и чеченская, всегда имела некий элемент особенности от других региональных ведомств. Вроде бы министерство одно, и министр – речь в данном случае о Колокольцеве – тоже один, а по факту полиция в Ингушетии и Чечне сродни обособленным подразделениям, эдаким ЧОПам с полицейскими удостоверениями.

«Быть министром внутренних дел в Ингушетии – это верх проверки на прочность. Здесь нужно суметь быть и уважаемым среди местных, и угодным собственному руководству в Москве. Про Коробкина говорить еще рано. А вот его предшественник, генерал-лейтенант Дмитрий Кава оставил о себе впечатление», – рассказал Paragraphs источник в полпредстве президента РФ в СКФО.

Напомним, что предыдущий глава МВД Ингушетии, занимавший этот пост два года, подал рапорт об отставке, которую удовлетворили 1 мая этого года. Официальные причины такого решения Кавы не назывались. Тем не менее в Ингушетии считают, что отставка связана с отказом Кавы применять силу в отношении протестующих ингушей, выступивших против передачи части территории Чечне и принятия закона «О референдуме», по которому изменение границ станет возможным без проведения общенародного референдума.

Амир Валиев