;

«Дагдизель» возвращается

В начале прошлого года крупнейшее промышленное предприятие Дагестана каспийский «Дагдизель» заключил с Минобороны РФ пятилетний контракт на сумму свыше 110 млн долларов на поставку морских торпед. А ведь еще несколько лет назад завод был в центре коррупционных скандалов и разоблачений.

Многомиллиардный контракт

В феврале 2018 года в Дагестан прибыли высокопоставленные представители Минобороны РФ. Цель визита – заключение многомиллиардного контракта с ведущим предприятием республики на поставку морских торпед, предназначенных для Военно-Морского флота России.

По информации Министерства обороны РФ, до 2023 года включительно «Дагдизель» поставит 73 морские торпеды УЭТ-1. Первые изделия планируется поставить уже в этом году, но аванс, сумма которого не называется, должен был быть внесен еще в прошлом.

Как пишут российские СМИ, УЭТ-1, большая часть характеристик которой засекречена, представляет собой универсальную электрическую торпеду, которая заменит устаревшие УСЭТ-80. В Минобороны РФ уточняют, что УЭТ-1 – торпеда калибра 533 мм с большей дальностью хода, чем УСЭТ-80, более высокой скоростью и лучшей дальностью обнаружения подводных целей. Среди особенностей нового изделия – способность обнаруживать кильватерный след надводных кораблей и возможность плавной регулировки скорости.

«Дагдизель» взялся за разработку в начале 2000-х годов в рамках опытно-конструкторских работ (ОКР) под названием «Ихтиозавр». Как пишет отраслевой журнал FlotProm, УЭТ-1 – полностью цифровая ракета, которая по своим тактико-техническим характеристикам способна конкурировать с торпедами НАТО. Дальность хода ракеты – 25 км, скорость – 50 узлов, обнаружение подводных целей возможно на расстоянии 3,5 км. 

Дизельная модернизация

В феврале 2015-го на «Дагдизель» в Каспийск приезжал тогдашний вице-премьер Дмитрий Рогозин. Там он заявил открытым текстом, что предприятие сможет получить госсредства на модернизацию, только если передаст контрольный пакет акций государству.

«Если вы рассчитываете действительно на то, чтобы провести модернизацию за счет федеральной целевой программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса», давайте думать с вами над тем, чтобы двигаться в сторону возвращения государству контроля над предприятием», – обратился Рогозин к руководству предприятия.

Через месяц после столь резкого заявления, «Дагдизель» указом президента РФ вошел в состав АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», 100% акций которого принадлежат российскому государству в лице Росимущества.

Уже через год «Дагдизель» начал наращивать свои показатели: в 2016-м году объем выручки завода достиг 1,8 млрд рублей (27,7 млн долларов), а в 2017 году вырос до 2,17 млрд рублей (33,4 млн долларов).

Тогда же, в 2016 году, была утверждена трехлетняя программа инновационного развития предприятия, направленная на укрепление конкурентных позиций на отечественном и зарубежном рынке за счет достижения лидерства в продвижении «прорывных продуктов».

При этом инновационная программа укладывается в русло долгосрочной программы развития «Дагдизеля» на 2014-2025 годы, задачей которой является «сокращение цикла постановки на производство новых образцов вооружения, военной и специальной техники и увеличение объема производства продукции военного назначения».

Как видно, основная ставка в дальнейшем развитии сделана на военную продукцию. И это понятно, поскольку предприятие является фактическим монополистом по производству целого ряда изделий продукции военного назначения. В первую очередь – морских торпед. И именно под их серийное производство и ведется обновление технологической базы завода.

В соответствии с Федеральной целевой программой (ФЦП-1) «Реконструкция и техническое перевооружение производства подводного оружия», в 2015-2017 годах «Дагдизель» должен был провести масштабные работы по технологическому обновлению предприятия. В 2017 году на проектно-изыскательные работы было потрачено 38,4 млн рублей (590,7 тысячи долларов); на создание высокопроизводительных рабочих мест – 6,67 млн рублей (102,6 тысячи долларов); развитие информационных технологий – 9,4 млн рублей (144 тысячи долларов); а на технологические инновации – 550 млн рублей (8,46 млн долларов).

И хотя по плану работы должны были закончиться в конце первого квартала 2018 года, при заключении пятилетнего контракта с Минобороны они все еще не были завершены.

В феврале 2018-го, после подписания контракта, Начальник Главного управления вооружения ВС РФ Анатолий Гуляев выразил надежду, что работы будут завершены до конца  2018 года. При этом он отметил, что «при подтверждении выхода на полную производственную мощность» «Дагдизеля» Минобороны «вернется к рассмотрению» увеличения объемов поставок морских торпед.

Ситуацию со срывом сроков по работам, направленным на технологическое обновление «Дагдизеля», прокомментировал старший научный сотрудник АО ЦНИИ ЭИСУ (Центральный научно-исследовательский Институт экономики, информатики и систем управления).

«Сроки по вводу объекта в эксплуатацию срываются достаточно часто. Особенно по таким сложным объектам, связанным с уникальными работами, которые проводятся на предприятиях, работающих на оборонку. Обычно подрядчики не выполняют обязательства в срок. И деньги по программам и ФЦП переходят из в года в год», – сообщил сотрудник института обозревателю Paragraphs на условиях анонимности.

По его словам, когда срывается гособоронзаказ, то санкции в отношении предприятия могут быть достаточно жесткими.

Однако представители предприятия заверяют, что модернизация завершится до конца нынешнего года.

«Полностью реконструирован один из ведущих корпусов, завезено оборудование, произведен запуск, [оборудование] готовится к серийному производству нового изделия, которое будет получено в результате завершающегося в этом году ОКРа (опытно-конструкторской разработки)», – сообщил ТАСС Владимир Ярмолюк, первый заместитель генерального директора корпорации «Тактическое ракетное вооружение», в которую входит «Дагдизель».

Гражданская продукция

На сайте завода, в разделе Наша продукция, представлен ассортимент из 11 видов продукции: промышленные дизели, гидрораспределители, пищевое оборудование, дизельная продукция, сельхозтехника, строительная техника и даже замочно-скобяные изделия.

Однако согласно годовому отчету «Дагдизеля» за 2017 год, завод фактически занимался производством серийного заказа военной техники - изделий  для Вооруженных сил и ремонтом и продлением сроков службы изделий.

Что касается гражданской продукции, то «Дагдизель» уже давно не производит товары «на склад» и работает только под заказ. Масштабный выпуск продукции гражданского назначения – только в планах, поскольку для того, чтобы быть конкурентным на рынке, требуется модернизация устаревшего оборудования. Правда, в прошлом году глава Дагестана Владимир Васильев в интервью ТАСС отметил, что «Дагдизель» и Зеленодольский судостроительный завод заключили прямые договоры о сотрудничестве. Но более детальной информации о том, какую именно продукцию «Дагдизель» поставит на судостроительный завод в Татарстан, не сообщается.

Торпедные скандалы

Еще несколько лет назад «Дагдизель» был в центре разного рода скандалов, связанных с гособоронзаказом. Первый из них был заключен в 2011 году и предусматривал поставку 80 торпед УСЭТ-80 за последующие три года. Стоимость контракта составила более чем пять миллиардов рублей, а аванс - 2,7 миллиарда рублей. Однако все дело закончилось только выпуском комплектующих ракеты.  

После истечения срока поставок вопросом заинтересовалась Главная военная прокуратура России. Минобороны обратилось в суд, требуя вернуть аванс и расторгнуть контракт, что заводу и пришлось сделать, уплатив неустойку в размере 526 млн рублей. При этом руководство завода своей вины не признало. По контракту в торпеды запрещено было ставить двигатели, выпущенные ранее 2010 года, но «Дагдизель» уже имел двигатели только старого образца, которыми и собирался комплектовать торпеды.

В итоге от банкротства «Дагдизель» спас тогдашний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов, который лично вмешался в происходящую ситуацию и добился перезаключения контракта на 2013- 2014 годы, на изготовление 120 торпед УСЭТ-80. Но и этот контракт был сорван, так как ряд комплектующих (БПУ – блоки приборов управления) к торпеде закупались на Киевском заводе автоматики. После событий 2014 года поставки украинских комплектующих в Россию прекратились.

Кадры решают все

Несмотря на то, что сейчас у «Дагдизеля» есть многомиллиардные контракты и покровители в ВПК и военном ведомстве, у завода сохраняется главная проблема - кадровая. По состоянию на 1 января 2018 года на предприятии работало 1 864 человека, причем средний возраст работников составляет 52 года, доля молодых сотрудников возрастом до 31 года составляет – 8,5%, а возрастных (старше 51 года) – более 65%.

Военный журналист Максим Климов так обозначил эту проблему: для развития завода нужна молодежь, необходимо обеспечить преемственность опыта. И этот вопрос должен быть одним из приоритетных для оздоровления и развития завода.

Сергей Жарков

Справка:

«Дагдизель» одно из ведущих российских предприятий в области производства подводного вооружения. Год начала строительства 1932-й, ввода в эксплуатацию – 1936-й. (первоначально завод №182).

Завод строился специально для производства и поставки Военно-Морскому флоту страны подводного морского оружия, и в настоящее время является практически единственным серийным заводом России.

До начала 1990-х годов завод был самым крупным промышленным предприятием Дагестана, градообразующим предприятием Каспийска. На заводе трудилось 11 000 человек. «Дагдизель» выполнял в основном гособоронзаказ. В 1990-х годах гособоронзаказ упал до нуля, но завод сумел запустить конверсионное производство, наладив выпуск сельскохозяйственных машин и сохранив при этом собственное ОКБ, которое в 2000-х годах разработало «Ихтиозавр» - торпеду нового поколения.

В 2008 году АО «Завод ««Дагдизель»» вошел в состав холдинга «Концерн «Морское подводное вооружение – Гидроприбор», а с марта 2015 года указом президента РФ включен в состав АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение».