;

Адыгею могут оставить без регионального управления Следкома

В конце июня парламентарии Адыгеи обратились к председателям Совета Федерации и Госдумы с просьбой сохранить статус самостоятельного территориального органа Следственного комитета РФ на территории республики. Почему ликвидация субъектных федеральных структур и их объединение с краснодарскими так беспокоит общественность Адыгеи?

Адыгея без Следкома?

На последнем заседании республиканского парламента депутаты направили обращения в обе палаты российского парламента в связи с тем, что «имеются предпосылки, свидетельствующие о возможном объединении Следственного управления СКР по Республике Адыгея и Следственного управления СКР по Краснодарскому краю в единый самостоятельный следственный орган».

О каких конкретно предпосылках идет речь, депутаты уточнили. Однако кулуарные разговоры о возможном объединении ведомств действительно имеют место. Сами депутаты в обращении отмечают, что «осуществление управленческой деятельности из другого субъекта страны < >, и фактическое упразднение управленческой функции, < > неизбежно приведут к снижению эффективности борьбы с преступностью и негативным последствиям в общественно-политической ситуации республики».

«Выхолащивание федеральных структур на территории республики ассоциируется у населения с изменением конституционно-правового статуса Адыгеи и объединением ее с Краснодарским краем, – рассказал Paragraphs депутат Госсовета-Хасэ, попросивший не называть его имя. – Это не может не вызывать волнение среди жителей нашей республики. В основном, его коренного населения».

По словам депутата, именно это стало главной причиной депутатского обращения в Совфед и Госдуму. На вопрос, даст ли это результат, депутат ответил, что, скорее всего, нет – аналогичные обращения Госсовет-Хасэ направлял по всем подобным фактам, но ответ был один – «экономическая целесообразность с учетом географического расположения республики (анклава) и Краснодарского края».

В Следственном управлении СКР по Республике Адыгея ситуацию не комментируют. Пока что адыгейский Следком работает в обычном режиме, руководитель ведомства Александр Глущенко проводит приемы граждан, сайт управления информирует о текущей деятельности СУ СКР по Адыгее в части обеспечения законности и правопорядка. На уровне Следственного комитета России о возможном объединении Следкомов Адыгеи и Кубани с центром в Краснодаре тоже не говорят.

Но в республике знают, что в таких вопросах дыма без огня не бывает.

Выхолостили поэтапно

Выражение «выхолащивание федеральных структур» родилось в Адыгее в 2006 году, когда в республике официально упразднили таможенную службу. Общество, в первую очередь, адыгское, усмотрело в этой акции прямую связь с возможной ликвидацией самой республики. Тогдашний вице-президент Международной черкесской ассоциации Нальбий Гучетль заявлял, что, помимо экономического, в ликвидации адыгейской таможни есть и политический подтекст.  

«Ликвидировать такую службу, как таможня - это все равно что поднять руку на статус республики. Это ощутимый экономический удар, бюджет республики лишается стабильного дохода, это отток предпринимателей. Какая им выгода оставаться в республике, если придется постоянно иметь дело с Краснодаром? Спрашивается, зачем тогда республика? Федеральный центр фактически выдавливает необходимые структуры из республики, чтобы мы сами с поднятыми руками вошли в край», – сказал он.

Но общественное возмущение захлебнулось в волне внутриполитической жизни республики. И хотя власти республики обсуждали эту тему, политические события тех лет отодвинули проблему выхолащивания на второй план.

В конце 2006 года президентом республики стал Аслан Тхакушинов, а в Госсовете-Хасэ, который тогда был двухпалатным, кипели страсти между проправительственным Советом представителей и оппозиционным Советом республики. Последний возглавлял Мухарбий Тхаркахов, открыто заявлявший о своих амбициях стать первым лицом республики, и бросивший все силы на борьбу с лояльной к новому главе республике верхней палатой Госсовета-Хасэ. Тут уж не до таможни.

Тем не менее адыгейская таможня стала первым сорванным листом с календаря укрупнения федеральных ведомств и ликвидации таковых на территории Адыгеи. После таможни были республиканское управление наркоконтроля, которое вывели из состава МВД по Республике Адыгея и передали краевому главку МВД. Чуть позже «оптимизация» коснулась управления Россельхознадзора.

Последний факт так называемого выхолащивания федеральных ведомств – ликвидация территориального управления государственной статистики (Адыгеястата), влившегося в аналогичную структуру на Кубани – Краснодарстата. Правда, реорганизация службы статистики прошла практически незаметно. Но в случае со Следкомом общественность не смогла остаться в стороне.

Из экономики – в политику

Многие пользователи соцсетей, которые первыми откликнулись на новость об объединении Следкомов, считают, что дело идет к тому, чтобы объединить Адыгею с Краснодарским краем, дав ей автономию, в общем, вернуться во времена Советского Союза.

«Сегодня следственное управление, а завтра – полиция. Что останется в Адыгее?» – пишут пользователи.

Впрочем, знак равенства между комментариями в соцсетях и общественным мнением ставить не стоит. В черкесских общественных организациях на этот счет не высказываются. Как, впрочем, и в других национально-культурных автономиях республики.

Зато нашлись общественники, которые вспомнили о Краснодарской агломерации, в которую должны войти три муниципалитета Адыгеи – Тахтамукайский и Теучежский районы и город Адыгейск. К примеру, майкопская общественная организация «Адыгэ Хасэ - Черкесский Совет» выступила против этого проекта и даже выразила уверенность в том, что адыгский народ не поддержит его.

«Очевидно, что единый орган управления агломерацией будет полностью подконтролен Краснодару. В Российской Федерации достаточно механизмов для налаживания более тесного сотрудничества между регионами. Поэтому мы призываем стороны отказаться от опасной затеи, являющейся, по сути, демонтажом республиканской власти», – заявили в «Черкесском Совете».

В исполкоме ЧС отметили, что комментировать ситуацию с возможной ликвидацией Следкома Адыгеи пока не готовы. Но создание агломерации и подобные «объединения» – не что иное, как посягательство на государственность Республики Адыгея.

Популярная в середине 2000-х годов тема объединения Адыгеи с Краснодарским краем, которую активно продвигал «Союз славян Адыгеи», сегодня практически не обсуждается. Тем более что многие тогдашние активисты союза сегодня активно сотрудничают с адыгскими общественными организациями. К примеру, эколог Валерий Бриних – с тем же «Черкесским Советом». Поколению, родившемуся в Адыгее на рубеже веков, эта тема и вовсе неинтересна – многие переезжают в Краснодар без оглядки на государственность и демонтаж власти. Для них субъектность – не более чем информационная стела на трассе, обозначающая границу Адыгею и Кубани.

А нужен ли Следком в Адыгее?

Возвращаясь к теме соцсетей, которые остаются единственным ресурсом, где можно говорит то, что думаешь, большая часть комментариев касается непосредственно деятельности республиканского управления Следкома. Многие считают, что объединение двух управлений позволит ведомству работать лучше, а кто-то вообще говорит об антикоррупционной составляющей – в республике не будет возможности устроиться в Следственный комитет с помощью родственников.

«Можно согласиться с объединением Россельхознадзора, можно со статуправлениями – все-таки у нас общая территория. Но как можно объединить такие ведомства, как Следственные управления? То есть, следствие по уголовным делам в Адыгее будут вести следователи из Краснодара? Так с взятками, что ли, собираются бороться?» – пишут в соцсетях.

Разговоры об объединении Следкомов выявили наличие еще одной проблемы, о которой специалисты в силу определенных причин старались не говорить.

«Не нужен в Адыгее Следком. И на Кубани он не нужен. Был следственный отдел в прокуратуре, есть аналогичный в МВД, и прекрасно все работало. На создание СКР выбросили сотни миллиардов рублей, а теперь оптимизируют. Я уверен, что дело не в политике, а именно в экономии», – рассказал Paragraphs бывший работник прокуратуры, а ныне юрисконсульт Азамат Гуагов.

Ветеран правоохранительной системы Адыгеи Игорь Белугин считает, что вопрос слишком политизирован только из-за того, что республика географически окружена Краснодарским краем. И в возможном объединении есть рациональное зерно.

«Часто случается, что где-то на трассе между Майкопом и Краснодаром нужно вызвать ГИББД. И даже инспекторы не всегда сразу определят, на чьей территории произошло ДТП - адыгейской или кубанской. В итоге оформление мелкого ДТП занимает полдня, пока выяснят под чьей юрисдикцией конкретный километр. Так же и со следствием. Поэтому чисто юридически смысл в объединении есть», – рассказал он Paragraphs.

Тем не менее никакие юридические или экономические доводы не изменят мнения части черкесского общества по поводу «политической дискриминации» региона.

«Черкесские активисты готовы смириться с тем, что все силовые структуры в Адыгее всегда возглавляли русские. Но ликвидацию одной из таких структур они воспринимают не просто как удар по самолюбию и национальной самооценке, а как пренебрежительное отношение Москвы к национальной республике. Для них это удар по статусу, который становится намного ниже кубанского», – рассказала Paragraphs журналист из Майкопа Виктория Курская.

Каким будет продолжение этой истории, пока что неизвестно. Но повод для обострения ситуации в самой спокойной республике Северного Кавказа уже есть.

Руслан Романов