;

Мамисон: зона привлечения инвесторов и ближайших конкурентов

На территории североосетинского курорта Мамисон будет создана Особая экономическая зона (ОЭЗ). В соответствующем распоряжении правительства РФ говорится, к 2028 году объём инвестиций потенциальных резидентов «Мамисона» должен составить более 9,2 млрд рублей. 

Но решение правительства не снимает главного вопроса: а сможет ли Мамисон состояться и выдержать конкуренцию с курортами, которые уже есть, прекрасно «раскручены» и не собираются сдавать своих позиций?

Бросит ли ледник Зарамаг вызов Гудаури?

Когда речь идет о конкуренции в горнолыжном туризме, то следует рассматривать географическое расположения действующих курортов. От Владикавказа до Домбая и Архыза, а эти курорты в Карачаево-Черкесии, около 400 километров. Между горнолыжными трассами в Приэльбрусье и североосетинской столицей немногим более 200 километров, и меньше 70 километров отделяют Владикавказ от недавно появившегося в соседней Ингушетии курорта Армхи.

Но все же географически близким, и одновременно статусным, является грузинский курорт Гудаури. Туристу-горнолыжнику понадобится около двух часов, чтобы доехать с Северной Осетии (бесланского аэропорта) до Гудаури. Будущий Мамисон и уже состоявшийся грузинский курорт находятся от Владикавказа на одинаковом расстоянии – 120 километров.

Говоря о преимуществах Мамисона перед Гудаури, руководитель ООО «Бюро путешествий» Диана Сонина отмечает, что в случае посещения североосетинского курорта отдыхающим не придется пересекать российско-грузинскую границу, а это, с учетом вечных очередей на КПП Верхний Ларс, играет немаловажную роль.

«Пиковый период характеризуется длительными ожиданиями в очереди, а это неизменно влияет на настроение людей. Как правило, граждане России, которые едут зимой в Гудаури, имеют четкий временной интервал – одни, к примеру, планируют находиться на курорте только неделю, другие – пять или десять дней. Но в планы вмешивается непогода, и по этой причине в конце прошлого года и в начале этого дорога часто закрывалась. Люди не могли выехать из Гудаури или добраться в Грузию, стояли на границе и несколько дней ждали открытия дороги», – пояснила Сонина. 

Еще об одном преимуществе Мамисона перед Гудаури рассказал Paragraphs Олег Карсанов, который в период с 2006 по 2013 год возглавлял комитет по туризму. По его словам, у будущего курорта есть «изюминка» – ледник Зарамаг, расположенный на высоте более четырех тысяч метров, где можно организовать не менее 15 километров трасс для круглогодичного катания. Как пояснил Карсанов, профессиональные горнолыжники предпочитают катание на леднике, чем спуски по заснеженным склонам – здесь разительные контрасты в плане впечатлений и ощущений. На двух этапах будущий Мамисон суммарно набирает 50 км трасс различной сложности, и такая же протяженность трасс уже сейчас есть в Гудаури.  

 

«Многолетние наблюдения говорят о том, что только в августе может быть небольшой период, когда под воздействием солнечных дней тело ледника несколько сжимается. Но даже при этом остается два-три километра трасс, которые можно эффективно использовать», – пояснил он.

Курорт, расположенный в Грузии, предлагает гостям четыре вида трасс для катания. Есть так называемая «черная» трасса, предполагающая затяжной и сложный спуск с горной вершины, и она под силу только мастерам. Вторая категория – это «красная» трасса для тех, кого можно назвать «продвинутыми» горнолыжниками. Третья категория трасс имеет условный синий окрас, и предназначена для тех, кто имеет устойчивые навыки спусков на лыжах с горных склонов. И, наконец, четвертая группа – это «зеленые» трассы для новичков.

Если заглядывать в будущее, то можно предположить, что при оптимальном сценарии развития событий и умелом привлечении инвесторов, на создание трасс в Мамисоне, аналогичным тем, что сейчас в Гудаури, уйдет не меньше двух-трех лет. Но ведь и за это время в соседнем грузинском курорте также предпримут усилия для увеличения протяженности существующих трасс. Остается единственная надежда на упомянутый ледник, но и здесь надо брать в расчет очередность этапов – массовое катание на Зарамаге, как «изюминке» круглосуточно действующего горно-рекреационного комплекса, может состояться не ранее 2024-2025 годов.

По местам коллективного размещения Мамисон серьезно уступает Гудаури, и вряд ли в ближайшие десять лет удастся ликвидировать такое отставание. Согласно информации североосетинского правительства, достигнуты договоренности с двумя инвесторами, готовыми построить в Мамисоне гостиницы и торгово-развлекательные заведения. Один из инвесторов – это ООО «Гудмаш», крупное предприятие из Красноярского края, имеющее устойчивые позиции в горнодобывающей сфере, а второй инвестор – ООО «Меркада», владеющее во Владикавказе разветвленной торговой сетью и предоставляющее широкие услуги в сфере общественного питания. Они готовы потратить в Мамисоне более 9,2 млрд рублей (143,2 млн дол.) и создать не менее 70 тысяч квадратных метров жилья, и этого хватит для размещения 3500-4000 человек. 

Вместе с туристами, которые будут приезжать в дневное время, общая емкость Мамисона составит 10-12 тысяч человек, что в пять-шесть раз меньше туристов в Гудаури.  Но все же наивно рассматривать конкурентные факторы исключительно через количество отдыхающих – среди туристов всегда находятся те, кто стремится попасть на курорт, где людей не много.  

В части привлечения гостей власти Северной Осетии, как пояснил председатель комитета по туризму Заурбек Кодзаев, намерены максимально использовать бальнеологию – еще в советские годы успехом пользовался санаторно-курортный комплекс «Тиб», расположенный по дороге в Мамисон, но сейчас этот объект не функционирует – опять-таки нужны вложения.  

«В Северной Осетии много источников минеральных и целебных вод, и в настоящее время специалисты исследуют двадцать источников. Пробы воды взяты не только в Мамисонском ущелье, но и в других горных районах. Заключения специалистов позволят определить, где и как применять источники, а затем на основе этой информации обозначаться места строительства новых санаториев, и также будет идти поиск инвесторов», – сказал Заурбек Кодзаев.

Мелочи сервиса, «косички» и мировая марка

Корреспондент Paragraphs пообщался с несколькими жителями Владикавказа, которые с наступлением очередного сезона намерены вновь поехать в Гудаури. Игорь Хестанов рассказал, что для него представляют интерес так называемые «косички» – как результат неофициальных спортивных соревнований.

«Когда выпадает снег, на участок сложной трассы выходят опытные спортсмены. Они производят несколько спусков, входят в крутые виражи, и за счет мастерского владения лыжами вырисовывают на снегу замысловатые узоры, которые и называются «косичками». Это всегда интересно, и просто захватывает дух от такого катания», – сказал он.

В Гудаури организационно-технические вопросы продуманы до мелочей, и многое сделано для максимально комфортного пребывания людей – такую точку зрения высказал житель Владикавказа Владимир Хетагуров, любитель горнолыжного спорта со стажем. По его словам, он побывал на курортах Франции, Италии и Швейцарии, и по обслуживанию отдыхающих Гудаури ничем не отличается от европейского уровня.

«Казалось бы, простая вещь – лыжехранилище. Человек заходит вовнутрь, надевает лыжи и выходит наружу. Он только проезжает десяток метров до канатной дороги, и уже поднимается на нужную ему точку. Интересно обустроены трассы, и на каждой есть промежуточные и конечные пункты, где расположены небольшие павильоны – здесь можно выпить чай, кофе, подкрепиться бутербродами, и затем снова кататься», – пояснил он.

Сервис европейского уровня предстоит создавать и в Мамисоне – иначе нет никакого смысла во всех вложениях, заключил опытный осетинский горнолыжник.

Другие опрошенные указали, что притягательными факторами для туристов является местная кухня, сувенирная продукция, изделия народных умельцев, выступления этнографических и фольклорных коллективов.

Планы на будущее

При создании коллективных средств размещения будущему курорту Северной Осетии придется заимствовать уже имеющийся опыт Гудаури, где ставка делается на строительство отелей, коттеджей, хостелов и иных гостевых домов. Таким образом, предоставляется возможность выбора, и определяющим фактором является цена – есть туристы, которых устраивает проживание в хостеле, рассчитанном на 15 или 30 человек, и за сутки нужно платить 1000–1500 рублей (15,6–23,3 дол.).  Достаточно тех, кто, исходя из   бюджета, готов отдать за проживание в коттедже 5-10 тысяч рублей (78-156 дол.) в сутки. Широкий диапазон цен – это гарантия привлечения туристов.

Безусловно, продуман аспект, связанный с тем, чтобы не только жители России приезжали в Гудаури – гостиница «Марко Поло» уже давно снискала популярность среди граждан Германии, Чехии, Польши, Хорватии и других европейских стран. Мировая марка, означающая высокий уровень обслуживания, стала залогом успеха.

И все же на существующий Гудаури и будущий Мамисон обязательно будут влиять факторы, которые способны превратить преимущества в недостатки, и наоборот. Первый и самый значимый фактор – это политика, о чем свидетельствуют события минувшего лета, когда в отношениях между Россией и Грузией возникала напряженность, приведшая к серьезному спаду туристического потока. Год назад такое развитие событий предсказать никто и решался.

Впрочем, никто и сейчас не способен предсказать влияние второго фактора – это курс рубля к доллару. Его резкое изменение способно качнуть «валютный маятник» в одну или другую сторону, и тогда отдыхающим придется делать выбор между курортами России или Грузии. Пока лишь ясно одно: Мамисон по сравнению с северокавказскими и закавказским местами активного отдыха, а особенно с Гудаури, находится в начале пути.

Алан Гагиев